Шерлок Холмс на орбите





Перевод О. Перфильев



ПРЕДИСЛОВИЕ:

Бессмертный сыщик


Возвращения полюбившихся героев еще не закончились, но, по всей видимости, всех их переживет Шерлок Холмс, самый знаменитый во всем мире детектив-консультант. И в самом деле, его соперником можно считать разве что Тарзана, придуманного Эдгаром Райсом Берроузом, который на четверть столетия моложе Холмса и все еще полон сил.

Но учтите следующее: в то время как книги о Тарзане до сих пор пользуются неизменным успехом у широкой читательской аудитории, из всех вышедших в свет книг только одна не принадлежала перу Берроуза – «Тарзан и Золотая долина», – она написана Фрицем Лейбером. А теперь пойдите в ближайший книжный магазин и посмотрите, сколько авторов пишут о Холмсе.

Вы скажете – авторские права и лицензионные соглашения? Конечно. Но кроме того, Тарзана ведь можно представить себе только в окружении африканских джунглей, а на сегодняшний день в Африке осталось очень мало тропических лесов. Его подвиги, повтори он их сегодня, привлекли бы недоброе внимание различных организаций – от Федерации защиты дикой природы до «Гринписа».

Но когда идет охота на хитроумного преступника, а не на льва или слона, игру так не хочется заканчивать. Для многих читателей Шерлок Холмс навсегда останется жить в доме номер 221-Б на Бейкер-стрит – в романтической гостиной с камином и в той стране воспоминаний, где всегда 1895 год. Однако не все думают, что Холмса можно навеки поселить в какой-то одной стране и в определенном времени.

Артур Конан Дойл хотел похоронить его в Рейхенбахском водопаде, но ему это не удалось. Общественность просто-напросто не позволила ему убить Холмса.

Казалось бы, конец знаменитому детективу должна была положить смерть его автора, но опять публика настолько сильно возжелала новых историй о Шерлоке Холмсе, что после двадцатилетнего перерыва они начали появляться снова. Первой большой книгой стала «Несчастья Шерлока Холмса», вышедшая в свет под редакцией Эллери Куина в 1944 году. В ней были собраны литературные стилизации под Конан Дойла Джона Кендрика Банга и более двух десятков других почитателей таланта великого сыщика.

Затем сын Дойла, Адриан Конан Дойл, один и в сотрудничестве с Джоном Диксоном Карром написал около дюжины новых рассказов про Шерлока Холмса, которые вошли в сборник «Подвиги Шерлока Холмса».

В художественных произведениях наряду с Холмсом начали появляться и его поклонники. Энтони Бучер в своей книге «Нерегулярные полицейские части с Бейкер-стрит», опубликованной в 1940 году, пишет о группе почитателей Холмса, которые совершили ряд убийств, насмотревшись фильмов о своем любимом герое.

После появления «Семипроцентного раствора» Николаса Мейера, вошедшего в список бестселлеров и по которому был снят художественный фильм, произошло своего рода открытие сезона Шерлока Холмса. Среди лучших книг можно назвать следующие: «Нагота – лучшая маскировка» Сэмьюэла Розенберга, «Я, Шерлок Холмс» Майкла Гаррисона, «Гигантская крыса с Суматры» Ричарда Л. Бойера, «Последний рассказ о Шерлоке Холмсе» Майкла Дибдина, «Десять лет спустя на Бейкер-стрит» Кея ван Эша, «Возвращение Мориарти» Джона Гарднера, «Частная жизнь доктора Уотсона» и «Шерлок Холмс: моя жизнь и преступления» Майкла Хардвика, а также «Спокойной ночи, мистер Холмс» Кэрола Нельсона Дугласа.

Август Дерелет, сам написавший несколько рассказов о Холмсе, придумал пародию на него – Солара Понса, которого хватило на дюжину книг; а Роберт Л. Фиш, прекрасный сочинитель мистических рассказов, написал множество веселых историй о Шерлоке Холмсе, позже вошедших в две его книги.

Интересен такой феномен: некоторые авторы в своих произведениях заставляли величайшего детектива встречаться с другими вымышленными персонажами – особенно часто с теми, кому не был чужд мир фантастики. Существует не менее дюжины рассказов, в которых Холмс охотится за Джеком Потрошителем; лучший из них «Этюд страха» Эллери Куина. При этом он также встречается с молодым Тедди Рузвельтом в «Приключениях верных друзей» X. Пола Джефферса. Есть и более фантастические сюжеты: книга 1974 года Филипа Хосе Фармера «Приключение несравненного», где Холмс встречает Тарзана; «Шерлок Холмс» Лорена Д. Эстлмана 1978 года и роман «Пустое время», написанный в 1984 году П. X. Кэнноном, в котором Холмс и Г. П. Лавкрафт исследуют канализационную систему Нью-Йорка.

Примечательно, что и в новом окружении Холмс действовал так же успешно, как если бы он оставался на Бейкер-стрит. Даже в кинематографе, издавна любившем Холмса, возникла милая фантазия «Наверное, они были гигантами» Джеймса Голдмана, в которой снялись Джордж К. Скотт и Джоан Вудворт.

Научная фантастика поначалу немного отставала от этого процесса, но к 1960 году накопилось достаточно фантастических рассказов о Шерлоке Холмсе, чтобы издательство «Совет Четырех» в Денвере выпустило ограниченным тиражом книгу, ставшую ныне коллекционной, – «Шерлок Холмс в научной фантастике» под редакцией Роберта К. Петерсона. Все рассказы были перепечатками более ранних публикаций.

Спустя 24 года в издательстве «Блуджей Букс» вышел новый сборник фантастических рассказов о Холмсе – «Шерлок Холмс сквозь время и пространство» под редакцией Мартина Гринберга. В нем были собраны рассказы, также опубликованные ранее.

Прошло еще десятилетие, и Холмс стал популярен как никогда. Сочинения Конана Дойла постоянно переиздаются; Джереми Бретт заявил о появлении целого поколения телевизионных поклонников Шерлока Холмса, в новых романах величайший сыщик открывает для себя новые области деятельности и, как нам показалось, настало время для очередного научно-фантастического сборника о Холмсе, в который на этот раз должны быть включены совершенно свежие произведения, написанные специально для этой книги. Ибо наряду с Холмсом необычайной популярностью сегодня пользуется и научная фантастика – не проходит и месяца, чтобы в списках бестселлеров не появилось что-нибудь из фантастики. Сейчас выходит в десять раз больше книг этого жанра, чем два десятилетия назад, а список лучших фильмов походит на список рождественских подарков любителям фантастики.

Когда задумывался этот сборник, авторам сказали, что они могут поместить Холмса в какое угодно место и время, покуда в рассказах остается элемент фантастики, а Холмс остается Холмсом. Они учли это предложение, и в связи с этим рассказы можно разделить на четыре основные группы: Холмс в прошлом (в его собственном времени), Холмс в настоящем, Холмс в будущем и есть даже два рассказа про Холмса после смерти.

В сборнике «Шерлок Холмс на орбите» вы прочтете о том, как Холмс познакомился с коварным доктором Фу Манчу; узнаете посмертную тайну профессора Мориарти, связанную с его работой «Динамика астероида»; поймете, что произошло после смерти Холмса в Рейхенбахском водопаде; увидите, как он выполняет просьбу вампира, и даже встретите его в виде компьютерной программы.

Шерлок Холмс не умрет никогда. Но только благодаря людям, сочиняющим про него рассказы и спрашивающим себя: «А что, если...», – с ним приключилось еще двадцать шесть новых историй.

Майк Резник


Часть первая
ХОЛМС В ПРОШЛОМ


Джордж Алек Эффинджер
Версия Месгрейва

От редактора

Большинство из тех, кто с волнением читал захватывающие рассказы о приключениях Шерлока Холмса, должны быть знакомы с Реджинальдом Месгрейвом. Он учился в Кембридже в то же время, что и Холмс; между двумя этими людьми возникло нечто вроде дружбы, основанной на взаимном уважении и общем интересе к естественным наукам. Именно вследствие этой дружбы, а также из-за привычки Холмса обращаться к другому человеку во время своих размышлений (позже эту роль слушателя превосходно исполнял доктор Джон X. Уотсон) Холмс и взял Месгрейва с собой во время его знаменательного визита к Чингу Чуан-Фу. Через четыре года после этого Месгрейв и Холмс встретились, чтобы решить загадку, описанную Уотсоном в рассказе «Обряд дома Месгрейвов».

Этот визит стал первым эпизодом долгого сотрудничества. Здесь он необходим для того, чтобы по возможности объяснить некоторые качества Холмса, которые интересовали и ставили в тупик его историков. Двадцатиоднолетний Холмс, которого знал Месгрейв, был не совсем тем же человеком, который жил в доме по Бейкер-стрит с доктором Уотсоном. Воспоминания Месгрейва о его молодом друге рисуют нам не совсем привычный портрет Холмса, но нет никаких сомнений, что встреча Холмса с Чингом Чуан-Фу, которому в свое время предстояло потрясти планету под военным псевдонимом «доктор Фу Манчу», стала важной вехой на пути от юного и в чем-то еще наивного Шерлока Холмса к гениальному и трезвомыслящему детективу, которым восхищался весь читающий мир на протяжении многих десятилетий.

Итак, перед вами история Реджинальда Месгрейва, примечательная во многих отношениях.

* * *

Прочтя первые страницы этих воспоминаний, мой сын Майлз сказал: «Шерлок Холмс в твоей книге отличается от того, каким я его всегда представлял». Существует вполне разумное объяснение такого отличия, и объяснение это – доктор Джон X. Уотсон. Мне кажется, пришло время поведать читателю (что, впрочем, стоило сделать значительно раньше) важную и не совсем приятную истину. Доктор Уотсон – смелый, великодушный, полный сочувствия, судя по его собственным описаниям, обладал некоторыми общечеловеческими недостатками или, скажем, слабостями. Одной из этих слабостей, к сожалению, была своего рода ревность или чувство собственничества ко всему, что касалось его дружбы с Шерлоком Холмсом. Начиная с момента опубликования его рассказов о подвигах Шерлока Холмса, многие исследователи его творчества указывали на ошибки, несоответствия, недомолвки и даже на более откровенные попытки ввести читателя в заблуждение.

Что же заставило столь почтенного доктора прибегнуть к таким средствам? По моему мнению, подкрепленному достоверными сведениями, его коробила сама мысль о том, что кто-либо, кроме него, может претендовать на близкое сотрудничество с Холмсом, и он, оберегая собственную значимость, удалял из своих рассказов все упоминания о других людях, так или иначе связанных с Холмсом и поэтому представляющих для него «конкуренцию». Я первый вынужден признать, что его попытки выглядят мелочными и недостойными взрослого человека и того доктора Уотсона, каким мы все его знаем. Но все же я утверждаю, что доктор Уотсон, принимающий активное участие в событиях, а не просто описывающий их, во многом является выдумкой.

Джон X. Уотсон, этот Босуэлл Холмса, сам создал собственный образ и завещал его последующим поколениям. Настоящий Уотсон был менее благородным и более земным. Это не значит, что его надо меньше любить; просто легче понять все несоответствия в опубликованных им рассказах, если осознать, что Уотсон намеренно изменил мой образ.

Вот как «Холмс» описывает меня в рассказе Уотсона «Обряд дома Месгрейвов»:

Реджинальд Месгрейв учился в одном колледже со мной, и мы были с ним в более или менее дружеских отношениях. Он не пользовался особенной популярностью в нашей среде, хотя мне всегда казалось, что высокомерие, в котором его обвиняли, было лишь попыткой прикрыть крайнюю застенчивость. У него была внешность аристократа: тонкое лицо с крупным носом и большими глазами, небрежные, но изысканные манеры. Это и в самом деле был отпрыск одного из древнейших родов в королевстве, хотя и младшей его ветви, которая еще в шестнадцатом веке отделилась от северных Месгрейвов и обосновалась в Западном Сассексе, причем замок Херлстон – резиденция Месгрейвов – пожалуй, один из самых старинных зданий графства. Казалось, замок, где он родился, оставил свой отпечаток на облике этого человека, и когда я смотрел на его бледное, с резкими чертами лицо и горделивую осанку, мне всегда невольно представлялись серые башенные своды, решетчатые окна и все эти благородные остатки феодальной архитектуры[1].

«В более или менее дружеских отношениях», ну как же! «Небрежные, но изысканные манеры». Это ли не пренебрежительное замечание или даже более чем недвусмысленное унижение? «Благородные остатки феодальной архитектуры». Внимание! Это говорит не Шерлок Холмс, хотя в рассказе Уотсона эти слова и принадлежат моему другу. Нет, это сам доктор облекает в слова неисправимые предрассудки своего среднего класса.

Я утверждаю, что это слова человека, который желал бы учиться в Оксфорде или Кембридже, который желал бы иметь контору на Харлей-стрит, желал бы, чтобы его таланты и способности помогли ему занять место не просто наблюдателя или доверенного лица. По отношению к Холмсу-Ахиллу он был Патроклом, и хотя не посмел облечься в доспехи своего друга, но сделал все возможное, чтобы никто не посмел недооценить его роль в приключениях Шерлока Холмса.

«В более или менее дружеских отношениях»! Начиная с того июньского дня 1875 года, когда Холмс и я впервые познакомились с китайским дьяволом, и до того, как более чем через полтора года мы наконец-то снова ступили на английские берега, дружба наша неизменно крепчала. Мы перенесли такие испытания, которые связывают людей на всю жизнь чувством взаимного уважения и товарищества. Однако за исключением истории «Обряд дома Месгрейвов» мое имя никогда не упоминалось в рассказах Уотсона. Я хочу исправить это упущение; я намерен написать подлинное повествование о так называемом обряде дома Месгрейвов, хотя и уверен, что легионы почитателей Холмса вряд ли поверят моей версии. Но я вовсе не испытываю зависти или негодования. Для этого уже слишком поздно.

Если бы я хотел последовать примеру доктора Уотсона, то назвал бы историю «Пять снегов» или как-нибудь в этом роде. Я полагаю, Уотсон был практическим человеком, но с сильной романтической жилкой. Судя по некоторым замечаниям в письмах Холмса, Уотсон обладал определенным талантом подставлять задним числом свои слова в речи любого персонажа и переделывать по своему усмотрению небольшие детали, чтобы они в большей степени удовлетворяли литературным требованиям.

У меня нет подобного опыта в создании живого литературного повествования из сухих фактов. Тем не менее у меня есть дневники, которые я начал вести с момента поступления в Кембридж. Все подробности данного происшествия разобрал и объяснил мне сам Шерлок Холмс еще во время нашего с ним заключения под Дворцом Опаловой Луны на территории Запретного Города в Пекине. Отчет об этих событиях я занес в мои дневники по возвращении в Сассекс, и случилось это почти пятьдесят два года тому назад; но каждое слово и каждый образ до сих пор предстают в моем сознании так же четко, как и тогда, когда я был молодым человеком, несовершеннолетним, но уже закаленным в ужасных испытаниях, которые мне довелось претерпеть.

Все это началось довольно просто. Холмсу, который, как и я, принадлежал к колледжу Кая, но снимал жилье в городе, домохозяин как-то сказал, что получил записку для него. Холмс взял листок бумаги и внимательно осмотрел его. Слова были написаны хотя аккуратным и тщательным, но все равно каким-то странным почерком. «Ее принёс китаец, – сказал домохозяин Холмса. – Я, конечно, не против того, чтобы брать записки, сэр, но буду вам благодарен, если вы не станете приглашать таких людей в свою комнату. Я не хочу, чтобы кто-то вроде них находился в моем доме».

– Да-да, конечно, – ответил Холмс отрешенно. Он протянул мне записку, и пока мы подымались по лестнице в его апартаменты, я ее прочитал. В ней говорилось следующее:

«Дорогой мистер Холмс, среди студентов первого и второго курсов ходит много слухов о ваших способностях к наблюдению и дедукции. Ваш успех в разрешении небольших дел заставил меня поверить, что вы могли бы оказать подобную помощь и мне. Уверяю вас, что хотя мое дело и представляет для меня необычайную важность, вам оно не причинит особого беспокойства. Я вполне готов вознаградить вас за ваше потраченное время тем, что вы сами честно сочтете достойным ваших затрат. Я буду ждать вас в моей комнате сегодня вечером или в любое другое время, которое вам более удобно.

Чинг Чуан-Фу».

В записке был указан адрес Чинга – в доме по Джизес-лейн. Холмс нахмурился и, сложив записку, спрятал ее за обложку книги, которую он тогда читал. Открывая дверь, он сказал:

– Я видел этого Чинга один или два раза в городе и слышал об этом человеке разные истории. Он два раза пытался поступить в Кембридж, но ему отказывали, потому что любой студент должен быть причислен к одному из колледжей, но ни один из кембриджских колледжей не принял бы студента-азиата. Чинг вместо этого поступил в Гейдельберг, где он изучал медицину.

Дверь открылась, я пропустил Холмса вперед.

– Так, значит, он продолжал подавать прошения в Кембридж? – спросил я.

Холмс кивнул.

– Несколько лет назад Кембридж изменил политику и начал принимать студентов без приписки их к колледжам. Чинг снова подал заявление, и на этот раз его приняли. Я слышал, что в своей стране он пользуется значительным влиянием, но этого недостаточно, чтобы пробить бастионы многовековых традиций английских университетов.

Если бы я и не знал этого раньше, то скоро все равно понял бы, что сам Холмс был как никто далек от любых предрассудков. «Предрассудок – это всего лишь копоть от неоправленного фитиля, – однажды сказал он мне. – Фонарь, возможно, и светит ярчайшим светом внутри себя, но если стекло покрылось черной сажей, сквозь него не просвечивает решительным образом ничего».

После обеда мы покинули квартиру Холмса на Ленсфилд-роуд и направились по Реджент-стрит к реке Кэм. В те дни Холмс не был еще так хорошо материально обеспечен, как во время своей дружбы с доктором Уотсоном. Хотя он никогда не говорил о своей семье или происхождении, у меня создалось впечатление, что семья его была менее преуспевающей, чем, допустим, моя семья. Я помню, что в те годы Холмс наслаждался учебой в колледже и не обращал никакого внимания на образ жизни своих богатых сверстников. Некоторые из них по любому случаю нанимали экипаж, но Холмс часто повторял, что предпочитает ходить пешком. От Ленсфилд-роуд до Джизес-лейн всего лишь полчаса ходьбы, да и погода тогда выдалась прекрасная.

Дом, в котором обитал Чинг, представлял собой большое здание, поделенное на множество маленьких квартир. Он находился на значительном расстоянии от территории университета. Владела им некая миссис Ричмонд, оказавшаяся сухопарой пожилой женщиной с застывшим подозрительным выражением лица и под стать ему ворчливым голосом. Особенности эти, очевидно, выработались у нее в результате многолетних баталий с первокурсниками и являлись своего рода мундиром или боевым украшением.

– Да? – отозвалась она на стук Холмса.

– Я получил приглашение от мистера Чинга, который хотел бы видеть меня сегодня вечером, – сказал Холмс, осматривая женщину с некоторым интересом.

– Мистер Чинг, – повторила она задумчиво. Некоторое время она также изучала Холмса. – Ну, тогда входите, мистер...

– Холмс, мадам. Шерлок Холмс. А это мой друг, Реджинальд Месгрейв.

– Да, мистер Холмс. Располагайтесь в гостиной, джентльмены, а я... Нет, почему бы вам просто не подняться в комнаты? Второй этаж, первая дверь налево.

– Благодарю вас, миссис Ричмонд, – сказал Холмс.

Мы последовали в указанном направлении, и Холмс деликатно постучал в дверь Чинга.

Она открылась почти немедленно.

– Да?

– Меня зовут Шерлок Холмс, мистер Чинг. А это мой товарищ, Реджинальд Месгрейв.

– Ах да. Пожалуйста, входите. Я так рад, что вы приняли мое приглашение. Пожалуйста, садитесь здесь. Не хотите чаю? – Чинг позволил себе слегка улыбнуться. – У меня есть английский чай, есть и китайский.

– Какой вам угодно, – сказал я, и Холмс кивнул в знак согласия.

Мы сели в удобные кресла и осмотрели комнату. Я увидел, что она обставлена точно в том же стиле, что и другие студенческие комнаты, в каких мне только довелось побывать. Такие же груды книг, бумаг, записок на столе. Источником света служила масляная лампа, мягко освещающая темные панели стен и простой деревянный пол. В комнате почти не было посторонних предметов, необязательных для повседневной жизни студента университета.

– Возможно, мистер Холмс, вы ожидали увидеть китайские свитки на стенах или вазу эпохи Мин и лошадь эпохи Тан, – сказал Чанг, подавая нам китайский чай в чашках с зазубренными краями.

– У меня не было вообще никаких ожиданий, – сказал Холмс.

– Вы хотели отнестись ко мне без предрассудков?

Чинг сел на стул, гораздо менее удобный, чем те кресла, которые он предложил нам, и отхлебнул чай из своей чашки.

– Миссис Ричмонд не решилась позволить нам встретиться с вами в гостиной, где всякий бы мог догадаться, что она сдает вам квартиру в своем доме. Вы, должно быть, устали от такого обращения.

Чинг пожал плечами.

– Вам нравится чай?

Казалось, о моем присутствии он забыл. Холмс попробовал чай.

– Очень хороший.

Он подождал, вероятно, думая, что собеседник приступит к изложению своей проблемы, но Чинг, казалось, был доволен тем, что просто сидит на стуле и попивает чай, поглядывая на чашку из белого фарфора и ничего при этом не говоря. В нетерпеливом молчании прошло несколько минут – нетерпеливом по крайней мере для молодого жителя Запада, непривычного к китайскому порядку ведения дел.

– Скажите, – сказал наконец Чинг, – теперь, когда вы видели меня уже какое-то время, что вы можете сказать обо мне?

– Я не мистик, мистер Чинг, – сказал Холмс, – и не фокусник, читающий со сцены мысли на расстоянии. Я составляю систему наблюдения и дедукции, которая уже принесла некоторую практическую пользу мне и моим знакомым. Если нет никаких наблюдений, то нет и выводов.

– Надеюсь, вы не хотите сказать, что совсем ничего не наблюдаете.

Холмс покачал головой.

– Напротив, я хотел с самого начала дать вам понять, что вам следует ожидать от меня, мистер Чинг. Если вы надеетесь на какое-то магическое разрешение вашей проблемы, то вам, вероятно, придется разочароваться.

– Не совсем. И, пожалуйста, не называйте меня мистером Чингом. Эта неестественная конструкция, основанная на вашей английской системе личных имен. Я бы предпочел, чтобы вы обращались ко мне так, как меня называют на родине, – доктор Фу Манчу.

Холмс слегка кивнул.

Фу Манчу продолжал:

– Я как раз боялся, что вы будете утверждать, будто вне сферы науки находится область сверхъестественного. Вы должны понять, что я сторонник науки.

– Как и я, – добавил Холмс.

Оба собеседника вновь посмотрели друг на друга. Фу Манчу пожал плечами.

– Вы все еще не намерены говорить, – сказал он своим низким шипящим голосом.

Холмс глубоко вздохнул и начал:

– Хорошо, извольте. Насколько я знаю, вы приехали из Китая, хотя мне не известно, из какой провинции или города. Я также слышал, что в вашей стране вы по наследству получили какую-то собственность или определенный социальный статус, но, судя по вашему образу жизни в Англии, это не значит, что вы получили также и состояние. Этот дом, с квартирами внаем, расположен довольно далеко от университета, и цены миссис Ричмонд должны быть ниже, чем в более удобно расположенных заведениях. Далее, я заметил, что под вашей академической мантией вы носите одежду из хорошего материала, но плохого покроя, как будто у вас очень мало опыта общения с портными, здешними или китайскими. Мантия на вас и сейчас, но головной убор вы сняли, откуда следует, что вы спешили вернуться домой в ожидании нашего вечернего визита. Вы заварили чай, но не сняли мантию. Все занятия сегодня закончились до обеденного времени, и я не думаю, что у вас еще были какие-то планы на сегодня, раз вы заранее попросили меня о встрече. Я подозреваю, что вы где-то подрабатываете во внеурочное время, чтобы отчасти оплатить расходы на обучение. Исходя из всеобщих предубеждений к представителям вашей расы, это, скорее всего, черная работа, хотя вы человек образованный. Вне сомнения, вы устроились на работу в удаленной от университета части города, чтобы никто из сокурсников не застал вас за неподобающим вам занятием. Я также заметил необычную мозоль на внутренней стороне вашего правого указательного пальца, как будто от какого-то инструмента или орудия. Больше я ничего сказать не могу. Обстановка вашей комнаты не говорит ни о чем, кроме как о стремлении подражать вашим хозяевам, что доставляет вам немало хлопот.

Фу Манчу допил чай и на мгновение закрыл глаза.

– Я в немалой степени заинтересован, мистер Холмс. Очень заинтересован. Ваша система восхитительна. Очень редко, даже в таком почтенном заведении, как это, удается встретить человека, желающего проникнуть в скрытую сущность явлений. Поскольку истина вам дорога, мистер Холмс, я чувствую себя обязанным сообщить вам, что вы ошиблись практически в каждой детали.

Я заметил, как Холмс почувствовал некоторое разочарование при этих словах, но промолчал. Он ждал, когда Фу Манчу начнет рассказывать свою историю. Через несколько недель, когда мы с Холмсом были прикованы к древней подземной стене в Пекине, мой друг вспоминал этот эпизод с горькой усмешкой.

Фу Манчу одарил нас улыбкой, в которой не было ни капли радости. Эту гримасу нам предстояло узнать очень хорошо. Нечто в этом роде китайцы называют «сделать зубы», эта улыбка скрывает самые разнообразные эмоции, начиная от смущения и презрения до злобного намерения совершить убийство. Когда подобным образом улыбался именно этот азиат, то всякий раз меня охватывал ужас.

– Вы правы, мистер Холмс, в том, что я действительно только что пришел. Сначала я подумал о чае, но не снял плащ только потому, чтобы этот разговор выглядел беседой между товарищами-студентами одного учебного заведения, а не очередной скучной встречей Востока и Запада. Что касается оценки моего финансового положения, то опять же вы сбиты с толку вашей собственной системой. Позвольте мне сказать, где, по моему мнению, вы допустили ошибку. Ваши наблюдения сами по себе довольно занятны. Вы самый любопытный из людей, способных анализировать, каких я только встречал в европейских странах. Ошибочны лишь ваши схемы дедукции.

Внешне Холмс не выглядел расстроенным от своей неудачи. Его очень занимала эта встреча, и он хотел вынести из нее урок для себя. Если Фу Манчу мог указать на несовершенство в еще не законченной науке Холмса о дедукции, то Холмс был готов прослушать его лекцию с неподдельным вниманием и интересом.

Фу Манчу продолжил:

– Эти комнаты, – китаец с пренебрежением провел рукой по сторонам, – отнюдь не самые лучшие из тех, что я мог бы себе позволить. Будь у меня желание, я мог бы купить практически любой дом в городе. Однако такая покупка вызвала бы негодование и привлекла бы нездоровое внимание. Мне необходимо многое сделать здесь, в Кембридже, многому научиться. И у меня нет времени бороться с тем, что вы, англичане, называете «гостеприимством».

Холмс открыл было рот, но Фу Манчу поднял руку и продолжил:

– Предполагаю, ваш домохозяин уже высказался насчет того, как он относится к приему «всяких там китайцев» в своем доме. В первую очередь все это он поведал мне. Так что вы сами можете понять, насколько мне трудно снять жилье в более удобном и подходящем месте. У миссис Ричмонд нет предубеждений против людей моей национальности – сомневаюсь, что у нее вообще есть какие-то моральные принципы, если уж на то пошло. От меня она получает гораздо больше всех постояльцев в этом дворце восточных удовольствий. Что касается одежды, мистер Холмс, то вы верно сказали, что она плохо сшита из хорошего материала. Я ценю качество во всем, сэр, и когда могу себе позволить право выбора, то выбираю самое лучшее. Этот сюртук был скроен одним портным-англичанином во время моей службы в Пекине – человеком, который десять лет не видел Англии. Я понимаю, что сюртук, скроенный в Лондоне, выглядел бы лучше, но и в этом я следовал намерению не выделяться и даже подчеркивать свое бедственное положение. Бедняга, сшивший этот костюм, и представления не имел о последних переменах в моде, а мои соотечественники уделяли больше внимания моим личным качествам, а не тому, насколько я похожу на денди среди... – тут он использовал китайское выражение.

Фу Манчу заметил нахмуренный взгляд Холмса и пояснил:

– Извините, что перешел на мандаринский. Этой фразой мои люди называют ваш народ.

– Не ошибусь, если скажу, что из перевода этого выражения можно было бы узнать многое о взаимоотношениях наших стран, – сказал Холмс.

И снова Фу Манчу показал нам свою быструю улыбку.

– Это значит «голубоглазые дьяволы», мистер Холмс.

Я был ошеломлен, но Холмс рассмеялся.

– А мозоль? – спросил он.

Фу Манчу пожал плечами.

– Не физический труд, сэр, и не бесконечное обращение с каким-нибудь диковинным восточным инструментом. В Пекине мне нравилось считать себя каллиграфом и художником. Манера и техника китайской живописи довольно сильно отличается от европейской техники.

Холмс допил чай.

– Ах, – сказал он. – Теперь-то я понимаю, каким был болваном.

Фу Манчу одной рукой произвел грациозный жест.

– Не совсем, мистер Холмс, не совсем. Как я сказал, вы были проницательны, но выводы сделали не совсем верные. Вы должны помнить, что два плюс два всегда равняется четырем только в вашей комфортабельной Британской империи, но в древних странах Востока два плюс два может равняться тому, что кажется наиболее подходящим в данное время.

– Тогда я должен поблагодарить вас за урок, который никогда не забуду, – сказал Холмс.

Тут Фу Манчу наконец-то перешел к изложению причин, по которым он пригласил Холмса и меня к себе. Кто-то, очевидно, украл медную шкатулку, покрытую эмалью, которая не стоила никаких денег, а представляла всего лишь личную ценность для своего владельца.

– Вы, вне всякого сомнения, знаете, что семестр подходит к концу, и я не смогу надолго отвлечься от занятий, – сказал Холмс.

Фу Манчу медленно кивнул.

– Да, конечно. Я даже ожидал от вас такого ответа. Вы, вероятно, не откажетесь доставить мне удовольствие, посетив мои смиренные апартаменты в Лондоне во время долгих каникул?

Холмс посмотрел на меня, а я слегка поджал губы.

– Нам это будет удобно, – ответил он.

Так вот просто и началось наше приключение: страшное партнерство по Лиге Драконов с тем же самым доктором Фу Манчу и профессором Джеймсом Мориарти; долгое и суровое путешествие через Европу к оплоту Фу Манчу, располагавшемуся в самом Запретном Городе; наш побег, спасение и безумное плавание на борту подводной лодки «Наутилус», встреча с доктором-маньяком Моро и его гигантской крысой на Суматре, которую Джон X. Уотсон преобразил в «собаку» Баскервилей, убийства, расследованные Холмсом в Сан-Франциско, и яростная, окончившаяся неудачей гонка с целью спасти генерала Джорджа Армстронга Кастера от своих взбунтовавшихся офицеров – описания этих и многих других событий еще только ждут своего часа. Я молюсь о том, чтобы мое сознание оставалось трезвым, а тело здоровым, пока я не изложу на бумаге все то, что я видел и слышал. Я уверен, что мои воспоминания потрясут всю страну.

Это было время великого ужаса, грубости и дикости; для некоторых из нас время любви и нежности. Шерлок Холмс стал мне настоящим верным другом. То, что он никогда не говорил об этих событиях или, в отличие от других воспоминаний, не позволил Уотсону записать их, свидетельствует о том, что Холмс относился к этому периоду с некоторым отвращением. Надеюсь, что я не порочу его память теперь, рассказывая о наших совместных делах. Я оставляю это повествование как наследство и предупреждение моим сыновьям, их детям и моим еще не родившимся правнукам. Уповаю на то, что они будут жить в мире, где не останется и следа от зловещей тени доктора Фу Манчу.

Реджинальд Месгрейв

Херлстон, Западный Сассекс

14 октября 1927 года


Марк Боурн
Улыбка мистера Холмса

– Этот мир меня угнетает, Уотсон.

Таковы были первые слова, которые Шерлок Холмс произнес за все утро – серое, холодное январское утро 1989 года. Его высказывание настолько поразило меня, что я даже пролил кофе из чашки, забрызгав лежащий передо мной утренний выпуск «Таймс».

Он лениво развалился в кресле перед камином, а пол вокруг него усеивали беспорядочно разбросанные книги и монографии. Мой друг вяло помахал трубкой перед лицом, наблюдая за тем, как клубы дыма подымаются постоянно изменяющимися узорами, скрывающими от меня его черты.

– И вас с добрым утром, мистер Холмс, – не без иронии ответил я, стирая со стола пятна от кофе. Я предложил ему лепешку с подноса, на котором миссис Хадсон принесла нам завтрак, но он недвусмысленно отклонил ее рукой. Живописные клубы дыма окутывали его торжественное и мрачное лицо. К этому времени я достаточно хорошо был знаком с внешними признаками его душевных состояний и уже видел нечто подобное раньше.

– Очевидно, Холмс, – начал я, – вы до сих пор не смогли забыть тот страшный эпизод с принцессой и кровавыми марионетками.

Холмс пожал плечами.

– Пустяки, Уотсон, пустяки.

– Или тот случай с дипломатом, попавшим в затруднительное положение?

– Едва ли достойный моих уникальных талантов, согласитесь.

Я продолжал стоять на своем.

– Ну тогда весь этот ужас с Подножьем Дьявола в Корнуолле...

– Уотсон, Уотсон, Уотсон, – Холмс повернул ко мне свое вытянутое ястребиное лицо. – Вся кровь во мне только и жаждет настоящего вызова, чего-то неожиданного, лежащего за пределами повседневности, – он указал на мир за окном гостиной, – вот это меня угнетает. Но все-таки я вам благодарен за то, что вы попытались развеять мое мрачное настроение.

Прежде, до так называемого «Возвращения Шерлока Холмса», я бы с тревогой ожидал момента, когда мой друг достанет из кармана крошечный ключик, откроет потайной ящик в своем письменном столе и извлечет из него шкатулку из полированного дерева. В ней он держал шприц для подкожных впрыскиваний с длинной полой иглой. Ведь именно в периоды таких тягостных раздумий он искал утешения в темных объятиях семипроцентного раствора кокаина.

Но Шерлок Холмс, вернувшийся из загадочного путешествия, длившегося три года, стал другим человеком.

Конечно же, он продолжал оставаться моим другом, которого я публично признавал самым лучшим и умным человеком из всех, кого я когда-либо знал. Тем не менее заморские страны, которые Шерлок Холмс посетил за время скитаний, пока весь мир, в том числе и я, считал его погибшим, изменили его, но настолько неуловимо, что лишь я один способен был заметить перемены. И самая главная из них – абсолютное пренебрежение шкатулкой с кокаином. Он ни разу не прикоснулся к ней с момента возвращения. Таинственные похождения сделали то, чего я так безуспешно добивался в течение многих лет.

Когда я донимал его просьбами поведать мне подробности этих путешествий, он просто советовал мне перечесть «романтическое повествование», в котором я же сам и описал события, сопутствующие «Возвращению». Однако с годами меня все более заботили досадные противоречия. Его рассказы о Тибете и Хартуме изобиловали ошибками, анахронизмами и парадоксами. Я был вынужден прийти к заключению, что все события, описываемые Холмсом как случившиеся с ним за время отсутствия, были не более чем выдумкой.

Я часто недоумевал: что же такого тайного и загадочного может быть в этих похождениях, что он не может поведать их ни одной живой душе, включая – что самое удивительное – своего друга, которому он так доверял.

Я вернулся к газете и кофе, все еще обеспокоенный, но смирившийся с обстоятельствами. Холмс испытывал недостаток в умственных упражнениях, достойных его обновленных сил, и только дело чрезвычайной важности могло бы прогнать мрачную тоску, завладевшую им.

В этот момент, благодаря прихоти благорасположенной к нам судьбы, раздался стук в дверь.

– Мистер Холмс? Доктор? – позвала нас миссис Хадсон.

Холмс, казалось, не слышал ее. Он оставался спокойным и пристально наблюдал за дымом, таявшим перед его глазами. Печально вздохнув, я открыл дверь.

– У дверей стоит какая-то женщина, – сказала наша домохозяйка. – Она хочет во что бы то ни стало увидеть мистера Холмса.

– Она назвала свое имя?

– Нет, сэр. Она сказала только, что у них с мистером Холмсом общие знакомые, и просила передать ему вот это. – Она протянула мне игральную карту. Я осмотрел ее, ища какую-нибудь особенность вроде послания, написанного на белой кромке. Но это была всего лишь обыкновенная дама червей.

Карта предвещала нечто необычное. Мы давно уже привыкли к безымянным посетителям, ожидающим нас у дверей, но, как правило, они приберегали свои зашифрованные послания до того, как переступят порог гостиной. Я повернулся к Холмсу. Судя по его виду, он словно бы и не подозревал о нашем присутствии.

Миссис Хадсон тоже с любопытством посмотрела через мое плечо на Холмса. Ее старческое лицо еще больше сморщилось – признак озабоченности. Поднявшись на цыпочки, она зашептала мне в ухо.

– Дорогой Уотсон, – проговорила она настолько тихо, что я едва слышал ее слова, – сегодня над мистером Холмсом сгустились темные тучи, не так ли?

Я прошептал в ответ:

– Но вы подали надежду на луч солнца, миссис Хадсон. Пожалуйста, проведите даму наверх.

Она еще раз внимательно посмотрела на моего компаньона и вышла, неслышно затворив за собой дверь.

– Как я слышу, миссис Хадсон решила заняться предсказанием погоды, – заметил Холмс со своего кресла. Я почувствовал, что от смущения у меня краснеет лицо, и неловко улыбнулся. – Но темные тучи чаще всего бывают признаком надвигающейся грозы. Прошу вас, Уотсон, позвольте мне посмотреть на визитную карточку нашей посетительницы.

Я протянул ему карту. Он наклонился и принялся тщательно ее изучать – осторожно согнул и потер поверхность своими длинными пальцами. Затем поднес карту к носу и вдохнул воздух, словно смакуя аромат изысканного вина.

– Возраст нашей посетительницы – от сорока до пятидесяти лет, – сказал Холмс. – Она происходит из семьи, члены которой так или иначе имели отношение к университету. Скорее всего, к Оксфорду, где, как я предполагаю, ее отец мог быть профессором математики. С особой нежностью она лелеет воспоминания о своем детстве, столь высоко ею ценимом.

Даже после многих лет знакомства и сотен примеров, на которых подробно разбирались аналитические способности моего друга, я снова был удивлен.

– Холмс, – произнес я. – Если бы я верил в сверхъестественное, то счел бы, что вы прибегли к услугам сил именно из этой сферы. Как же, ради всего святого, запах обычной игральной карты поведал вам столько о женщине, которую вы даже не видели?

– Как всегда, Уотсон, вы предпочитаете не замечать того, что лежит на поверхности. Обратите внимание на знак изготовителя, – он показал на символ, вплетенный в орнамент рубашки карты. Под ним были напечатаны крошечные буквы с цифрами.

– «Хайли и Уилкс, 1862», – прочел я.

– Совершенно верно. Изготовители самых прекрасных карт, которые когда-либо ложились на стол джентльменов из высшего общества. Их работа особенно высоко ценилась у представителей ученого мира, которые часто заказывали им колоды ограниченным тиражом. К подобной колоде принадлежит и эта осиротевшая карта. Она была специально напечатана в 1862 году для математического факультета колледжа Христа в Оксфорде, что тоже видно из декоративного рисунка. Тот факт, что наша гостья имеет одну такую карту, означает, что у нее был близкий знакомый мужчина, занимавший должность в университете приблизительно в то время. Скорее всего, ее отец. Эта карта, спустя три десятилетия, все еще находится в прекрасном состоянии. Это не подделка, потому что она пахнет теми химикатами, что применялись в производстве Хайли и Уилкса. По всей видимости, ее хранили в альбоме, тщательно оберегая от пыли и прикосновений. Отсюда я делаю вывод, что ее подарили нашей посетительнице во время одного из самых запомнившихся моментов ее детства в 1862 году или вскоре после него. Она напоминает ей о давних днях, проведенных под сенью увитых плющом стен академического учреждения.

Не успел я воскликнуть от изумления, как за мной послышался женский голос:

– И в самом деле впечатляет, мистер Холмс. Девять из десяти.

Я повернулся, а Холмс поднялся с кресла. В дверях стояла красивая женщина. Ей было приблизительно столько же лет, что и Холмсу; седые пряди в каштановых волосах, придавали ее облику величавость. Держалась она с большим достоинством, одета была в черное траурное платье, в руках у нее было что-то похожее на стеклянный футляр для очков размером с ларец для драгоценностей, дымчато-красного цвета.

Она улыбнулась и смело посмотрела прямо на Холмса.

– То, что о ваших способностях говорили мои знакомые, и то, что я смогла прочитать из воспоминаний доктора в журнале «Стрэнд», – она кивком указала на меня, – очевидно, не является преувеличением. На самом деле мой отец был деканом. У меня был хороший друг, математик, читавший лекции в колледже Христа. Именно он подарил мне эту карту, когда мне исполнилось десять лет, и я действительно очень ценю воспоминания о том времени.

Приободрившись, Холмс перешагнул через завал бумаг и подошел к женщине.

– Пожалуйста, простите мне мою погрешность, мадам. Входите.

Он предложил ей кресло, и она села, осторожно опустив коробочку себе на колени. Свет, отразившись от ее изысканно обработанных граней, образовывал сложный узор. На крышке было выгравировано сердце вроде тех, каким обозначают черви на картах.

Холмс сел напротив нее.

– Теперь я нахожусь с вами в неравном положении, мадам. С кем имею честь беседовать?

– Сейчас мое имя не важно. Последовали бы многочисленные вопросы с вашей стороны, вопросы личного характера, которые бы только затруднили мою сегодняшнюю миссию. Скажем так: ваше посредничество оказало значительную помощь в определенном деле, – она сделала паузу, – некоторым моим знакомым. Пять лет тому назад.

Холмс резко выпрямился. Никогда еще я не видел выражения такого замешательства и удивления на его стоическом лице.

– Вы расстались с ними до того, как они смогли отблагодарить вас достойным образом, – продолжила наша гостья. – Вот почему я здесь. – Она замолчала и всмотрелась в кристаллический рисунок на ларце. По ее щеке сбежала слеза. Холмс предложил ей носовой платок, который она приняла с коротким смешком, показывающим ее смущение.

– Благодарю вас, – сказала она, вытирая слезу.

Холмс подождал, пока она снова соберется с духом. Затем он наклонился вперед, сложив пальцы в своем характерном жесте, означавшем сосредоточенное внимание.

– Мадам, я попрошу вас поделиться некоторыми подробностями. В то время, о котором вы говорите, я... довольно много путешествовал, и «определенное дело», о котором вы упомянули, могло произойти в... скажем так, довольно экзотическом месте.

Он показал на ее траурное платье.

– И, если вы позволите, могу ли я услышать о том, кто скончался. Это знакомый мне человек? Клиент в том деле?

Она покачала головой.

– Нет, не клиент. Но вы знали его. Он когда-то думал, что вы самый выдающийся студент, хотя временами и чересчур серьезный. Ему было известно об этой тайне; однако он не был вовлечен в ее расследование, которое проводили вы – к признательности всех заинтересованных лиц.

Холмс нахмурился.

– Мадам, вы говорите загадками, а я встречал немногих, кто мог бы объясняться в подобной манере и тем не менее быть понятыми. Пожалуйста, поясните ваши слова, чтобы я мог лучше послужить вам.

Женщина в черном кивнула.

– Мистер Холмс, вашим летописцем является доктор Уотсон; у меня тоже был некто подобного рода. Это был добрый и благородный человек, единственный из взрослых, который не только верил забавным рассказам ребенка, но и находил в них логику. Он записал все, что я рассказала ему об интересных местах и необычных героях, которых я там повстречала.

Она повернулась ко мне.

– Как и вы, доктор Уотсон, он... добавлял кое-что от себя, для колорита, и изменил многие несущественные детали так, чтобы их можно было вынести на суд широкой публики. Он знал, что немногие поверят ему. Он даже опубликовал их под псевдонимом. Но он чувствовал – как, я полагаю, и вы чувствуете, – что даже взрослые хотят верить в магию, находящуюся за пределами повседневного мира. Они иногда надеются, что и в их жизни появится волшебство и изменит ее, если только они способны будут разглядеть его.

Ее последние слова были обращены к Холмсу, который кивнул, выставив перед собой сложенные вместе пальцы рук.

– Я понимаю, – сказал он серьезно.

Затем в его глазах блеснул огонек узнавания. Он выпрямился и посмотрел на женщину, словно бы в первый раз, как будто бы видел ее в таком свете, который был доступен им одним. Между ними пробежало что-то неощутимое, вроде ветра или шепота.

– Вы возвращались в то место потом, еще раз? – спросил он.

Она печально улыбнулась.

– Несколько раз. И каждый раз замечала, что меняюсь только я. Казалось, что со времени моего прежнего посещения прошел только один день. Я полагаю, что время там и в нашем мире идет по-разному. Возможно, об этом мог бы рассказать мистер Уэллс.

– Возможно, – ответил Холмс. – В последний раз вы были там совсем недавно, не так ли? Цвет вашего платья имеет отношение к тому, что там произошло?

– Да. Я вернулась оттуда прошлой ночью. Мой муж думал, что я гостила у сестры. Я провела там неделю, а может, и больше и собиралась возвращаться этим утром. Тогда я обнаружила, что и вы побывали там после моего последнего визита. Знаете, о вас отзывались очень лестно. Вы разрешили королевскую загадку – ту, которая едва не стоила мне головы. Единственным, кто не восторгался, был некий местный детектив-консультант, не очень хорошо относящийся к вмешательствам со стороны.

– Желающий добиться успеха детектив никогда не должен опаздывать, – сказал Холмс, – особенно, если он носит часы в кармане жилета.

Женщина в черном рассмеялась и словно стряхнула с себя все прожитые годы. Я видел ее девочкой, какой она когда-то была, и оставалась до сих пор, несмотря на свой возраст. Она осторожно подняла шкатулку и протянула ее Холмсу.

– Это вам, – сказала она. – Небольшой знак их признательности – то, что вы можете использовать в случае нужды.

Холмс взял шкатулку, но не сводил взгляда с женщины, которая встала и грациозно направилась к выходу. Он последовал за ней и открыл ей дверь.

– Встреча с вами для меня была честью, – сказала она, когда он прикоснулся к ее руке.

– То же самое я могу сказать и о себе, мадам. Надеюсь, вы еще доставите мне удовольствие видеть вас снова.

– Возможно. Если мы оба будем в одном и том же месте в одно и то же время.

Она взглянула на меня.

– Доктор, спасибо вам за ваши рассказы.

Холмс тихо закрыл за ней дверь. Потом провел пальцами по прелестной стеклянной шкатулке, поднес ее к свету и внимательно осмотрел филигранную вязь на красной поверхности. Узорчатая надпись, сверкая отраженными лучами, гласила: ОТКРОЙ МЕНЯ.

Затем последовала долгая тишина. Что же произошло между Холмсом и этой женщиной? Он что-то скрывал от меня, а я не собирался и дальше стоять в полном недоумении.

– Черт возьми, Холмс! Кто она? Что же, ради всего святого, вы делаете? Откройте шкатулку.

Он посмотрел на меня таким взглядом, какого я не помнил с момента его возвращения.

– Во-первых, мой дорогой Уотсон, я должен попросить вас передать мне «Таймс». Я подозреваю, что там написано то, о чем не посмела сказать наша гостья. К сожалению, я очень хорошо догадываюсь, что это может быть.

Я протянул ему газету. Он положил шкатулку на стол и стал поспешно листать страницы, позволяя им падать на пол, словно листья, пока наконец не нашел то, что искал. С его плеч словно свалился тяжелый груз и он опустился в свое кресло.

– Что это, Холмс? – спросил я.

Он передал мне страницу. Среди статей о суданской кампании, индийских финансах и ситуации на Кубе с правой стороны посередине выделялась узкая колонка, обведенная черной рамкой.

НЕКРОЛОГ
Льюис Кэрролл

С прискорбием мы извещаем о смерти преподобного Чарльза Лютвиджа Доджсона, более известного как Льюис Кэрролл, знаменитого автора «Алисы в стране чудес» и других книг, написанных с изысканным юмором. Он скончался вчера в Честнате, поместье своих сестер, расположенном в Гилфорде, на 64 году жизни...

Когда я закончил чтение и повернулся к Холмсу, то увидел, как он вставляет крошечный стеклянный ключик в отверстие шкатулки. Осторожно повернув его, он открыл и приподнял крышку. Внутри лежала канцелярская бумага, которую он вынул и прочел в молчании. Лицо его при этом отразило тени каких-то воспоминаний. Потом он разжал пальцы и листок бумаги тихо устремился к полу. Я подхватил его на лету.

Мой дорогой мистер Шерлок Холмс, – говорилось в этом послании. – Наши общие знакомые желают преподнести вам это в знак своей признательности и в память о «Деле об украденных пирожках». Никто другой, говорят они, не смог бы открыть поразительную отгадку этой тайны. Наш друг Гусеница говорит, что эта проблема такого рода, для разрешения которой требуется выкурить три трубки. Пустяковина, что лежит внутри, – для вас. О дарителе не беспокойтесь. У него их достаточное количество, к тому же он никогда не использует их более одного раза.


С глубоким почтением,

Алиса Плизанс Харгрейвз, урожденная Лидделл

Холмс посмотрел внутрь шкатулки и вынул нечто, завернутое в кусок красной ткани. Когда он развернул ее, то моим глазам предстало самое поразительное зрелище, какое мне только довелось видеть своими глазами, и я до сих пор не уверен, не обманули ли они меня тогда. А увидел я, словно плывущий в воздухе, полумесяц кошачьих зубов, сложенных в подобие загадочной улыбки.

Перед тем как я успел рассмотреть ее поближе, Холмс завернул эту вещь в ткань и закрыл шкатулку.

Потом он встал со своего кресла. Подошел к книжному шкафу и перерыл сотни томов, подняв целое облако скопившейся пыли. Наконец он вытащил потрепанную книгу, которая выглядела так, будто ее зачитали очень давно. Вернувшись и сев в кресло, он провел в нем остаток дня, не сказав ни слова и не пошевелив ни мускулом, если не считать перелистывания страниц и периодических смешков и восторженных возгласов.

С того дня, когда бы в душе Шерлока Холмса ни сгущались хмурые тучи, он доставал из своего кармана крошечный ключик, открывал особый ящик своего рабочего стола и вынимал изумительной работы шкатулку цвета красного вина. Я всегда вздыхал с облегчением, услышав звук ее открывающегося замка.


Уильям Бартон и Майкл Капобьянко
Могила в России

После того как Холмс удалился в Сассекс, его интересы касались только одной возвышенной науки, а именно – пчеловодства, и хотя поток писем с просьбами расследовать то или иное запутанное дело, подвластное только его исключительным способностям к дедукции, не иссякал, он решил навсегда отказаться от своей практики. Тем временем я был полностью увлечен своими довольно важными медицинскими делами и иногда навещал его в выходные, обычно со своей третьей женой.

Письма, приходившие на адрес дома 221-Б по Бейкер-стрит, конечно же, переправлялись к Холмсу в Фулворт, но порой одно из них оказывалось и в моем почтовом ящике. Я обычно с нездоровым интересом читал эти сообщения о людской гнусности и подлости, а потом неохотно писал отказ с наиболее подходящими, по моему мнению, рекомендациями. Несколько писем я переслал Холмсу, надеясь, что он их найдет достойными рассмотрения; но в общем-то я понимал, что он занимается теперь совсем иными исследованиями. Прошло более четырех лет со времени происшествия с фон-унд-цу Графенштайном, которое я описал в рассказе «Его последний выстрел».

В начале мая 1908 года, когда мы с женой завтракали, мне передали толстое письмо. Я рассеянно распечатал его, все еще размышляя о своих делах, но первое же предложение приковало мое внимание. С каждой фразой письмо интересовало меня все больше и больше; не успев окончить чтение, я решил лично передать это сообщение Холмсу.

Попросив жену отменить все назначенные на сегодня встречи, я немедленно отправился на вокзал Виктория.

На место я прибыл чуть позже половины двенадцатого. День выдался ветреный, и в проливе гуляли высокие волны. Холмс удивился, увидев меня, но сказал, что не станет прерывать свой обычный распорядок дня, и пригласил меня сопровождать его на прогулке по пляжу. И только после очень трудного спуска по меловому откосу я вновь попытался сообщить о причине моего визита. Я отстал от Холмса и не расслышал ответа; не было никакой возможности догнать его, шагая по гальке и песку.

– Эй, Холмс! – крикнул я. – Обождите. Я ведь не привык к таким утренним кроссам.

Он извинился, и некоторое время мы шли бок о бок, пока наконец я не достал письмо. Он быстро прочел его и положил обратно в конверт.

– Ну? – спросил я. – Что вы на это скажете?

Холмс ничего не ответил, а только засунул письмо в карман пальто. Я отметил про себя, что с годами мой друг становится все более молчаливым, и прекратил попытки вовлечь его в разговор.

Неожиданно он обернулся и пристально посмотрел на меня.

– Уотсон, благодарю вас за то, что вы так быстро доставили мне это послание. Время здесь играет большую роль. Я знал, что этот злобный паук Мориарти оставил повсюду клочки своей паутины даже после смерти; теперь у нас появилась возможность ликвидировать самый вредный клочок. И разрешить заодно весьма забавную тайну. Пчелы, конечно, очень интересное занятие, но они не могут увлечь человека на всю жизнь. Вы согласны отправиться в путь вместе со мной?

Я ответил, что только того и ждал.

Мы с Холмсом немедленно вернулись в Лондон и на одном из новых моторизованных экипажей отправились в Белгравию по адресу, указанному в письме. Привратник проводил нас в гостиную, где за старомодным письменным столом сидела довольно привлекательная молодая женщина со строгим, властным лицом. Ее светлые волосы были уложены на затылке в тугой узел. Жестом она предложила нам сесть.

– Я очень рада, что вы решили прийти ко мне, мистер Холмс, – сказала она с едва заметным русским акцентом. – Хотя я и не ожидала, что вы будете настолько... проворны.

Холмс подался вперед, положив локти на колени и соединив кончики вытянутых пальцев.

– Уважаемая госпожа, – сказал он, – ваше письмо меня очень заинтересовало. Хотя вы и не знаете этого, но ваш случай имеет самое прямое отношение к некоторым из моих дел. Я хотел бы, чтобы вы подробно поведали нам обо всех обстоятельствах, побудивших вас написать это письмо.

– Как вы, должно быть, уже знаете, меня зовут Надежда Филипповна Долгорукая, – сказала дама. – Я дочь графа Филиппа Алексеевича и графини Натальи Петровны Долгоруких, которые были зверски убиты в Баден-Бадене в 1891 году. В то время мне было всего лишь шесть лет. У моей матери, англичанки по происхождению, были родственники в Лондоне, к ним-то меня и отправили. Меня воспитали как англичанку. Я почти забыла о трагических событиях моего детства, но десять дней тому назад я получила пакет с золотым кольцом и письмо.

– Могу я посмотреть на кольцо? – спросил Холмс.

– Да, конечно.

Графиня открыла ящик стола, вынула из него кольцо и протянула Холмсу. Мой друг тщательно осмотрел его.

– Продолжайте, – сказал он. – Вам может показаться, что внимание мое отвлечено, но это не так.

Женщина кивнула.

– Я читала рассказы доктора Уотсона и знаю о вашем эксцентрическом поведении. Более того, первой книгой, какую я прочитала на английском языке, был «Этюд в багровых тонах», который мне дал друг моей матери. Что касается письма, то это было завещание моего отца, в котором он излагал долгую и запутанную историю своей семьи. Я распорядилась, чтобы его перевели на английский язык, и вы можете сами изучить эту историю, мистер Холмс, так что сейчас я изложу ее лишь кратко.

Мой прапрадед, Николай Долгорукий, был участником декабрьского восстания 1825 года. Оно закончилось поражением, и всех участников арестовали. Большинство было сослано в Сибирь. Через некоторое время им разрешили пригласить к себе близких родственников, и в 1833 году прадед уже жил там вместе с семьей. По рассказам моего отца, в этой глуши Николаю удалось даже скопить достаточное состояние. Неожиданно в 1844 году, без всякой видимой причины, он отослал свою жену и сына-подростка в Петербург. Менее чем год спустя они получили кольцо с запиской, в которой говорилось, что они больше его не увидят. Моя прапрабабка очень расстроилась и вскоре скончалась от горя.

Холмс попытался надеть золотое кольцо на свой мизинец, но оно не пошло дальше первого сустава.

– Женское кольцо, – сказал он. – Прошу вас, продолжайте.

Графиня вздохнула.

– Да. После этого сменилось три поколения. Мой отец, в высшей степени любознательный и отважный человек, решил выяснить, что же произошло. Заметьте, что об этом говорится в его предсмертном письме, а других свидетельств у меня нет. Он отправился в Сибирь и нашел человека, некогда преданного моему прапрадеду, и тот объяснил, что Николай опасался зависти соседей и шаманов – вождей туземцев, которые бы не остановились ни перед чем в стремлении завладеть его богатством. Он боялся за жизнь своих близких и потому отослал их в Петербург. Сам он знал, что скорой смерти ему не избежать, так что он собрал все деньги и ценности и закопал их в безопасном месте. За день до того как его убили, он отослал записку и кольцо.

В 1891 году отец сошелся с человеком по имени Моран. Очевидно, этот Моран пообещал предоставить необходимые средства для розысков потерянного наследства моей семьи.

Холмс повернулся ко мне и сказал, устремив вверх указательный палец:

– Заметьте, Уотсон. Вот и наш паук.

По мере рассказа лицо графини становилось все более бледным. Она надела очки и взяла листок бумаги с письменного стола.

– Я переведу вам последний абзац. «Они идут за мной: Моран и этот ужасный человек по имени Мориарти. Я совершил ужасную ошибку, рассказав им о кольце. Как и мой предок, я должен спрятать кольцо и позаботиться о том, чтобы оно перешло к моим потомкам. Мориарти не успокоится, пока не получит его».

Холмс откинулся в кресле, потирая шею, чего я прежде за ним не замечал.

– И вот неожиданно, спустя семнадцать лет, вы получаете его письмо и кольцо. Мне кажется, бумага действительно того времени. Позвольте рассмотреть ее получше?

Холмс вытащил пенсне из кармана, прикрепив его к носу, и принялся усердно рассматривать письмо. Я подумал, что он просто притворяется.

– Да, выглядит настоящим. Почтовый штамп Баден-Бадена, 6 февраля 1891 года. Как вы помните, Уотсон, это всего лишь за несколько месяцев до нашего приключения у Рейхенбахского водопада. К несчастью, мы избавили мир от этого чудовища слишком поздно и не успели предотвратить злодейское убийство. Теперь нам остается лишь исправить последствия.

Я что-то пробормотал, гадая, чем же обернется эта встреча с графиней.

– А на кольце, моя дорогая графиня, – продолжил Холмс, поднеся объект своего внимания ближе к свету, – я вижу выгравированную тайную надпись. Позвольте... – 60 55 12 101 57 55 6 16 7... дальше непонятно.

– Последние слова написаны по-русски, – сказала графиня. – Это значит «тень кучи и сосны».

Холмс довольно усмехнулся.

– Вам это что-то напоминает, Уотсон?

– Обряд дома Месгрейвов? – замялся я.

– Конечно. Не такая уж и тайна. Первые шесть чисел означают долготу и широту места на Дальнем Востоке Российской империи. Следующие два, очевидно, дата, скорее всего – по юлианскому летосчислению. Последняя цифра – время, возможно – семь часов утра.

– Восхитительно! – воскликнул я. – Холмс, вы не утратили навыки за долгий период бездействия. Вы совершенно уверены в своих выводах?

– Здесь не может быть никакой ошибки. У меня нет никаких сомнений, что можно очень быстро разгадать на месте, что значит тень кучи и сосны.

– Мне хотелось бы попросить вас, мистер Холмс... – начала было женщина.

– Нет нужды беспокоиться, графиня. Мы расследуем это дело до конца, не так ли, Уотсон?

Я действительно не мог понять энтузиазма Холмса, хотя, вероятно, большую роль здесь играло желание убрать грязь, оставленную давно погибшим врагом. С помощью Майкрофта мы быстро получили все необходимые документы и визы, и нам оставалось лишь заказать билеты на поезд, который должен был следовать по недавно построенной транссибирской железной дороге. Мой ассистент, молодой доктор, которого я готовил себе в преемники, согласился принимать всех пациентов во время моего отсутствия. Жена отнюдь не испытывала радости от предстоящей разлуки, но понимая, насколько я привязан к Холмсу, разрешила мне ехать при условии, что я вернусь не позже чем через два месяца.

С вокзала Черинг-Кросс мы выехали 20 марта, и впереди у нас оставалось сорок дней. Поскольку знаменитые путешественники Жюля Верна объехали полмира за такое же время, то я надеялся, что мы успеем вернуться в назначенный срок.

Путешествие через всю Российскую империю было впечатляющим, и я, давний любитель железной дороги, искренне восхищался нашей поездкой в поезде. Семья графа Воронцова, направлявшаяся во Владивосток вместе со свитой в отдельном вагоне, любезно предоставила нам место по соседству.

Десять дней мы наблюдали за изменениями в ландшафте. Сначала мы ехали по русским равнинам, живописным, но несколько однообразным, затем через степь и наконец углубились в тайгу, с каждой милей все более погружаясь в дикий лес и лишь иногда замечая небольшие озера по сторонам.

Города в Сибири становились все меньше и меньше, превращаясь в скопище недостроенных домов и временных жилищ, а станции обозначались всего лишь грудами бревен. Мы с Холмсом тем временем готовились к предстоящему трудному походу. Милое семейство Воронцовых выделило нам двоих сопровождающих. Один, Василий, довольно бегло говорил по-английски и служил переводчиком. Другого человека, очевидно, крестьянского происхождения, звали Борис. Василий хорошо знал Сибирь и много рассказывал нам о том, с чем мы можем столкнуться вдали от цивилизации.

Когда в первый день июня мы прибыли в Красноярск, нас встретила на удивление хорошая и ясная погода. Меня поразил этот город, представлявший собой путаницу деревянных зданий, толкавшихся по берегам Енисея, и очаровал его первопроходческий облик – подобное я видел на картинах, изображающих американский Дикий Запад. Улицы представляли собой грязные дороги с непроходимыми лужами. Гостиница, в которую нас поселили, была ужасна: повсюду сновали тараканы неестественно больших размеров, как, впрочем, и все другие известные человечеству паразиты. В этой гостинице мы пробыли четыре дня, пока Холмс с Василием договаривались о поездке по Енисею.

Читатель, вне всякого сомнения, решит, что мы полностью лишились рассудка, отправившись в такое опасное путешествие в самые удаленные уголки дикой природы. На основании своей практики я осмелюсь сказать, что это вряд ли можно назвать сумасшествием. Могу только заметить, что я стремился к этому путешествию с таким воодушевлением, какого не испытывал с первых дней моей дружбы с Шерлоком Холмсом.

Наконец-то нам удалось уговорить одного торговца по фамилии Гортов, обычно занимавшегося продажей мехов, отвезти нас в нужное место. Холмс заранее приобрел лошадей и необходимые припасы. Все это мы погрузили на ветхое судно, осевшее до планшира, и пятого июня отправились в путь. Погода по-прежнему стояла прекрасная, однако тучи мошкары и комаров преследовали нас и терзали, как вампиры.

Сначала мы плыли по течению, и судно Гортова делало более пятнадцати узлов в час. Через несколько дней мы достигли впадавшей в Енисей Ангары и поплыли уже вверх по течению этой более скромной реки (хотя она все равно была шире, чем Темза в Гринвиче). Вечнозеленые деревья по берегам подходили почти вплотную к реке, и это зрелище темно-зеленой стены становилось все более скучным. Наша скорость снизилась до десяти узлов, а временами падала даже до пяти. Дни шли за днями, и мы все ближе сходились с Гортовым. Я уже не боялся, что он бросит нас в Аксенове, не дожидаясь, когда мы вернемся из похода.

Холмс, казалось, пребывал в прекраснейшем расположении духа и наслаждался окружающей нас природой.

Каждый вечер он доставал свои приборы и проводил измерения, сравнивая результаты с координатами на кольце.

Нам потребовалось более двух недель, чтобы добраться до поселка, который Гортов определил как Аксеново, – три грубых бревенчатых строения, одно из которых оказалось постоялым двором. Когда мы грузили вещи на лошадей, я впервые увидел эвенков – темнокожих людей с морщинистой кожей, у которых при улыбке обнаруживалось отсутствие многих зубов. Один из них, Чингис, согласился быть нашим провожатым.

Согласно вычислениям Холмса, до цели нашего путешествия оставалось немногим меньше двухсот пятидесяти миль. Наши лошади были низкорослыми, лохматыми, темной масти, в Англии их, пожалуй, сочли бы за пони. Но в Красноярске нам сказали, что это самые выносливые, здоровые и сильные животные и что лучше нам не найти. На следующее утро мы выступили, и хотя передвижение по тайге нельзя назвать легкой прогулкой, путь был довольно сносный. Каждый вечер мы останавливались под вечно скрипящими и шуршащими ветвями, сквозь которые едва виднелись звезды.

Вечером двадцать девятого мы разбили лагерь менее чем в миле от места, указанного Долгоруким. Недавно прошел дождь, и вечнозеленые деревья до сих пор роняли капли, издававшие жутковатые звуки. Я поздравил Холмса с успешным достижением цели и едва скрывал свой восторг. Ночью я долго не мог заснуть и размышлял, что же готовит нам завтрашний день.

Встали мы до рассвета, который, надо признать, был восхитителен. Холмс уже вычислил местонахождение цели с точностью до двух десятых мили. Пока мы шли к северо-востоку, почва становилась все более болотистой, а деревья редели. Чингис указал на просвет, и мы поспешили туда, едва переводя дыхание. Как и предполагалось, в центре поляны возвышался курган из камней, высотой приблизительно с человеческий рост.

Сейчас было 5.15. Рыжее солнце вставало все выше над горизонтом, и тени от деревьев пересекли всю поляну. «Куча» – курган – тоже отбрасывала тень, но вокруг росло слишком много сосен. Холмс осмотрел это сооружение, затем через Василия обратился к Чингису, выясняя какие-то детали и на глазах приходя в возбуждение. Когда я спросил его, что не так, он отмахнулся от меня, сказав: «Нет времени!»

Неожиданно Холмс бросился на курган словно дикарь, раскидывая камни с немыслимой быстротой. Ничего не понимая, я последовал его примеру. Когда мы достигли подножья, Холмс стал рыть землю голыми руками и через минуту обнаружил небольшой ржавый ящик.

– Но, Холмс, – попытался возразить я, – разве это достойно? Вдруг это могила...

– Друг мой, – воскликнул он, – никаких могил здесь нет, за исключением разве что наших собственных.

Из ящика он достал единственный листок плотной бумаги с какими-то математическими вычислениями. Диаграмма под ними изображала два пересекающихся овала. Холмс протянул мне его со странной, усталой усмешкой.

– Мориарти, – сказал он. – Профессор математики. Специалист по орбитам, Уотсон. Главный его труд назывался «Динамика астероида». Теперь-то все проясняется.

Холмс сверился с часами.

– Сомневаюсь, что мы сможем убежать, но попытаться все же стоит. Уотсон, скачите прочь как можно быстрее.

С этими словами он вскочил на лошадь и стремительно поскакал в лес. От его слов у меня пробежал холодок по спине, но я быстро последовал за ним, вместе с Чингисом, Василием и Борисом.

Мы пришпоривали лошадей и мчались галопом по узкой прогалине, ведущей прочь от поляны, пока лошади не стали спотыкаться.

– А теперь быстрой рысцой! – прокричал Холмс через плечо. – Если мы и дальше будем их гнать, они просто упадут.

Почва стала еще более влажной, но лес значительно поредел. Мы ехали рысцой около пяти миль, а когда лошади устали, спешились и быстро побежали, держа их под уздцы. Таким образом мы преодолели около двух миль. К этому времени животные отдохнули настолько, чтобы проделать рысью еще пять миль.

Сквозь мшистую поверхность тут и там проглядывали камни, а сама местность начала понижаться. Неожиданно мы оказались в овраге, ведущем к небольшому ручью. По примеру Холмса мы слезли с лошадей и провели их вниз, к самому ручью с берегами, усеянными камнями различных размеров. Уже было почти семь часов, и Холмс все время поглядывал на небо, словно ожидая появления ангелов. Он приказал нам сесть спиной к самому большому валуну и держать животных поблизости.

Прошло несколько минут. Тихо журчал ручей, с деревьев доносились голоса птиц, шелестела листва. Удивленней всех выглядел Чингис; он словно решил, что европейцы еще более ненормальные, чем это ему казалось до сих пор.

Я уже собирался было встать и поспорить с Холмсом, как стало немного ярче, будто солнце вышло из-за туч. Не успел я высказаться по этому поводу, как мир словно неслышно взорвался, все вокруг засияло ослепительно белым светом, четче очертив силуэты темных теней, отбрасываемых окружающими предметами. Когда свет погас, я заметил, что стало на удивление тихо. Затем почувствовал резкий подземный толчок, как при землетрясении. «Холмс!» – прокричал я, но мой голос словно исчез. Тут же над нашими головами стремительно пронеслось облако пыли и ударило деревья на противоположном берегу ручья. Лошади упали, а деревья согнулись почти до самой земли и резко подались обратно. Только тогда я обратил внимание на ужасный, оглушительный шум, не похожий ни на что слышимое мною раньше, – словно грандиозный громовой раскат все длился и длился. Когда ветер приутих, я больше не мог сдерживаться. Я вскочил и обернулся.

Небо над деревьями приобрело медно-золотистый оттенок. Розовые тучи расступились в стороны, освещаемые снизу ослепительно яркими лучами света. Когда сияние немного угасло, небо стало кроваво-красного цвета с алыми полосами. И надо всем парило темное грибоподобное облако с проступающими красными искорками, словно из его глубин вырывались всполохи внутреннего пламени.

– О Боже, – пробормотал я. – Холмс, вы должны посмотреть на это!

Но если его уши также адски болели, как и мои, он вряд ли расслышал меня.

Темное облако разрасталось, заслоняя собой небо и устраивая нечто вроде затмения. К этому времени и другие, увидев, что со мной ничего не произошло, встали и принялись смотреть на поразительное явление. Лошади, из которых, к счастью, ни одна не пострадала, тоже поднялись на ноги. Глаза мои постепенно привыкли к свету, хотя я все еще видел темные пятна – следы яркой вспышки.

Я повернулся к Холмсу, который улыбался все той же хмурой улыбкой, которую я заметил у кургана.

– Ах, Уотсон, – сказал он. – Мы дураки... идиоты! Теперь я все понял. Я, наверное, поглупел, возясь с пчелами. Этот чертов Мориарти! Проклятая душа. Семнадцать лет как в могиле и все еще мстит.

Я вопросительно смотрел на него.

– Все здесь, старина, – сказал Холмс, помахав документом. – Когда Мориарти был практикующим астрономом, он наблюдал распад кометы и вычислил точные орбиты ее кусков. Он узнал, что один из них столкнется с Землей, и тщательно рассчитал время и место. Он, по всей вероятности, долго держал эти сведения при себе. Когда он понял, что в последней схватке он может и не победить, то заранее составил грандиозный и гениально простой план мести. Какой-то его приспешник прибыл сюда, в район Тунгуски, и соорудил курган.

– Но зачем он оставил там ящик? – спросил я.

– Это всего лишь демонстрация его патологических чувств. Чистое самолюбование. Я конечно же не знал, что мы найдем под камнями, но когда увидел, что курган воздвигнут не более чем двадцать лет назад, то начал понимать, чего нам следует опасаться.

Убийство Долгоруких было частью этого хитроумного плана. В должное время его последователь передал Надежде фальшивое письмо ее отца и кольцо. Они даже подстроили так, чтобы она прочитала ваши рассказы, и, возможно, убеждали ее мать вернуться в Англию. Ах, Уотсон, должен признаться, до чего же это восхитительный фокус!

И он рассмеялся таким громким и долгим смехом, какого я прежде никогда не слыхал.


Вонда Н. Макинтайр
Шерлок Холмс и теорема поля

Холмс смеялся, словно сумасшедший, сбежавший из Бедлама.

Удивившись такому взрыву веселья, я опустил «Таймс», в которой мое внимание привлекла статья о новом геометрическом рисунке, обнаруженном на полях графства Суррея. Я еще не решил, стоит ли показывать ее Холмсу.

– Что вас так забавляет, Холмс?

В последнее время ему не попадалось ни одного интересного дела, и я беспокоился, как бы от скуки он снова не прибегнул к кокаину.

Холмс замолчал, и улыбку на его лице сменило выражение задумчивости. В глазах его я не заметил апатии, свойственной человеку, принявшему наркотик.

– Меня позабавили иллюзии, которые питает род человеческий, Уотсон, – сказал Холмс. – Вроде бы это забавно, но при размышлении становится грустно.

Я ждал объяснений.

– Можете ли вы определить причину моего веселья, Уотсон, и моей грусти? Мне кажется, она совершенно очевидна.

Я подумал. Если ему на глаза попалась юмористическая заметка то он, несомненно, не обратил бы на нее внимания, так как она для него так же бесполезна как трактат об орбитах планет. Описание жестокого убийства его отнюдь бы не позабавило. Упоминание о деятельности Мориарти повергло бы его в гнев или печаль.

– Ах, – сказал я, будучи уверен, что отгадал загадку. – Вы прочли описание преступления, то есть, прошу прощения, описание расследования преступления и нашли ошибки в его анализе. Но, – заметил я, обеспокоившись безразличием Холмса к моему рассуждению, – это предполагало бы арест невиновного человека, Холмс. Наверняка вы бы не стали смеяться, а прореагировали как-нибудь по-другому.

– Конечно, не стал бы, – сказал Холмс. – Но ведь это и не описание преступления.

При этих словах он потряс газетой.

– Здесь напечатаны комментарии Конана Дойла по поводу недавнего представления Гудини.

– Да, оно было довольно зрелищным, – сказал я. – Очень волнующим, я бы сказал. А сэр Артур тоже нашел его впечатляющим?

– Конан Дойл, – сказал Холмс с какой-то мрачной враждебностью, – приписывает все достижения Гудини, – тут Холмс фыркнул, – его мистическим способностям.

– Но его трюки действительно могут дать повод для подобных размышлений, – сказал я добродушно.

– Ха! – воскликнул Холмс. – В этом-то и все дело, Уотсон! Разве бы вы стали платить за то, чтобы увидеть, как ему не удается выбраться из заколоченного гроба?

– Пожалуй, нет, – признался я.

– Если бы Гудини объяснил вам свои методы, то вы бы сказали: «Как просто! Любой может так сделать – при помощи вашего метода!»

Так как Холмсу очень часто приходилось выслушивать подобные заявления, то я начал понимать причину его вспышки.

– Я бы так не сказал. Я бы сказал, что в результате долгих упражнений он возвел технику сценических фокусов в ранг точной науки.

Холмс выслушал мои слова с улыбкой, так как я часто говорил нечто подобное о его практике расследования преступлений.

– Но ведь это правда, Уотсон, – сказал Холмс, снова принимая серьезный вид. – Ведь действительно любой бы смог повторить его фокусы, если бы всю жизнь посвятил изучению и совершенствованию методов! Вот почему это так просто.

Когда Холмс снисходил до того, чтобы объяснять изумленным наблюдателям цепь своих рассуждений, реакция была неизменна: его методы оказывались «совершенно очевидными»; любой, в том числе и наблюдатель, мог бы с легкостью повторить это рассуждение.

– Конан Дойл претендует на дружбу с Гудини, – продолжил Холмс с раздражением, – и тем не менее оскорбляет своего друга. Он отрицает его трудолюбие и упорство. Несмотря на все отговорки Гудини, он продолжает приписывать его способности влиянию потусторонних сил. Как если бы сам Гудини вовсе ничего не смог бы сделать! Какой же глупец этот Конан Дойл!

– Полегче, – сказал я. – Сэр Артур умный и образованный человек. Он отважный и вдохновенный человек. Его воображение может посоперничать с воображением Уэллса! Его истории о профессоре Челленджере достойны «Войны миров»!

– Я не читаю художественных произведений, – заметил Холмс. – Может, это и в самом деле недостаток, за который вы меня всегда упрекаете. Но если бы я даже и читал литературу, то вряд ли стал бы тратить время на псевдонаучные сочинения, которые вы находите такими захватывающими. Не интересны мне и фантазии безумного духовидца! – хмуро добавил он сквозь густое облако табачного дыма. – Человек фотографирует фей у себя в саду.

– Вы неисправимый материалист, Холмс, – сказал я. – Я собственными глазами видел необъяснимые явления в Афганистане...

– Древнее искусство ловкости рук. Дрессировка змей. Фокусы с веревками! – он снова рассмеялся, на этот раз без прежних истерических ноток. – Ах, Уотсон, завидую я вашей наивности.

Я собирался оспорить его утверждение, но он остановил меня, подняв руку.

– Миссис Хадсон...

– ... с нашим чаем, – сказал я. – Не так уж и трудно догадаться, ведь слышны ее шаги, а сейчас все-таки время пить чай...

– ... хочет сообщить нам о прибытии клиента.

Миссис Хадсон, наша домохозяйка, постучала в дверь и открыла ее.

– К вам джентльмен, мистер Холмс, – сказала она. – Вам подать еще одну чашку чая?

За ее плечами показалась фигура человека, стоящего в тени.

– Благодарю вас, миссис Хадсон, – сказал Холмс. – Это было бы очень любезно с вашей стороны.

Миссис Хадсон положила визитную карточку на поднос возле двери. Холмс поднялся, но не стал утруждать себя ее чтением. Когда посетитель вошел, я тоже поднялся и собирался было поприветствовать его, но Холмс меня опередил.

– Как я вижу, доктор Конан Дойл, – холодно произнес Холмс, – вас сегодня неожиданно вызвали в поля, и все утро вы вынуждены были заниматься тайной испорченного урожая. Можно также добавить, что расследование ни к чему не привело. Неужели появилась новая «теорема поля»?

Конан Дойл от души рассмеялся; его могучая грудная клетка, сотрясаясь, издавала мощные раскаты зычного хохота.

– Так, значит, вы меня уже представили, Джон! – обратился он ко мне. – Вы, вне всяких сомнений, смотрели в окно и видели, как я приехал. Не такая уж и мудреная дедукция, – тут он улыбнулся Холмсу, а затем сморщил нос и снова повернулся ко мне. – Но как вы узнали, что я только что приехал в город, и как догадались, что я занимался «теоремой поля»?

– Боюсь, я даже и не предполагал, что у нас будет посетитель, сэр Артур, – сказал я. – Я об этом не знал, пока Холмс не сказал мне.

Сэр Артур усмехнулся.

– Понимаю, – сказал он. – Никто не станет выдавать секреты своего мастерства. Даже если это простое предвидение.

Холмс скрыл свое раздражение; сомневаюсь, что тот, кто знал его меньше, чем я, вообще заметил бы, что он раздражен. Он пристально смотрел на сэра Артура. У нас редко бывали посетители выше Холмса, но сэр Артур Конан Дойл возвышался на шесть футов и четыре дюйма. В отличие от моего друга Холмса, который оставался худым, можно сказать сухопарым, всегда, даже во время длительного безделья, сэр Артур, казалось, заполнял собой большую часть комнаты.

– Как же вы узнали о том, что у нас будет гость, Холмс? – спросил я, стараясь вернуть их в рамки обычного вежливого разговора.

– Я слышал, как прибыл экипаж сэра Артура, – обронил он, словно желая побыстрее покончить с объяснением, – как заметили бы и вы, если бы обращали на это внимание.

Такое его поведение меня несколько сердило, но я все же продолжил:

– А поездка сэра Артура? И как вы узнали, кто он такой?

– Мое лицо не назовешь неизвестным, – вмешался сэр Артур. – На прошлой неделе в «Таймс» была напечатана моя фотография со статьей о...

– Я никогда не читаю литературный раздел «Таймс», – сказал Холмс. – И Уотсон может подтвердить это.

Он показал своей трубкой на брюки сэра Артура.

– Вы человек, следящий за собой. Вы одеваетесь хорошо и тщательно. Вы сегодня брились долго и неторопливо. Усы ваши аккуратно подстрижены. Если бы вы заранее планировали поездку, то оделись бы подобающим образом. Значит, вам неожиданно сообщили о том, что требуется ваше присутствие. Вы вытерли грязь с ботинок, но оставили пятна крема для обуви. Отсюда следует, что вы столкнулись с такой загадкой, которая отвлекла ваше обычное внимание к своей внешности, которая, как я вижу – да и любой бы увидел, – безупречна. Что же касается предмета загадки, то я заметил прилипшие к вашим брюкам недозрелые семена Triticum aestivum. И сразу же понял, что вы побывали на пшеничных полях в Суррее.

– Изумительно, – прошептал Конан Дойл, причем его красноватое лицо побледнело. – Совершенно невероятно.

Я увидел, что Холмс одновременно польщен реакцией Конана Дойла и удивлен тем, что он на этот раз не стал смеяться и говорить, что все это было очень просто.

– То, что вам не удалось решить загадку, – очевидно. Иначе бы вы и не пришли ко мне, – закончил он.

Сэр Артур покачнулся. Я быстро подхватил его под руку и усадил в кресло. Очень необычно было наблюдать слабость человека такого крупного телосложения. Казалось, он был в шоке. К счастью, в этот момент вошла миссис Хадсон с чаем. Чашка доброго крепкого чая, разбавленного бренди из буфета, привела сэра Артура в чувство.

– Я приношу извинения, – сказал он. – Целое утро я провел, наблюдая странные явления такого порядка, свидетелем которых мне бывать никогда не доводилось. Как вы совершенно верно заметили, мистер Холмс, случившееся меня потрясло. И не успел я оправиться, как вы продемонстрировали свои сверхъестественные таланты!

Он сделал большой глоток чая. Я снова наполнил чашку, добавив на этот раз больше бренди. Сэр Артур пил чай, не обращая внимания на пар, подымающийся прямо ему в лицо, которое постепенно вновь розовело.

– Сверхъестественные? – пробормотал Холмс задумчиво. – Удивительные – да Может, даже экстраординарные. Но ни в коей мере не сверхъестественные.

– Но если Джон не сказал вам, кто я такой и вы не знали меня в лицо, то как же иначе вы определили мое имя, как не чтением мыслей?

– Я прочитал ваше имя, – сухо сказал Холмс, – на набалдашнике вашей трости, где оно весьма четко выгравировано.


Начиная с конца весны газеты постоянно писали о загадочных явлениях, происходивших на полях. Местами стебли пшеницы были смяты ровными прямыми линиями и окружностями таких размеров, словно некий циклон решил преподать людям урок геометрии. Хотя эти феномены часто сопровождались всполохами в небе, погода стояла неизменно превосходная. Если молнии и сверкали, то это должны были быть невиданные молнии без грома! Не наблюдалось никакого ветра или дождя, да они и не смогли бы смять пшеницу такими ровными геометрическими узорами.

Для объяснения этого феномена выдвигали множество различных гипотез, – от ливня с градом до электромагнитных возмущений, но ни одна из них так и не была доказана. Эти загадочные рисунки стали сенсацией года; пресса, освещавшая также и достижения современной физики (зачастую совершенно неверно), назвала их «теоремами поля», имея в виду теорию Максвелла.

Холмс вырезал и поместил в отдельную папку эти заметки, аккуратно выписав все данные. Он предполагал, что появление линий можно объяснить естественными силами, если только сравнить их между собой и выявить закономерность.

Однажды утром я вошел в гостиную и увидел, что он сидит за столом, заваленным смятыми листами бумаги. Едкие клубы дыма заполняли всю комнату. Персидская туфля, в которой он хранил свой табак, лежала перевернутой на каминной доске среди последних просыпавшихся крупинок табака.

– Вот оно, Уотсон! – прокричал Холмс, размахивая листком с рисунком. – Я думаю, что это линии, взятые за основу при расчете «теоремы поля»!

Его брат Майкрофт уверил нас, что это не так, и быстро раскритиковал все доказательства. Холмс, допустив такие элементарные (для Холмса) и несвойственные ему ошибки, потерял всякий интерес к загадочным узорам. Но, судя по замечанию, сделанному им сэру Артуру, они никогда не исчезали из сферы его интересов.


Быстро собрав все самое необходимое, мы отправились с сэром Артуром на вокзал, откуда поехали в Андершоу, его поместье близ Хайнхеда, графство Суррей.

– Скажите, сэр Артур, – обратился к нему Холмс, когда поезд проворно бежал по зелено-золотым полям, – как вы оказались вовлечены в это расследование?

Я подумал, уж не раздосадован ли Холмс. Загадки начались в конце весны, а сейчас было позднее лето, уже почти время убирать урожай. Почему-то только сейчас решили вызвать детектива для расследования этого дела.

– Больше всего беспокойств феномен принес моим арендаторам, – сказал сэр Артур. – Какими бы «теоремы» ни были забавными, они причиняют ущерб. И я чувствую ответственность за случившееся. Я не могу позволить себе лишить своих арендаторов средств к существованию.

– Так вы подозреваете, что этот вандализм направлен непосредственно против вас? – спросил я.

Сэр Артур некогда принимал участие в расследовании нескольких криминальных дел на стороне подозреваемых, коих он по щедрости души считал невиновными. Его методы, конечно же, отличались от методов Шерлока Холмса тем, что Холмс никогда не доводил дело до судебных препирательств и сомнительных решений. Неудивительно, если один из бывших клиентов-неудачников решил именно так отблагодарить его за неумелую помощь.

– Вандализм? – переспросил сэр Артур. – Нет, все куда более сложно. Это не вандализм. Очевидно, кто-то желает наладить со мной контакт с той стороны.

– С той стороны? – спросил я. – Может, все-таки лучше воспользоваться почтой?

Сэр Артур наклонился ко мне. Выражение его лица было очень серьезным.

– Нет, я имел в виду границу между жизнью и смертью.

Холмс расхохотался. Я тихо вздохнул. Каким бы умным и воспитанным ни был мой друг, иногда он позволял себе пересматривать правила поведения. Истина для Холмса была дороже вежливости.

– Так вы полагаете, что эти рисунки появились в результате спиритического сеанса? – обратился он к сэру Артуру. – Испорченные злаки – это нечто вроде эктоплазмы и летающих серебряных блюдец?

В его голосе чувствовалась очевидная насмешка, но сэр Артур оставался спокоен. Он, конечно же, много раз встречался с проявлениями недоверия, поскольку был убежденным приверженцем спиритизма.

– Вот именно, – сказал он, причем глаза его так и светились надеждой. – Наши близкие, скончавшиеся родственники стараются наладить связь с нами с той стороны. Лучший способ привлечь наше внимание – предложить нам недоступное до сих пор знание. Знание, которое нельзя свести к кабинетным исследованиям. Представьте себе, что эти послания идут от самого гениального Ньютона!

– Я и не знал, – сказал Холмс, – что среди ваших предков был сэр Исаак Ньютон.

– Я не собирался претендовать на подобное родство, – произнес сэр Артур, чопорно выпрямляясь. Шерлок Холмс мог смеяться над его спиритическими верованиями и убеждениями, но оскорблять семейное достоинство – это дело совсем другое.

– Конечно же нет! – поспешно вмешался я. – Никто об этом даже и подумать не мог!

Я надеялся, что на этот раз Холмс не станет распространяться по поводу двусмысленности моих слов. Он смотрел сквозь полуприкрытые глаза на сэра Артура и хранил молчание.

– Известно, что возможны контакты с существами из различных мест и времен – и не обязательно с родственниками, – продолжил я. – Как, должно быть, необычно выглядит возвращение Исаака Ньютона спустя двести лет, проведенных в чистых размышлениях!

– Необычно – это не то слово, – пробормотал Холмс. Он все еще не сводил глаз с сэра Артура. – Доктор Конан Дойл, – сказал он, – если вы верите в то, что причиной подобных феноменов являются духи, то зачем обратились ко мне за помощью?

– Потому что, мистер Холмс, если вы не раскроете других причин случившегося, тогда останется только одно объяснение – спиритическое. «Когда вы отбросите все невозможное, то, что останется, каким бы невероятным оно ни казалось, и есть истина!» Вы поможете мне доказать мою правоту.

– Понятно, – сказал Холмс. – Вы наняли меня, чтобы я отбросил все объяснения, более невозможные, чем присутствие духов. Вы наняли меня, чтобы я... потерпел неудачу.

– Я бы не стал выражать это такими словами, – сказал сэр Артур.

Оставшуюся часть пути мы провели в несколько напряженном молчании. Сэр Артур задремал, Холмс всматривался в проплывающий за окном пейзаж. Его резкие движения свидетельствовали о кипевшей в нем энергии. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем мы прибыли на вокзал в Хайндхеде. Я разбудил сэра Артура, который проснулся с испуганным вздохом.

– Мэм! – крикнул он, затем пришел в себя и извинился. – Я спал, – сказал он. – Мне приснилась моя покойная матушка. Она советовала нам продолжать расследование.

Холмс ничего не сказал на это.

Нас ожидал экипаж сэра Артура, запряженный парой прекрасных гнедых.

– Я не мог завести автомобиль, – сказал шофер, исполнявший на этот раз обязанности кучера. – Мы послали в Лондон за механиком.

– Хорошо, Джеймс, – отозвался сэр Артур. Он кивнул головой, и мы сели в экипаж. – Мотор казался вполне надежным, когда я купил его. Но в последнее время он чаще ломается, чем работает.

Это замечание привлекло внимание Холмса.

– Когда точно начались неполадки?

– Восемь недель тому назад, – ответил сэр Артур.

– В то же время, когда появились и «теоремы поля», – сказал Холмс задумчиво.

Сэр Артур усмехнулся.

– Право же, мистер Холмс, вы, надеюсь, не станете утверждать, что это духи общаются со мной таким способом – ломая мой автомобиль!

– Конечно, нет, сэр Артур, вы совершенно правы. Я не думаю, будто духи общаются с вами, ломая ваш автомобиль.

– Это простое совпадение.

– Я не верю в совпадения.

Холмс стремился как можно быстрее приступить к осмотру на месте, но когда мы прибыли в Андершоу, было уже темно. Сэр Артур пообещал нам, что мы встанем еще до рассвета и с первыми лучами солнца прибудем на поле его арендатора, пока не успеет испариться ночная роса.

Так мы и поступили.

Описания и рисунки, помещенные в газетах, не могли передать все величие этих узоров. Мы поднялись на холм, чтобы рассмотреть их как следует. Три широкие тропы, абсолютно круглые и концентрические, были словно прочерчены по пшеничному полю. Дополнительным украшением служили касательная, два радиуса и хорда. Я должен признаться, что в тот момент эти геометрические линии казались мне творением отнюдь не этого мира.

– «Теоремы» появляются только на пшеничных полях, – сказал сэр Артур. – На самой важной из наших культур. Овес и кукуруза остались нетронутыми.

Холмс пробормотал что-то невнятное в знак подтверждения.

Мы спустились с холма, и Холмс вошел в поле. Сэр Артур проследил за ним взглядом.

– Джон, – сказал он мне, – если ваш друг не найдет естественных объяснений феномена, то смирится ли он с этим?

– Он верен истине, сэр Артур, – ответил я. – Он не терпит поражения, но он скорее позволит себя победить, чем выскажет бездоказательное утверждение.

– Тогда мне не о чем беспокоиться.

На лице его появилась грубовато-добродушная, типично английская улыбка.

Холмс передвигался по рядам смятой пшеницы, тщательно изучая каждый участок, рассматривая как прямые, так и согнутые колоски. Он что-то бормотал про себя, смеялся и фыркал; через поле его голос доносился словно с моря. Он измерил ширину линий, высоту прямых стеблей и угол между линиями и изгибами.

Солнце подымалось все выше; день обещал быть жарким.

– Вы чувствуете? – тихо спросил сэр Артур. – Силу, оставшуюся от тех, кто тут поработал?

Он вытянул руки и словно бы дотронулся до невидимой стены.

Я тоже почувствовал нечто, хотя не мог точно сказать, была ли это энергия невидимых существ или просто испарение, исходящее от земли.

Пока мы ждали Холмса, к нам подошел плохо выбритый мужчина средних лет.

– Доброе утро, Роберт, – сказал Конан Дойл.

– Доброе утро, сэр Артур, – ответил Роберт.

– Уотсон, это один из моих арендаторов, Роберт Хоулдер.

Одежда Роберта была потерта и покрыта пятнами. Я подумал, что он мог бы одеться и получше, отправляясь на разговор с хозяином.

Обращаясь к Роберту, сэр Артур продолжил:

– Мистер Холмс и доктор Уотсон решили оказать мне помощь в этом расследовании.

– Мистер Холмс?! – воскликнул Роберт.

Он посмотрел на поле, где Холмс продолжал расхаживать, останавливаться и бормотать себе под нос.

– А вы доктор Уотсон? – Голос Роберта стал выше от сознания того, что он стоит рядом со знаменитостью. – Очень рад с вами встретиться, сэр. Вся моя семья, все мы читаем ваши книги по вечерам. Дети учат буквы, сидя у меня на коленях и слушая ваши рассказы.

– Э-э... благодарю вас, – проговорил я в замешательстве. Хотя для фермера он говорил неплохо, я бы не сказал, что он большой любитель чтения; кроме того, я считал, что рассказы о жестоких событиях, с которыми приходилось сталкиваться Холмсу, слишком грубы для маленьких детей. Однако это не мое дело – поучать Роберта, тем более в присутствии его хозяина.

– Вы нашли злоумышленника? – спросил Роберт. – Злодея, который испортил мой урожай!

Холмс пересек поле и подошел к нам, нахмурившись. Казалось, он даже не заметил фермера.

– Бесполезно, – сказал Холмс. – Совершенно бесполезно! Здесь, должно быть, стоял художник, делающий зарисовки, – он указал на истоптанный участок земли, покрытый сероватой пылью. – А там фотограф со своей камерой и порошком для вспышки. Целых шесть журналистов и еще больше полицейских затоптали абсолютно все, что могло пригодиться в качестве улик.

Он не стал объяснять, каким образом он отличал следы журналистов от следов полицейских.

– И кроме того, толпа зевак, прибывших следующим же поездом...

– Я могу запретить их посещения, – сказал сэр Артур.

– К чему? Улики уже уничтожены. Нет! Я мог бы высказать предположения, но предположения – это только половина задачи. Доказательства – это совершенно иное.

Он так поглядел на поле, как будто оно специально зазывало к себе беззаботных посетителей, чтобы затемнить истину.

– Если бы только, – сказал он задумчиво, – если бы только мне удалось посмотреть на них сразу же.

Он резко повернулся к Роберту и оценил его взглядом, словно его присутствие и не требовало никаких объяснений.

– Вы видели огни, – сказал он. – Опишите их.

– Вы мистер Холмс?

С краской на лице даже я был вынужден признать, что грубый фермер обладает большими представлениями о приличии, чем мой друг.

– Конечно. Итак, об огнях.

– Ночь была тихая. Немного тумана, но никакого дождя или резкого ветра. Я услышал странный звук. Как будто играли на музыкальных инструментах, но без мелодии. Такой жутковатый звук... у меня мурашки по спине пробежали. Даже ребенок заплакал. Я вышел из дома...

– А вы не испугались?

– Испугался. А кто бы на моем месте не испугался? Из Лондона «народ» ушел, но в деревнях он до сих пор живет. В наших сердцах.

– Вы настоящий фольклорист, – заметил Холмс без всякого выражения.

– Я помню истории, какие рассказывали у нас в семье. Старинные истории. О «народе»...

– О народе фей! – воскликнул сэр Артур. – У меня есть фотографии, они существуют на самом деле.

– О «народе», – сказал Роберт, не соглашаясь и не опровергая слова сэра Артура. – О тех, кто до нас жил на этой земле.

– Вы собирались рассказать мне об огнях, – заметил Холмс нетерпеливо.

– Сначала я увидел неясное мерцание сквозь туман. Затем – кольцо света, не как от свечей – они мерцали, но горели ровно, как городские газовые горелки. И все разных цветов. Очень красиво!

– Фосфоресцирующий свет. Как на болоте.

– Нет, сэр. Как вы сказали, тот свет бывает только на болотах, а не на полях. Он такой мягкий, не очень яркий. А эти огни были яркие. Круг завертелся, и я подумал...

Тут он замялся.

– Продолжайте же!

– Вы скажете, что я сошел с ума.

– Если я что-то и подумаю, то это останется у меня в голове.

Роберт словно сомневался, говорить ему или нет.

– Мне показалось, что я увидел... большую твердую вещь, плывущую по небу, как лодка плывет по воде.

– Летающий пароход? – спросил я.

– Аэроплан, – подхватил сэр Артур. – Хотя, мне бы было известно о местном пилоте.

– Нет, это скорее походило на корабль, – сказал Роберт. – Такой большой и круглый.

– А вы слышали звук мотора? – спросил Холмс. – Жужжание или что-то похожее на работу автомобильного двигателя?

– Только музыку, – ответил Роберт.

– Никогда не слыхал, чтобы явление призрака сопровождалось звуком мотора, – сказал сэр Артур.

– И что случилось потом? – спросил Холмс. – Куда направился этот объект и что он делал?

– Он поднялся, и над ним виднелись звезды, а среди них Марс, такой яркий и красный. – Роберт замолчал, немного подумал и продолжил: – Затем огни стали еще ярче и растворились во вспышке пламени. Я почувствовал запах гари и серы, поначалу мне показалось, что я ослеп!

– А потом? – не унимался Холмс.

– Потом глаза привыкли, и вокруг сгустился туман.

– О чем вы умолчали? – строго спросил Холмс. – Что случилось потом?

Роберт снова замялся, всем своим видом выражая нерешительность.

– Говорите только правду.

– Не потом, а перед этим... Перед тем как корабль исчез, мне показалось, что я увидел еще одну вспышку света.

– На корабле?

– Нет, на небе. Это было похоже на сигнал! Белый свет, белый, а не красный, прямо с Марса! – он глубоко вздохнул. – Затем корабль ответил ему и исчез!

Мне удалось подавить восклицание удивления и сомнения. Холмс задумчиво приподнял одну бровь. Сэр Артур пощипывал усы.

– Спасибо за помощь, Роберт, – сказал сэр Артур, как будто бы в рассказе Роберта не было ничего необычного. – И за ваши наблюдения.

– Сэр Артур, – обратился к нему Роберт. – Могу ли я просить вашего разрешения собрать хотя бы то, что осталось от урожая? Зерно уже не обмолотить, но хотя бы солому для сена.

– Ни в коем случае! – тревожно воскликнул сэр Артур.

Роберт сделал шаг назад, удивившись и испугавшись.

– Нет, нет, – добавил сэр Артур, успокаивая себя с видимым усилием.

– Но, сэр!

Меня удивила интонация протеста, с какой Роберт обратился к своему хозяину.

– Я приказываю, чтобы никто не входил на поле! – сказал сэр Артур. – Линии нельзя нарушать до тех пор, пока мы не поймем их смысла.

– Хорошо, сэр Артур, – нехотя согласился Роберт.

– И пошли Малыша Робби вместе с братьями сторожить поле от зевак. Пускай они ходят вдоль изгороди, но ни при каких обстоятельствах не проникают внутрь.

– Но, сэр Артур... это поле... ведь я же каждый год плачу вам ренту. Благодаря этому полю у нас есть крыша над головой! Сэр Артур, в последние два года цены на зерно и так упали...

Я не порицаю его за недовольство и рад, что ему повезло, – сэр Артур оказался гуманным и благородным джентльменом.

– Вам не стоит беспокоиться о ренте, – сказал он. – Я освобождаю вас от всяких обязательств на этот год.

На открытом лице Роберта показалось выражение признательности.

– Я не могу принять ваше предложение, сэр Артур, – сказал он, – хотя с вашей стороны это так благородно. Я вам признателен, но ведь между нами заключен договор. Я не хочу брать милостыню...

Сэр Артур нахмурился; он казался рассерженным, оттого что его арендатор не соглашался на такое простое решение.

– Мы обсудим это позже, – сказал сэр Артур, – а сейчас позаботьтесь, чтобы на поле не проникали посторонние, – в его голосе не чувствовалось никакого неудовольствия.

Роберт в знак признательности дотронулся до края своей поношенной шляпы.

Мы вернулись в дом сэра Артура, где нас уже поджидала его любезная жена Джин, леди Конан Дойл, исполнявшая роль распорядителя во время прекрасного завтрака. После такой экскурсии я очень проголодался, но Холмс едва дотронулся до еды. Это свидетельствовало о том, что все его мысли были заняты загадкой. Пока он будет озабочен этой проблемой, он и думать позабудет о кокаине.

В оставшуюся часть дня мы сопровождали сэра Артура в его прогулке к другим полям, на которых за последние несколько недель таинственным образом появлялись «теоремы». Согласно Холмсу все они были беспощадно истоптаны.

Мы поговорили с арендаторами, также видевшими огни в небе, но это явление их напугало, и все они давали разные толкования, отличающиеся от рассказа Роберта. Я так и не мог понять, что же они видели на самом деле.

Все это время я размышлял над описанием Роберта. Хотя оно и казалось мне убедительным, меня не покидало какое-то беспокойство. И я сам удивился, что, несмотря на скептицизм Холмса, мне было бы очень приятно сознавать, что нашу землю посетили существа из другого мира, физического или духовного. Лучше бы, конечно, они оказались такими дружелюбными созданиями, какими их описывал сэр Артур, а не чудовищами-захватчиками из фантастических романов мистера Уэллса.

Холмс должным образом обследовал очередное поле и выслушивал описание мерцающих огней. Но так как он не находил ничего заслуживающего внимания, делал это со все меньшим усердием, а после полудня стал проявлять беспокойство и нетерпение. Он также все больше раздражался от бесконечных рассуждений сэра Артура о спиритизме, и никакие мои слова не могли направить беседу в иное русло. Как всякий истинно верующий, сэр Артур усердствовал в своих проповедях.

Ближе к файв о'клоку, перед тем как отправиться пить чай, мы остановились под старинным дубом возле одного из полей с узорами.

– Посмотрите, – сказал сэр Артур, – пшеница согнута, но не сломана. Стебли, образующие узоры, такие же зеленые, как и окружающие их прямые стебли. Вам не кажется это странным?

– Да, конечно, – сказал я.

– Вовсе нет, – отозвался Холмс. Он выскочил из экипажа, вырвал пучок пшеницы с корнями, не повредив при этом стебли. Одной рукой он взялся за корни, а другой резко ударил по стеблям, согнув их под прямым углом. При этом поднялось целое облако пыли.

Но стебли не сломались.

– Triticum aestivum в этой стадии роста очень эластично, – сказал Холмс. – Его трудно сломать.

Холмс выдернул два стебля из пучка, один протянул мне, а другой сэру Артуру. Я попытался сломать свой стебель, но он и в самом деле оказался таким упругим, что потребовалось значительное усилие, чтобы согнуть его до расщепления волокон. Сэр Артур тоже настойчиво теребил свой стебель.

– «Теоремы поля» были бы значительно загадочнее, если бы пшеница и в самом деле была сломана.

– Но мистер Холмс, – сказал сэр Артур, – силы, с которыми нам приходится иметь дело, очень могущественны. Стебель, который не могу сломать я, для них все равно что сухая веточка. Разве вам не кажется поразительным, что при всем этом они проявили такую деликатность?

Холмс оглядел его недоверчивым взглядом.

– Сэр Артур! Сначала вас впечатлила демонстрация кажущейся силы, затем вы поражены тем, что это сделано так аккуратно. Я не улавливаю логики в ваших рассуждениях.

При этом Холмс размочалил и разорвал несколько стебельков.

Мы вернулись в Андершоу. В тяжелой, неприятной тишине мы пили чай «Эрл грей» из изящных фарфоровых чашек. Леди Конан Дойл и я тщетно старались завести разговор на отвлеченные темы. Под конец сэр Артур заявил, что нынешним вечером он намерен провести спиритический сеанс, отчего настроение Холмса отнюдь не улучшилось.

Напряженное молчание прервал громкий стук в дверь, сопровождаемый криками. Сэр Артур поднялся, чтобы выяснить, в чем дело.

– Вас желает видеть один из ваших арендаторов, – сказал дворецкий.

Вслед за дворецким вошел Роберт; к моему удивлению, он сразу же переступил порог гостиной. Затем словно вспомнил, где находится, и снял свою потертую шляпу.

– Они испортили еще одно поле! – воскликнул он. – Это обнаружил Малыш Робби только что, когда шел домой, чтобы принести братьям хлеб с сыром.

Холмс вскочил, его дурное настроение исчезло без следа. Сэр Артур приказал подготовить автомобиль к поездке, и мы поспешили на осмотр нового явления.

Автомобиль работал прекрасно, двигатель его монотонно гудел, пока мы не свернули на дорогу к нужному полю. Неожиданно он заглох. Роберт вылез и попытался завести его рукоятью, но ничего не получилось.

Оказалось, что сэр Артур весьма цветисто ругается на нескольких языках.

– Бушменский, – уточнил Холмс после какой-то особенно экзотичной фразы.

Я подумал, что сэр Артур, должно быть, приобрел такие знания на войне с бурами.

Оставшиеся полмили мы прошли пешком. Вечерняя жара была ощутима даже в тени изгородей. В деревьях неумолчно щебетали птицы.

– Ну что же, Роберт, – сказал я. – Вам представилась возможность посмотреть на Шерлока Холмса в действии и потом вы будете рассказывать об этом собственными словами, а не читать мои. Холмс, Роберт, оказывается, большой поклонник ваших приключений.

– Весьма польщен, – сказал Холмс, – хотя, конечно, это ваши заслуги, Уотсон.

Больше мы не стали тратить время на пустую болтовню, потому что подошли к полю с новыми узорами. Дети Роберта, в том числе и Малыш Робби, который был значительно выше и массивнее своего отца, успели прийти до нашего появления, хотя мы и ехали в автомобиле. Они выстроились вдоль изгороди и умно излагали свои соображения по поводу геометрических фигур, начерченных посреди пшеницы.

Сэр Артур собрался было тут же нырнуть в нее, но Холмс взял его за плечо.

– Останьтесь здесь! – крикнул он. – Роберт! Идите к дороге и не пускайте посторонних!

– Слушаюсь, мистер Холмс.

Роберт и его сыновья направились к дороге.

Я задумался над тем, с какой скоростью в сельской местности распространяются слухи.

Вместо того чтобы сразу подойти к рисункам, Холмс встал на изгородь и некоторое время простоял на ней, балансируя и разглядывая поле сверху. Только после нескольких минут тщательного осмотра он приступил к самой теореме.

Сэр Артур следил за методами Холмса.

– Вы видите, Джон? – обратился он ко мне. – Даже ваш мистер Холмс осознает опасную силу, присутствующую в этом месте.

– Сэр Артур, – сказал я как можно более мягким тоном, – откуда может взяться опасность, если, по вашему утверждению, это дело рук тех, кто любил нас в этой жизни?

– Ну... – протянул он смущенно, – вы поймете это сегодня вечером, во время сеанса. Та сторона вообще, понимаете ли... опасна.

Роберт подбежал к нам, задыхаясь.

– Прошу прощения, мистер Холмс, сэр Артур. Мы старались держать их подальше. Но констебль Браун приказал нам отойти.

– Долг для него дороже здравого смысла, – пробормотал сэр Артур и вздохнул. – Я верю, что вы старались, – сказал он Роберту.

Тут показалась группа людей, возглавляемых констеблем Брауном и сыновьями Роберта, которые не выглядели очень недовольными. Холмс был прав: кто-то уже оповестил местных жителей о новой «теореме». Люди, повидавшие прежние рисунки, чувствовали себя вдвойне счастливыми.

Констебль вошел в поле в тот момент, как Холмс вышел из него. Зрители столпились вдоль изгороди.

Холмс присоединился к нам с сэром Артуром.

– Я осмотрел все, что необходимо, – сказал он. – Теперь уже неважно, что зеваки все истопчут.

– Но нам же нужно исследовать теорему! – сказал сэр Артур. – Ведь мы еще не поняли ее смысла!

Он приказал Роберту по возможности не пускать людей на поле, чтобы они не испортили рисунок.

– Если мы уйдем сейчас, – сказал Холмс, – перед тем как констебль поймет, что это совершенно безнадежное дело, то нам удастся избежать его вопросов.

Обед казался предпочтительнее расспросов, и мы последовали совету Холмса. К своему удивлению, я заметил, что дети Роберта выстроили посетителей в ряд. Некоторые предлагали мальчикам деньги за вход. Похоже, что для этой семьи сегодняшний день не такой уж неудачный.

Прибывший фотограф снял с плеч камеру и установил ее на треноге. Затем он исчез под черным покрывалом, чтобы сфокусировать линзы. Фотографирование сопровождалось яркой вспышкой и клубами едкого, пахнущего серой дыма.

Журналисты начали задавать вопросы констеблю Брауну, который надулся от важности. Мы поспешили скрыться, так как журналисты могли опознать сэра Артура или Шерлока Холмса и задержать нас.

– Если только мотор заведется, – сказал сэр Артур, – мы успеем к сеансу.

Какое-то мгновение мне казалось, что Холмс вернется, предпочтя вопросы констебля Брауна и даже журналистов сомнительной перспективе участвовать в спиритическом сеансе.

Ко всеобщему удивлению, мотор завелся сразу же. Пока сэр Артур ехал по сельской дороге, Холмс что-то задумчиво вертел в руках.

– Что это, Холмс?

– Деревянный колышек, – ответил Холмс, кладя его в карман. – Я нашел его в поле.

Он не был расположен пускаться в объяснения, и мы замолчали. Я раздумывал над тем, не придется ли нам смириться с существованием вампиров и деревянных колов, как мы уже смирились с «теоремами поля», огнями духов и сеансами.

– Скажите, сэр Артур, – сказал Холмс под шум ритмично кашлявшего двигателя, – какие-нибудь из ваших духов могут жить на Марсе?

– На Марсе? – воскликнул сэр Артур. – Марс! Мне кажется, я никогда не слыхал об этом. Но и не припомню, чтобы кто-то задавал такой вопрос.

Он повернулся к Холмсу. Глаза его горели от возбуждения.

– Мы зададим такой вопрос сегодня же! Ответ на него объяснил бы тайну каналов, обнаруженных профессором Скьяпарелли, не правда ли?

– Возможно, – сказал Холмс. – Хотя я не понимаю, зачем мертвецам понадобились каналы.

Темнота постепенно сгущалась, пока мы ехали по неровной дороге. Сэр Артур включил фары, и они осветили ветви и стволы деревьев, отбрасывающие причудливые тени. Ветерок приятно овевал наши лица, хотя и пах немного бензином.

Вдруг двигатель заглох и одновременно погасли фары.

Сэр Артур в сердцах произнес еще одно из своих экзотических ругательств.

– Хотя мне и кажется, что это ни к чему, – сказал он, – но не согласится ли кто из вас выйти и крутануть рукоятку?

Холмс, зная о моем поврежденном еще в Афганистане плече, вышел из автомобиля и прошел к мотору. Он дернул рукоятку несколько раз, но безрезультатно. Не говоря ни слова, он поднял капот и заглянул в него.

– Слишком темно, мистер Холмс, – сказал сэр Артур. – Придется нам идти пешком.

– Может, и нет, сэр Артур, – сказал я. – У Холмса очень хорошее зрение.

Я также вышел из автомобиля в надежде, не пригодится ли моя помощь. Жалко, что не было керосиновой лампы, впрочем, ее наверняка пришлось бы держать подальше от двигателя, так что толку от нее все равно было бы немного.

– Вы определили, в чем затруднение, Холмс? – спросил я.

Своими тонкими пальцами он ощупывал какие-то детали в двигателе.

– Затруднение, Уотсон? – сказал он. – Никаких затруднений тут нет. Только чья-то предприимчивая хитрость.

Автомобиль заскрипел, и я понял, что сэр Артур собирается присоединиться к нам.

– Хитрость? – повторил я. – Не хотите же вы сказать, что... Ах!

Ятребиное лицо Холмса осветилось, и на мгновение мне показалось, что он исправил мотор и фары. Потом я подумал, что сэр Артур, должно быть, приобрел новую модель, в которой фары включались независимо от двигателя, потому что никакого шума я не услышал.

Но тогда, сделал я вывод, они бы не отключились одновременно с двигателем.

И наконец я понял, что фары не горят и что двигатель до сих пор молчит, а лицо Холмса освещает какой-то совсем другой источник света.

Я поднял голову, следя за лучами, и увидел странные огни, освещавшие лес за дорогой. Они медленно проплывали над верхушками деревьев.

– Сэр Артур! – крикнул я.

Его силуэт быстро двигался в сторону таинственных огней. Холмс и я побежали за ним. Я содрогнулся, не знаю точно – от холода или от страха.

Неожиданно нас словно поглотила огромная вспышка света и раздался звон колокольчиков. В замешательстве я споткнулся и упал, крича «сэр Артур!». Мне показалось, что рядом со мной раздалось одно из его экзотических ругательств, на этот раз из уст Шерлока Холмса.

Потом я пришел в себя, но перед глазами все еще мелькали пятна от огней. Когда же глаза привыкли, я понял, что лежу на спине и пристально вглядываюсь в небо. Среди звезд я различил красноватый Марс. Я снова содрогнулся от ужаса и сел, издав стон.

Холмс мгновенно подбежал ко мне.

– Оставайтесь на месте, Уотсон, – сказал он. – С вами скоро будет все в порядке. Никаких ран, надеюсь, нет.

– А вы, Холмс? А сэр Артур?

– Мое зрение восстановилось, но сэр Артур не откликается.

– Что случилось, Холмс? Что это была за вспышка?

– Это было то... что Роберт назвал воздушным кораблем, – ответил Холмс. – Но он исчез, а вместе с ним и Конан Дойл.

– Мы должны вернуться в Андершоу! Созвать людей и пойти на поиски!

– Нет! – воскликнул Холмс. – Его кто-то увел, и мы не сможем определить его местонахождение, пока я не осмотрю место его пропажи. Перед тем как его затопчут.

– Но леди Конан Дойл! Она расстроится!

– Если мы вернемся сейчас, то сможем сказать ей только, что сэр Артур потерялся.

– Его похитили!

– Если бы я только знал кто – или что – его похитил!

– Возможно, хотя сам он, вероятно, так не считает.

– Его могли убить!

– Ручаюсь, что он жив, – сказал Холмс.

– Почему вы так уверены?

– Потому что, – объяснил Холмс, – никому не будет пользы от его смерти.

Он уселся на сиденье автомобиля.

– Если мы подождем до зари, то сможем найти его и вернуть в лоно семьи. Пока у них не будет других проблем, как размышлять о том, куда же мы исчезли.

– Хорошо, Холмс, – произнес я с сомнением. – Но тогда ответственность за исчезновение сэра Артура ложится на вас.

– Я согласен, – серьезно сказал Холмс. Неожиданно он немного повеселел. – Боюсь, мы уже не сможем поприсутствовать сегодня на спиритическом сеансе.

Должен признаться, что я задремал, несмотря на холод ночных часов и неудобное сиденье автомобиля. Последнее, что я видел до того как закрыть глаза, – это розоватое сияние Марса, опускающегося за деревья. Мне снилось племя иноземных существ, таких могущественных, что их каналы видны даже с другой планеты.

Когда я проснулся, содрогаясь от холода, мой костюм оказался покрытым капельками росы. Тишина ночи уступила место предрассветному птичьему пению. Я ощутил запах влажной травы и серы и попытался вспомнить какой-то важный эпизод своего сна.

Холмс потряс меня.

– Я проснулся, Холмс! – сказал я. Мимолетное воспоминание исчезло. – Вы нашли сэра Артура?

– Еще нет, – ответил он. – Подержите-ка это, пока я разберусь с мотором.

Он протянул мне кусок металла – две полоски, соединенные скобой.

– Что с сэром Артуром? Вы намерены продолжить поиски?

– Мои поиски окончены, – сказал Холмс, – На деревьях я обнаружил несколько обгорелых листьев. На земле – пыльное пятно. Отметины на почве, образующие углы параллелограмма, – он фыркнул. – Даже не квадрата! Не так уж элегантно по сравнению с «теоремами поля». Серьезный повод для размышлений.

– А следы сэра Артура?

– Следов много, но... мне кажется, мы не найдем то место, где его прячут.

Я посмотрел на небо, но звезды уже погасли. Холмс замолчал. Он ничего не скажет до тех пор пока не будет готов к объяснениям. Я испугался, что он не смог выйти на след и что сэр Артур лежит сейчас убитый где-нибудь в логове похитителей или за пределами нашего мира.

Автомобиль завелся без всяких хлопот. Я никогда раньше не сидел за рулем – в городе это ни к чему, если взмахом руки можно остановить наемный экипаж за несколько шиллингов, – но я тщательно наблюдал за сэром Артуром. Вскоре мы уже ехали по дороге, размышляя, что же является причиной таких толчков – неровная колея или мое неумелое вождение.

– Что это за вещь, Холмс? – спросил я, отдавая ему металлические полоски.

Он взял их и указал рукой на что-то впереди себя. Я быстро повернул руль, так как едва было не направился прямиком к изгороди.

– Кусок металла?

– Да, – сказал он. – Кусок металла.

– А зачем он? – спросил я раздраженно. – Где вы его нашли?

– Я нашел его в двигателе, – ответил Холмс и положил его в карман. – Могу, кстати, поздравить вас с прекрасным умением обращаться с автомобилем. Я и не знал, что вы обладаете талантом к вождению.

Я понял его почти неуловимый намек и замедлил движение. По обеим сторонам дороги росли живые изгороди и было бы опасно встретиться с лошадью или повозкой.

– Мне снился Марс, Холмс.

– Ха! – сказан он. – Марс!

– Такой удивительный сон! – продолжил я, не обратив внимания на его пренебрежительное восклицание. – Как будто мы научились общаться с марсианами, посылая им световые сигналы, словно телеграммы. Но, конечно же, это невозможно.

– Почему невозможно? – спросил Холмс. – Если, разумеется, предположить наличие того, с кем можно было бы общаться.

– Свет не может идти с мгновенной скоростью к удаленным мирам, – пояснил я.

– Свет доходит мгновенно, – возразил Холмс.

– Нет, это не так, – сказал я. – Вам известно, что я интересуюсь астрономией и физикой. Эксперименты Майклсона-Морли доказали, что свет имеет ограниченную скорость и более того – что скорость его всегда неизменна, но это сейчас неважно.

– А что важно? – спросил Холмс. – Во сне, насколько я помню, вы телеграфировали светом послания к марсианам.

– Важно то, что я не мог бы общаться с ними естественным образом...

– Мне кажется, довольно сложно провести кабель между Землей и Марсом, – сухо сказал Холмс.

– ... потому что каждая фраза потребовала бы нескольких минут – не помню сколько точно, но кажется десять. Столько бы летел мой «Привет!» и столько же времени потребовалось бы для получения в ответ «Добрый день!».

– Наверное, лучше было бы воспользоваться почтой.

– И вот это-то меня и смутило в рассказе Роберта! – воскликнул я.

– Смутило вас? – переспросил Холмс. – Раньше вы об этом не говорили.

– Это все время ускользало от моего сознания. Но конечно же! Он сказал, что увидел сигнал с Марса за мгновение до исчезновения этого корабля. И он ему ответил. Это невозможно, понимаете, Холмс, потому что послание не могло дойти до нас за такой малый промежуток времени. Должно быть, он ошибся.

Некоторое время Холмс сидел молча, затем глубоко вздохнул.

– Как всегда, Уотсон, вы заставляете меня стыдиться, – сказал он. – Вы дали мне ключ к решению загадки, и теперь все ясно.

– Неужели? – произнес я. – Ключ? Я?

Я повернулся к нему.

– Но что с сэром Артуром? Как загадка может быть решена, когда не известно, где сэр Артур? Мы ведь не можем вернуться в Андершоу без него.

– Стоп! – крикнул Холмс.

Испугавшись, что Холмс вдруг увидел какую-нибудь овцу, пересекающую дорогу, пока мое внимание было отвлечено, я резко затормозил. Автомобиль, вздрогнув, остановился, и Холмс воспользовался силой инерции, чтобы выпрыгнуть из него.

У обочины на камне сидел сэр Артур.

– Доброе утро, доктор Конан Дойл, – поприветствовал его Холмс. – Надеюсь, с вами не случилось ничего плохого?

Сэр Артур блаженным взором посмотрел по сторонам; глаза его были влажные и словно стеклянные.

– Я видел такое, мистер Холмс, – сказал он. – Потрясающее...

Холмс помог ему взобраться в автомобиль на кресло пассажира. Пока сэр Артур усаживался, Холмс отцепил какой-то лоскуток у него с ботинка.

– Что вы там нашли, Холмс? – спросил я.

– Ничего примечательного, – ответил Холмс. – Лоскуток обгорелого шелка, насколько я понимаю.

Он аккуратно свернул его и положил в карман.

Сэр Артур не возражал против того, что я сижу на месте водителя, и мы поехали в Андершоу. Казалось, он только что посетил иной мир и до сих пор не пришел в себя. Он отказывался говорить что-либо до тех пор, пока мы не привезли его домой и не предъявили обеспокоенной жене.

Образец женского совершенства, леди Конан Дойл поверила словам мужа, утверждавшего, что с ним все в порядке. Она провела нас в гостиную и усадила в кресла, обитые темно-бордовым бархатом.

– Это было поразительно, – сказал сэр Артур. – Совершенно изумительное зрелище. Я увидел огни, и они словно околдовали меня. Меня влекло к ним. Я побежал по лесу и увидел кольцо огней, в точности такое же, о каком говорил Роберт. Ярче, чем могут произвести люди, клянусь, не говоря уже о том, что они парили в воздухе! Я увидел тот самый корабль. Воздушное судно, медленно подплывавшее ко мне, а в нем окна – и лица! Лица, пристально глядевшие на меня.

Холмс заерзал в кресле и нахмурился, но ничего не сказал.

– Затем была вспышка...

– Мы тоже видели ее, – сказал я. – Мы боялись, что вы ранены.

– Вовсе нет! – воскликнул Конан Дойл. – Меня подняли вверх! От потрясения я упал в обморок, а когда очнулся, был уже внутри корабля!

– Почему вы так уверены? – требовательным тоном спросил Холмс. – Вы видели окна? Вы находились высоко над травой?

– Я был в круглой комнате, размером с тот самый корабль, и чувствовал покачивание от ветра.

Мне вдруг вспомнилось, что прошедшая ночь была безветренной. Но, возможно, воздушное судно поднялось высоко над землей, и там был ветер.

– А двери, люки? – спросил Холмс.

– Дверей не было, – проговорил сэр Артур задумчиво и все еще как бы рассеянно. – Изнутри стены казались гладкими, как атлас. Никаких следов люков!

– Сэр Артур... – запротестовал Холмс.

– Ш-шш, мистер Холмс, пожалуйста, – сказала леди Конан Дойл, внимательно следящая за рассказом, – дайте моему мужу закончить его историю.

– Я совсем не испугался. Мне было так спокойно и не хотелось двигаться, – продолжил сэр Артур. – Затем вошли... люди и заговорили со мной. Они не походили ни на каких земных существ! Они были очень бледные, с огромными глазами, сверкающими словно от избытка внеземной мудрости. Они сказали мне – сказали, не произнося ни слова, – в моем сознании, не двигая губами!

– Ага, – пробормотал Холмс. – Значит, губы у них были.

– Ш-шш! – зашептала леди Конан Дойл, на этот раз без особой любезности.

– Что они сказали вам, сэр Артур? – спросил я.

– Они хотели исследовать меня и определить, подходим ли мы им. Узнать, можем ли мы жить вместе в мире и согласии.

– Жить вместе! – воскликнул я.

– Да. Они осмотрели меня, – я не могу подробно описать этот процесс в приличном обществе, могу только заметить, что осматривали они меня... тщательно. Странно, что я не испытывал страха и почти не ощущал неудобства, даже когда они применили иглы.

– Ах, ну да, – пробормотал Холмс. – Иглы.

– Кто были эти люди? – спросил я удивленно. – Откуда они прибыли?

– Они с Марса, – сказал сэр Артур.

Я почувствовал, что мысли у меня путаются, и не только от усталости. Леди Конан Дойл что-то воскликнула в изумлении, а Холмс тихо проворчал.

– С Марса? – сказал он сухо. – А не из царства духов?

Сэр Артур напрягся, раздражаясь от насмешки, содержащейся в словах моего друга.

– Я бы не стал ничего говорить, не будучи уверенным в своей правоте! Подтверждением тому служит все, что я испытал!

Не успел Холмс ответить, как в дверях показался дворецкий.

– Сэр Артур, – обратился он к хозяину.

– Скажите Роберту, – сказал Холмс без всяких объяснений, – что мы больше не будем исследовать новую «теорему». Передайте ему, что он может рассказать все констеблю, журналистам и даже королю, если захочет.

Дворецкий в нерешительности переминался с ноги на ногу.

– И скажите, – добавил Холмс, – что он может показывать посетителям эти узоры за какую угодно плату.

Дворецкий поклонился и исчез.

– Они истопчут «теорему»! – возразил сэр Артур, подымаясь с кресла. – Мы не узнаем...

– Но вы уже и так все знаете, – сказал Холмс. – Вы ведь говорили с создателями этой «теоремы».

Сэр Артур опустился на место.

– Да, это верно, – сказал он и улыбнулся. – Подумать только – ведь представлять весь наш мир избрали именно меня!

Он подался вперед и распростер руки, словно в мольбе.

– Они вовсе не похожи на создания мистера Уэллса. Они не злые и не хотят захватить нас. Они желают всего лишь стать нашими друзьями. Не стоит впадать в панику.

– Мы и не собираемся впадать в панику, – парировал Холмс. – Я сделал все, что вы от меня хотели. Я решил загадку. Благодаря моему другу Уотсону, – кивнул он мне.

– Никакой загадки нет, – сказал сэр Артур.

Холмс достал из карманов деревянный колышек, угол из двух металлических полосок и кусок черного шелка. Все это он положил на стол перед нами. С шелка на полированную поверхность стола просыпалась серая пыль, оставив запах гари и металла.

– Вы правы. Загадки и в самом деле нет.

Он взял в руки колышек, и я заметил несколько стебельков пшеницы, прилипших к нему.

– Я нашел это как раз в центре новой «теоремы», которая возникла так кстати, едва только я высказал желание посмотреть на свежий рисунок. К сожалению, авторы рисунка торопились и работали неаккуратно. Они оставили острие вот этого кола, к которому привязывали веревку, чтобы с ее помощью чертить окружность.

Своими длинными пальцами Холмс указал на отметины, оставленные перетирающей дерево веревкой, и на стебли пшеницы, опутавшие колышек кольцом при его круговом вращении.

– Но ведь все было не так, – запротестовал сэр Артур. – Марсиане мне все объяснили. Они постарались войти в контакт со мною, но их теоремы оказались недоступны нашему сознанию. Так что они рискнули пообщаться со мной напрямую.

Холмс взял металлический объект.

– При нагревании металл расширяется, – напомнил он. – Это хитроумное устройство было помещено в двигатель вашего автомобиля таким образом, чтобы при расширении оно портило одно из соединений. При нагревании мотора автомобиль останавливался. Естественно, вы ехали с большой скоростью, желая побыстрее осмотреть новый рисунок. И, конечно же, ваш мотор перегрелся, а следовательно, и перестал работать.

– Марсиане повлияли на течение электрического тока в моторе – это неизбежный эффект энергетического поля, поддерживающего их средство передвижения в воздухе. Представляете, Холмс, оно может долететь от Марса до Земли и обратно!

Холмс вздохнул и продемонстрировал кусок черного шелка.

– Это то, что осталось от их воздушного корабля, – сказал он. – Его скорее можно было бы назвать воздушным шаром, наполненным горячим воздухом. Свечи, расположенные в корзине у основания, нагревали воздух, и шар летел.

– Огни были слишком яркими для свечей, мистер Холмс, – возразил сэр Артур.

Холмс продолжил свои рассуждения, нисколько не смущенный его словами.

– Добавьте сюда порошок, применяемый фотографами для вспышки, – он потряс шелком, и в воздухе слабо запахло серой. – Он воспламеняется и ослепляет вас. Шелк загорается! Свечи, шар, соломенная корзина  – все сгорает! Ничего не осталось, кроме пыли... оксида магния.

Он ткнул пальцем в горстку пыли.

– Но я-то не сгорел, – заметил сэр Артур.

– И не нужно было, чтобы вы сгорели. Это было задумано, чтобы испугать вас. Ваши похитители не злодеи и не дураки.

Холмс стряхнул пыль с рук.

– Им нужно было, чтобы вы вообразили себе летающее судно, спустившееся с небес, приземлившееся и улетевшее снова ввысь, оставив пламенный след, подобно китайской ракете! Но оно оставило следы четырех ног, расставленных очень неуклюже. Я нашел это подозрительным. Куда прочнее были бы три ноги, расположенные равномерно.

– Ваши рассуждения очень интересны, мистер Холмс, но вы не сможете объяснить, как марсиане переправили меня на свой корабль, как они закрыли двери, не оставив и следа, как они говорили со мной, не произнося ни слова.

– Сэр Артур, – сказал Холмс, – вам знаком эффект, производимый кокаином?

– Теоретически – да, – ответил сэр Артур. – Я ведь все-таки доктор медицины.

– Я имел в виду личный опыт.

– Лично я ни разу не пробовал его и даже не прописывал его пациентам, – сказал сэр Артур. – Так что лично я не знаком с эффектом кокаина.

– Зато я знаком, – спокойно пояснил Холмс. – У вас все признаки его действия. Стеклянные глаза, приподнятое состояние духа...

– Вы утверждаете, – недоверчиво произнес сэр Артур, – что марсиане отравили меня кокаином?

– Да не марсиане! – возвысил голос Холмс в первый раз за все время. – Обманщики, которые создали прекрасную иллюзию, ослепили вас, одурманили наркотиком и перевезли в потайное место – по всей вероятности, на плот, колеблющийся, словно на ветру. Сами они переоделись, говорили из-за масок – или даже из-за занавески, воспользовавшись вашим состоянием. Вы сами видели иглу, значит, вам еще раз ввели наркотик, а потом переправили туда, где вас легко могли найти утром!

Сэр Артур долго смотрел на Холмса, потом негромко рассмеялся.

– Я понимаю, – сказал он тихо. – Да, я понимаю!

– Вы понимаете, что вас надули? – спросил Холмс.

– Я все понимаю. Вам не нужно ничего больше говорить. Однажды в будущем, когда вы убедитесь в моей доброй воле, нам выпадет случай еще раз поговорить об этом.

Сэр Артур встал, пересек комнату и открыл ящик рабочего стола. Он вынул лист бумаги, повернулся и протянул ее Холмсу.

– Это аккредитив, – сказал он, – в счет оплаты ваших услуг. Надеюсь, этого достаточно?

Холмс едва взглянул на бумагу.

– Более чем достаточно. Я бы сказал, более чем щедро, от клиента, который уверен, что меня одурачили марсиане.

– Не совсем так, мистер Холмс. Я понимаю вашу аргументацию. Вы очень подробно все рассчитали, сэр. Я восхищен вами.

– Тогда вы принимаете и...

– Я принимаю ваши объяснения как подтверждение моей гипотезы, – сказал сэр Артур. – И восхищаюсь вами больше, нежели это можно выразить в словах.

Он улыбнулся.

– А теперь, поскольку мы все очень устали, я должен отдохнуть. Затем – за работу! Нужно сообщить миру об ожидающих его чудесах. Я позволил себе нанять частный вагон, который доставит вас в Лондон. Считайте это знаком моего уважения.

Холмс поднялся, не говоря ни слова.

– Ваш багаж уже находится в автомобиле. Джеймс отвезет вас на станцию. Не беспокойтесь – автомобиль работает исправно, потому что наши гости отбыли домой. Но они вернутся!

Сэр Артур и леди Конан Дойл проводили нас до подъездной дороги так любезно, что я почти не ощущал, что нас на самом деле выпроваживают. Я сел в автомобиль, но сэр Артур задержал Холмса и о чем-то говорил ему шепотом, пожимая руку.

Потом Холмс присоединился ко мне, и Джеймс завел автомобиль. Двигатель работал превосходно. Когда мы проезжали мимо поля, на котором вчера появились удивительные узоры, то увидели Роберта и Малыша Робби, ведущих за собой посетителей. По сравнению с предыдущим днем они были лучше одеты и выглядели значительно солиднее.

Я не смог определить, с каким выражением Роберт посмотрел на нас, так как его глаза затеняла новая шляпа.

– Холмс... – начал я.

Холмс жестом попросил меня помолчать. Другую руку он поднял в знак приветствия. Роберт ответил ему. На губах Холмса заиграла улыбка.

Как только мы вошли в вагон, Холмс сел, откинувшись, на роскошное кожаное кресло и рассмеялся. Он смеялся так громко и долго, что я всерьез начал опасаться, не стал ли он в самом деле теперь подходящим пациентом для Бедлама.

– Холмс! – окликнул я его. – Успокойтесь, старина!

Я налил ему стакан коньяка «Наполеон», как я заметил мимоходом.

Смех постепенно утих до редких смешков, и Холмс вытер слезы с глаз.

– Так-то лучше, – сказал я. – Что за дьявольское веселье?

– Человеческие существа, – произнес Холмс, – человеческие существа – вот неиссякаемый источник моего веселья.

– Мне не нравится, что мы оставили сэра Артура упорствовать в своем заблуждении. Может, нам лучше вернуться, поискать плот, на котором его держали похитители?

– Он вне всякого сомнения уже покоится в самом глубоком месте озера. Мы никогда не найдем его... если, конечно, не прибегнем к помощи капитана Немо из романа мистера Верна.

– Я удивлен. Вы, оказывается, читали «Двадцать тысяч лье под водой».

– Я не читал. Вы читали и пересказали мне достаточно подробно.

Он отхлебнул коньяку и посмотрел оценивающе на янтарную жидкость.

– Хм-м. Последний из хороших годов.

Я налил коньяк для себя, согрел бокал в руках и выпил совсем немножко этого очаровательного нектара. Слишком рано для алкогольных напитков, подумал я, но на этот раз извинил себя.

– Когда мы вернемся на Бейкер-стрит, – сказал Холмс, – я, возможно, позаимствую у вас экземпляр «Войны миров», если вы будете столь любезны и одолжите мне его.

– Да, – ответил я, – если вы пообещаете не вырывать страницы для своих заметок. Бетти подарила мне эту книгу с дарственной подписью.

– Клянусь в ее сохранности своей жизнью.

Я усмехнулся. Поезд тронулся, набирая скорость, и колеса застучали по рельсам.

– А что же сэр Артур? – спросил я. – Он так теперь и будет верить, что его посетили существа с Марса?

– Уотсон, друг мой, сэр Артур – добровольный участник этого розыгрыша.

– Вы хотите сказать – он сам и задумал его? Но зачем тогда прибегать к вашей помощи?

– Невинный, неосознанный участник. Он хочет в это верить. Бритву Оккама он променял на калейдоскоп, усложняющий простые факты до невозможности. Но он верит в них, как верит и в своих духов, и в мистические силы Гудини, и что я...

Тут он снова захохотал.

– Я не понимаю цель этого розыгрыша! – сказал я, надеясь пресечь очередной приступ гомерического смеха. – И зачем он понадобился исполнителям?

– Трудный вопрос. Я почти отчаялся получить на него ответ. Я размышлял: сэр Артур хотел принизить мой интеллект в сравнении со своим, журналисты и фотографы решили сфабриковать историю, констебль Браун намеревался привлечь больше средств в свой район – и увлекся вспышками.

– И к чему же вы пришли, Холмс? Обождите! Это фотограф – только он мог использовать порошок для вспышки!

– И так подробно знать местную топографию? Нет, порошок легко купить. Или украсть. Вы подозреваете не того.

– Тогда кто это?

– Кому это выгодно?

Я задумался. Если бы сэр Артур написал об этих событиях, то он получил бы некоторую сумму от издания книг и лекций. Но Холмс сказал, что он невиновен. Но что было бы полезным для сэра Артура, было бы полезным и для его семьи...

– Не леди же Конан Дойл! – воскликнул я, ошеломленный.

– Конечно, нет, – сказал Холмс.

– Дворецкий? Шофер? Он мог знать, каким образом испортить двигатель.

– Роберт Хоулдер, Уотсон! – вскричал Холмс. – Роберт Хоулдер! Возможно – это только предположение – при помощи Джеймса, дворецкого и других арендаторов. Но руководил всем Роберт, несмотря на свою грубоватую внешность. Настоящий провинциальный Гудини! – сделал вывод Холмс. – Он даже использовал кое-что из моей собственной техники. И почти победил меня!

– Он рисковал всем, пускаясь в такую схватку...

– Меня он предвидеть не мог, он предполагал, что расследованием будет руководить сэр Артур. Когда приехали мы с вами, он понял, что либо потерпит поражение, либо выиграет благодаря своей дерзости. Он предложил сэру Артуру способ объяснить загадку и не поверить мне. Сэр Артур принял это предложение. Да и как он мог воспротивиться ему?

Холмс посмотрел сквозь окно на ровные поля, колышущиеся, словно зеленое море.

– Если бы не эта ошибка Роберта по поводу скорости света, – сказал Холмс, – которую я, кстати, разделял вместе с ним, то я бы знал, что случилось и как, но не знал бы, кто все это подстроил.

– Вы, кажется, симпатизируете ему, – сказал я с легким неодобрением.

– Да, Уотсон. Роберт определенно честный человек.

– Честный!

– Он отказался от предложения сэра Артура освободить его от уплаты ренты за этот год. Он не собирался красть.

– А только лгать.

– Как Гудини. Как любой актер, любой рассказчик. Шекспир лгал. И вы, мой друг, тоже иногда лгали, описывая наши приключения.

– Я изменял внешний вид и характер персонажей, – сказал я, оскорбившись. – Я, возможно, кое-что недоговаривал... иногда... – я замялся и кивнул головой. – Ну да, хорошо. Я лгал.

– Жизнь нелегка для людей, работающих на земле. Мы с вами сейчас хорошо обеспечены. Но вспомните себя в молодости, когда вы едва сводили концы с концами, не позволяли себе купить лишнюю рубашку или пару ботинок. Представьте себе, что у вас вообще нет никаких перспектив. Что так будет всю жизнь.

Я неожиданно вспомнил отца-фермера и его сыновей в новых одеждах.

– Кто станет порицать их за развлечение, за то, что они устроили розыгрыш, привлекший в их края праздных зевак с лишними деньгами? Обманули людей, – добавил Холмс, – которые настолько слепы, что отворачиваются от лежащей перед ними очевидной истины.

– Что же с вашей преданностью истине, Холмс? – спросил я несколько резковато.

– Я знаю истину. И вы тоже. Сэр Артур знает, но отказывается поверить. Что касается других людей, то я истину держу в тайне, такова уж моя обязанность. И что это меняет?

Я вдруг понял. Холмс не столько симпатизировал обманщикам, сколько презирал праздных людей, которые сами хотели быть обманутыми.

– Хорошо, Холмс, – сказал я. – Я удовлетворен, если вы того желали.

Несколько миль мы проехали в молчании, убаюканные мерным перестуком колес, наслаждаясь коньяком сэра Артура и мирным английским ландшафтом. Я подумал, что стало бы с миром, если бы нас и в самом деле посетили существа с других планет.

– Холмс, – сказал я.

– Да, Уотсон.

– Почему сэр Артур так охотно заплатил вам, если он не верил в ваше решение? Что он вам сказал, когда мы уезжали?

– Он сказал: «Я понимаю, почему вы такой необычный человек. У вас, как и у Гудини, имеются серьезные основания скрывать ваше естество. Я понимаю, почему Шерлок Холмс не может открыть правду о наших гостях. Это постараюсь сделать я, и можете мне поверить, я сохраню вашу тайну».

– Вашу тайну?

– Да, Уотсон, – улыбнулся Холмс. – Сэр Артур Конан Дойл думает, что я марсианин.


Лаура Резник
Дело о пропавшем гробе

– Знаменательный момент в анналах криминалистики, Уотсон, – сказал однажды Холмс своему верному товарищу холодной осенней ночью 1895 года.

– Хм-м? Что? – пробормотал доктор спросонья.

– Просыпайтесь, Уотсон! – бросил Холмс своему биографу. – Вот еще одно триумфальное достижение логики в моей блестящей карьере. Разве Босуэлл спал, когда Джонсон работал?

– Судя по описаниям Босуэлла, они хотя бы иногда спали, – произнес Уотсон, взглянув на часы. – Ради всего святого, уже первый час ночи, Холмс. Вы занимаетесь этим с самой зари.

Он поправил воротничок, устраиваясь поудобнее в старом кресле возле камина, затем обратил внимание на тусклый газовый свет. Холмс снова завалил все их комнаты на Бейкер-стрит различными лабораторными принадлежностями и в данный момент нагревал на газовой горелке пробирку с каким-то веществом. Запах от него никак нельзя было назвать приятным.

– О Боже, чем это вы занимаетесь?

– Ха! – крикнул Холмс, удовлетворенный тем, что разбудил доктора и тот уже в состоянии задать подобный вопрос. – Я занят, мой дорогой Уотсон, определением вины или невиновности мистера Рикардо Фитцджеральда Шварца.

– Рикардо... – нахмурился Уотсон. – Вы говорите о том бесславном «Деле о четках раввина»?

– Естественно. Если по достижении температуры кипения эта жидкость пожелтеет, то Фитцджеральд Шварц невиновен. Если же она станет красной, то он виновен, как смертный грех.

– Но, Холмс...

– Ага! Она закипела, старина!

– Но, Холмс....

– Вот! Получилось! Вы видите? Уотсон, вы видите?

– Да. Она красного цвета.

– Виновен! Фитцджеральд Шварц виновен. Я доказал это научным путем. Не остается никаких сомнений! – торжествующе закричал Холмс.

– Значит, мне кажется, его правильно повесили три месяца тому назад, не так ли? – скромно заметил Уотсон.

Холмс посмотрел на него осуждающе.

– Ах, Уотсон, Уотсон.

Он склонился лбом на стол, не обращая внимания на темно-красную жидкость, переливающуюся через край пробирки и оставляющую липкий след на деревянной поверхности.

– Все это так убого и обыденно. Так примитивно. Жаль, что меня вообще привлекли к этому делу.

– Да, конечно, жалко, что четыре свидетеля дали свои показания до того, как вы смогли применить свои блестящие методы, – сказал Уотсон с сочувствием.

– Людям не следует путаться под ногами и давать свои показания, – проворчал Холмс и поднял голову. Сбоку на его шее и щеке осталась красная отметина. – Преступление – это моя территория! Я ведь не вмешиваюсь в их жалкие жизни.

– Холмс, вы слишком долго дуетесь. Пора бы уж перестать.

– Перестать? – воскликнул Холмс. – Уотсон, как я могу перестать? С того самого ужасного дела в эти двери не вошел ни один клиент! – он укоризненно показал на вход в гостиную. – Как мне сохранять способность к здравым рассуждениям, если мне приходится сходить с ума от скуки и бездействия?

– Действительно.

Уотсон обвел взглядом беспорядок. Красная жидкость уже капала с края стола на турецкий ковер.

– Тем не менее я все-таки сомневаюсь, что определение вины человека, уже казненного за преступление, это достойное занятие в ожидании очередного клиента.

– Тогда что вы мне посоветуете, доктор? – отозвался Холмс с раздражением в голосе.

Уотсон испустил долгий вздох.

– Вы могли хотя бы...

Его прервал странный звук со стороны окна. Окно этой комнаты находилось в добрых двадцати футах от поверхности тротуара, и этот звук был настолько неожиданным, что оба они забыли о споре и поспешили к не очень чистому окну.

Вглядываясь в темноту, Уотсон пробормотал:

– Я бы поклялся, что слышал стук.

– Вы его действительно слышали, Уотсон, – уверил его Холмс, также вглядываясь в лондонскую ночь. – У нас, должно быть, появился посетитель.

– Посетитель? Как это возможно? Как он мог...

– Когда вы отбросите все невозможное, дорогой мой Уотсон, то, что останется, каким бы невероятным...

– Пожалуйста, прекратите, Холмс. Не стоит повторять одно и то же. Как вы думаете, что это было? Птица сбилась с курса и ударилась о стекло?

– Неправдоподобно. Я, видите ли, авторитет в звуках, которые издают различные предметы о стекло. Я даже написал...

– ... небольшую монографию на эту тему. Да, я знаю. Так что же это, по вашему мнению?

– Хм-м. Принимая во внимание скорость объекта в сочетании со столь своеобразным стуком во время его контакта с окном, сделанным из специфического...

– Почему бы нам просто не открыть окно и не посмотреть? – нетерпеливо предложил Уотсон.

– Ради Бога, нет! Если вы откроете окно, доктор, то подвергнете нас опасности, которую вы и представить себе не можете. Нет, даже и не думайте об этом...

Его слова прервал другой стук в окно.

– Холмс! Это летучая мышь, – рассмеялся Уотсон, отходя от окна и усаживаясь в кресло. – О небо! Старина, вам действительно удалось меня напугать на какое-то мгновение. Опасность! Ха-ха!

– Ах, Уотсон, Уотсон. Не обманывайте себя. Это очень хитрый случай. Явление довольно необычного свойства.

Уотсон широко зевнул и потянулся.

– Ну, если вы так считаете, мой дорогой друг... Однако, боюсь, даже самая невероятная опасность и самое необычайное явление не заставят меня бодрствовать и дальше. Я иду спать.

Холмс едва кивнул, когда его друг проходил мимо него, направляясь к двери. Его взор был устремлен куда-то вдаль.

– Кстати, Холмс, – добавил Уотсон, – вымойтесь перед тем, как лечь спать. Вы испачкались этим красным веществом.

– Хм-м? Ах да. Спокойной ночи, Уотсон. Приятных сновидений.

Уотсон нахмурился, увидев наиболее раздражающую его ухмылку на губах Холмса, и закрыл за собой дверь.

Всего лишь через несколько минут Холмс услышал царапанье у входной двери, подтверждавшее его теорию.

– Минутку! – крикнул он.

Он забегал по комнатам, собирая различные вещи, необходимые для защиты от этого посетителя, затем уселся в кресло и громко сказал:

– Входите!

Дверь со скрипом открылась. В дверном проеме виднелась только зловещая тень посетителя.

Холмс прищурился.

– Добрый вечер, – сказал он.

– Надеюсь, мистер Холмс? – отозвался посетитель глухим гулким голосом.

– Входите, сэр, и скажите, чем могу вам помочь.

– Хорошо.

Посетитель осторожно переступил порог. Он был высоким полноватым мужчиной, одетым хотя и в прекрасно скроенный, но вышедший лет тридцать тому назад из моды сюртук. Дверь за ним закрылась сама собой. Увидев, что Холмс совершенно не удивлен этим фокусом, гость сказал:

– Полагаю, что вы человек сообразительный и хладнокровный, мистер Холмс.

– Нетрудно было догадаться о вашей природе, – сказал Холмс, зажигая трубку. – Судя по размеру и скорости, существо, старающееся проникнуть сюда через окно, должно быть не кем иным, как летучей мышью-вампиром. Увидев, что зола в моем камине раскидана так, будто кто-то недавно пытался проникнуть в него по трубе, я предположил, что это, скорее всего, крылатое существо; маловероятно, чтобы за последние несколько минут это были разные существа.

– Угу.

Джентльмен подошел поближе и осмотрел Холмса в тусклом свете камина.

– Porca miseria! Я вижу, тут побывал некто того же рода, что и я!

– Прошу прощения? – приподнял бровь Холмс.

– Это пятно крови на вашей шее и щеке! Что за беспорядок тут у вас! Должно быть, вас посетил этот граф из Трансильвании! Какие у него свинские манеры!

– Что? Ах, нет. Нет, здесь не было другого посетителя, сэр, я уверяю вас.

– Так вас не кусал другой вампир?

– Нет, конечно, нет. Как видите, – добавил Холмс, показав на распятие, висевшее у него на груди. – Я защищен.

– Мой вам совет, мистер Холмс. Это вас не защитит. Я добрый католик и даже причащаюсь каждое Рождество во время полуночной мессы.

– В самом деле? Ну, тогда вот это! – Холмс потряс связкой чеснока, которую он до того прятал под одеждой.

– И это вам не поможет, мистер Холмс. Я итальянец.

– Ах вот как?

– Гвидо Паскалини. Рад с вами познакомиться.

– Как вижу, я допустил просчеты, – уныло заметил Холмс.

– Не порицайте себя. Так случается со всеми. Но не могли бы вы стереть это пятно у себя с шеи? Я сейчас соблюдаю диету, и один лишь взгляд на него пробуждает во мне зверский аппетит.

– Это вовсе не кровь. Это несмываемое вещество, след от химического эксперимента, – Холмс указал на стол, на котором беспорядочно громоздились пробирки, мензурки, склянки с растворами и порошками.

– Gesu! И откуда у вас, смертных, только время берется!

– Кстати, о времени, – сказал Холмс, радуясь, что снова обрел контроль над ситуацией. – Может, нам пора перестать тратить драгоценное время и приступить к делу?

– Да, конечно, signore.

– Какова причина вашего визита ко мне? Я о вас ничего не знаю, за исключением очевидных фактов.

Паскалини нахмурился.

– Я не понял вас. Какие факты вы называете очевидными?

Холмс вздохнул и безуспешно попытался сделать вид, что ему вовсе не нравится объяснять очевидное.

– Вам по меньшей мере пятьсот лет, но не больше шестисот пятидесяти. Вы любитель музыки, искусства, литературы, но недолюбливаете крикет. Вы были женаты несколько раз, и последней вашей женой была немка. Вы недавно прибыли в Лондон, вы читали журнал «Стрэнд» и посетили салон актрисы мисс Эпонины Чейст. Вы уже – скажем так – поужинали сегодня вечером. Кроме всего прочего, вы потеряли нечто очень для вас важное.

– Превосходно, мистер Холмс! Великолепно! Bravo!

Холмс усмехнулся.

– Но как вы догадались?

– Догадался! – пренебрежительно воскликнул Холмс. – Я никогда не догадываюсь.

– Конечно же нет. Я должен был знать это по вашей репутации. Однако все это не так уж важно, – сказал Паскалини. – Причина, по которой я к вам пришел...

– Не важно! – Холмс был еще больше раздосадован. Он решил не обращать внимания на невежливое поведение Паскалини и приступил к объяснениям, словно его, как обычно, попросили об этом, восхитившись необычайными методами дедукции.

– Возраст ваш легко определить по мозолям на указательном пальце. Они могли возникнуть только в результате применения обоюдоострого меча с треугольной головкой эфеса и гардой, которым вы владели во времена своего... формирования. Значит, это не могло быть позже четырнадцатого столетия. Вам также не может быть больше шестисот пятидесяти лет, потому что до Марка Поло в Италии вампиров не было, это известный факт. То, что вы любите музыку, я узнал по программке, торчащей из вашего правого кармана, – сегодня вечером вы были в опере. Любой итальянец эпохи Ренессанса должен любить искусство и архитектуру. К тому же все иностранцы недолюбливают английский крикет.

Холмс как бы равнодушно пожал плечами. Паскалини, должно быть, на этот раз проникся его рассуждениями, потому что сказал:

– А мое семейное положение?

– Дорогой мой, любой итальянский мужчина, проживший пять столетий, неизбежно должен был иметь несколько жен. И только жена-немка могла бы позволить вам выходить из дома в такой непритязательной одежде.

– Да как вы...

– Совершенно очевидно, что в Лондоне вы совсем недавно, потому что стоило бы вам походить по городу несколько дней, как к вам бы обязательно подошел уважающий себя портной и настоял на немедленной перемене сюртука. Кроме того, от вас пахнет особым видом духов, который в Лондоне употребляет только мисс Эпонина Чейст. Цвет вашего лица свидетельствует о том, что вы уже подкрепились сегодня.

– Скудный ужин, уверяю вас, мистер Холмс. Я стараюсь сбросить вес, видите ли.

– Это слова. – Холмс задумчиво втянул в себя дым из трубки, прежде чем продолжить. – Очевидно, вы любите читать, поскольку совершенно ясно, что обо мне вы узнали из рассказов доктора Уотсона, публиковавшихся в «Стрэнде»; особая разновидность типографской краски на большом пальце вашей левой руки подтверждает мои размышления.

Паскалини вытер палец о брюки.

– Дело в том, мистер Холмс, что я потерял нечто очень важное.

– Да, это ясно по тому состоянию возбуждения, в котором вы пытались проникнуть в мой дом. Сначала пробовали влететь в окно, затем спуститься по трубе, прямо в огонь.

– Да, да, только давайте приступим к делу, signore, – настойчиво сказал Паскалини сквозь свои сжатые клыки.

– Я в вашем распоряжении.

– Я не просто потерял нечто. У меня есть все основания предполагать, что его украли!

– В самом деле?

– И я не преувеличу, сэр, если скажу, что без этого предмета моя жизнь не стоит и вырванной страницы «Стрэнда».

– Да, это серьезно, – сказал Холмс. – Я предполагаю, что у вас похитили гроб.

– Да! – крикнул Паскалини. – Наполненный землей из моей родной деревни Вермишелли!

– Понятно.

– Ах, мистер Холмс, прошу вас, помогите мне. Если я не окажусь в своем гробу до зари, я... я...

– Умрете? – предположил Холмс.

– Я и так уже мертвый.

– Я думал, что вы бессмертны.

– Ну да, конечно, с технической стороны есть разница. Единственное реальное отличие заключается как бы в той чистой прибыли, которая остается после уплаты всех налогов...

– Так что же случится, если вы не будете находится в гробу к рассвету?

– Это будет настоящий ад, мистер Холмс! Тело разложится самым болезненным образом, какой только можно представить, а дух мой навечно будет обречен на заключение в Ньюарке!

– Где это?

– В Америке.

– О Боже, старина! Нужно немедленно действовать! Нельзя терять ни секунды!

– Вот и я то же самое говорю.

– Покажите мне то место, где вы в последний раз видели свой гроб.

Холмс схватил пальто и шляпу, и они вышли в темноту лондонской ночи. Холмс окликнул кебмена, дремавшего в своем экипаже на углу улицы, и Паскалини приказал ему ехать к скромному итальянскому ресторанчику возле Холборн-серкус. Когда они прибыли, их встретил невысокий седой человечек, который, посмотрев на Холмса, всплеснул руками и закричал:

– Мадонна! Ты укусил сыщика, Гвидо!

– Нет, дядя Луиджи, это всего лишь пятно от...

– Джентльмен ваш дядя? – скептически спросил Холмс.

– Нет, на самом деле очень дальний родственник.

Когда старик повернулся и пошел, Паскалини добавил шепотом:

– Он не знает, что мне шестьсот лет и что я вампир. Он думает, что это у меня такие странные сексуальные привычки.

– Ага, понятно. Так где же был ваш гроб?

– В подвале, signore.

– И ваш дядя совершенно не удивлялся тому, что вы спите в гробу весь день?

– Я сказал, что так мне посоветовал мой хиромант.

Гвидо зажег фонарь, и они спустились в темный подвал по крутой лестнице со скользкими ступенями.

– Расскажите мне подробно, что произошло, – приказал Холмс.

– Я встал после заката солнца, оделся в вечернее платье, вышел поужинать, посетил оперу и нанес визит мисс Чейст. Там из-за этой диеты я почувствовал голод и мне все больше и больше хотелось вонзить клыки в некоторых гостей этой леди...

– Да, неудивительно. Я был однажды на званом вечере у мисс Чейст и чувствовал приблизительно то же самое, – пробормотал Холмс.

– Я решил провести остаток ночи дома, работая над своими мемуарами. Я последнее время переписывался с одним английским писателем, который проявил интерес к...

– Хм-м. И когда же вы заметили, что гроба нет на месте? Отсутствует ли что-нибудь еще? Вы дотрагивались до чего-либо после возвращения от мисс Чейст? Дядя спускался сюда? Принадлежит ли вам этот шелковый носовой платок?

– Э-э... нет.

Паскалини взял платок у Холмса и посмотрел на вышитые инициалы. В ужасе он едва не задохнулся и начал быстро ругаться по-итальянски.

– Спокойнее, мистер Паскалини, спокойнее. Как я вижу, эти инициалы для вас что-то значат.

– Это дело рук того самого пресловутого графа!

– Из Трансильвании?

– Да!

– У вас есть какие-либо предположения по поводу того, зачем он похитил ваш гроб?

– О этот грязный, отвратительный, чудовищный, эгоистичный вампир!

– Пожалуйста, сэр, выражайтесь яснее.

– Он тоже желает обессмертить свое имя с помощью того джентльмена, с которым я переписывался, – с английским автором, намеревающимся написать роман о вампирах. Граф опасается, что я, Гвидо Паскалини, стану главным героем этого романа и меня будут помнить в веках. Он не мог примириться с мыслью о честном соперничестве и жаждет уничтожить меня!

– Не бойтесь, сэр! Вы получите свой гроб, до того как встанет солнце.

– Но как это возможно?

– Я, Шерлок Холмс, определил то место, где ваш соперник спрятал его.

– Где?

– Подумайте, Паскалини! В каком единственном месте Лондона старый гроб с итальянской землей не будет бросаться в глаза?

– Кью-гарденз? Трафальгарская площадь? Палата общин?

– Нет, нет и нет! Все до нелепого просто!

– Так где же?

– В Британском музее конечно же! Пойдемте, время не ждет!

Они отправились в Блумсбери, где Холмс попытался пройти мимо ночного сторожа, охранявшего вход через массивные железные ворота вблизи огромных колонн Британского музея.

– Шерлок Холмс? Криминальные истории, говорите? Извините, я не читаю такую ерунду, – сказал человек, вновь раскрывая экземпляр «Франкенштейна», который он читал при свете фонаря.

– От того, пустите ли вы нас в музей, зависит жизнь этого человека, – сказал Холмс.

– Этого? Похоже, у вас идет кровь из горла, – заметил сторож.

– Это всего лишь пятно от... дело в том, что...

– Ладно, не валяйте дурака, я читаю.

– Это невыносимо.

– Мистер Холмс? Может, я вам помогу?

– Как?

Паскалини перекрестил свои глаза и сделал несколько плавных движений. Через одну-две минуты он тихо сказал:

– Теперь мы можем проходить. Сторож нас не заметит.

– Но...

– Он уже забыл, что мы были здесь.

– Восхитительно! Вы должны как-нибудь обучить меня этому фокусу.

– А у вас есть свободное время? Мне для этого потребовалось триста лет.

Они пересекли двор и вошли в огромное здание неоклассического стиля, в котором Британия хранила сокровища, привезенные со всего мира. Когда они проходили по пустынным пыльным залам, Холмс прошептал:

– Я уверен, что мы можем спокойно оставить в стороне греческие и римские коллекции, а также...

– А-ахх! – вскрикнул Паскалини и подался назад, в ужасе взирая на колоссального быка с крыльями.

– ...а также ассиийские и вавилонские галереи, – закончил Холмс. – Успокойтесь, мистер Паскалини.

– Scusi. Просто я волнуюсь, понимаете...

– Если этот граф настолько дьявольски хитер, насколько я предполагаю, то в залах со средневековыми экспонатами должен... ага! Так я и знал!

– Мой гроб! – закричал Паскалини, узнав свой драгоценный саркофаг. Он подбежал к нему, чтобы осмотреть, нет ли повреждений, затем резко остановился, когда над его головой захлопала крыльями летучая мышь.

– Негодяй! Изверг!

Холмс показал на распятие, все еще висевшее у него на шее.

– Этот граф, случаем, не католик?

Летучая мышь засмеялась демоническим смехом, трижды облетела зал по кругу, а затем исчезла в облаке дыма. Через мгновение Холмс обнаружил, что смотрит на невысокого, щегольски одетого человека в плаще, вокруг шеи которого красовалась изящная золотая цепочка со звездой Давида.

– В действительности, мистер Холмс, – произнес он с едва заметным элегантным иностранным акцентом, – я обращен в иную веру, по настоянию своей двенадцатой жены. Некоторое время я даже соблюдал кошер, но после ее смерти вновь принялся кусать неверных.

– У меня редкое заболевание крови, – сказал Холмс как бы между прочим. – Поразительная сворачиваемость.

Граф расхохотался.

– Не бойтесь, мистер Холмс. В отличие от этого вашего упитанного друга...

– Stronzo!

– ... я никогда не перекусываю в промежутках между трапезами.

Граф пристально всмотрелся в пятно на шее у Холмса.

– Он вас укусил?

– Нет, это... не относится к делу. Мы пришли сюда, сэр, чтобы вернуть этот гроб в ресторан Луиджи, – сказал Холмс.

– А если я захочу вам помешать?

– Attenzione, мистер Холмс! – предупредил Паскалини. – Граф так же жесток, как и невоспитан, нечестен и завистлив.

– На самом деле даже более того, – признал граф.

– Вы меня не остановите, – произнес Холмс уверенно. – Вам этот гроб больше не нужен.

– Ага, вы, я вижу, гораздо сообразительнее среднего английского джентльмена. Хотя это вряд ли можно назвать таким уж большим достоинством.

– Ну что же, сэр? – требовательно сказал Холмс. – Вы пойдете на риск и толкнете Паскалини к участи, худшей, чем смерть? Я вас предупреждаю, что буду преследовать вас по всей строгости закона.

– Пустые слова. Как вы скучны. Ну хорошо, мистер Холмс. Загадка решена, гроб найден. Можете его забрать. Как вы правильно заметили, мне он больше не нужен.

– Я не понимаю, – обеспокоился Паскалини и посмотрел на Холмса, ожидая объяснений.

– Боюсь, что граф обошел вас и уже обеспечил себе литературное бессмертие. Видите, у него в нагрудном кармане торчит роскошная сигара, которой он решил себя наградить по такому праздничному случаю. Сюртук у него немного оттопыривается, из чего можно предположить, что он скрывает под ним пачку бумаг – подписанный контракт, вне всякого сомнения. И вы заметили цветок у него на лацкане? Он настолько же редок, насколько прекрасен. Если я не ошибаюсь...

– Вы не ошибаетесь, – прервал его граф с нескрываемой скукой.

– Но, насколько я знаю, только одна женщина во всем Лондоне продает такие цветы, а обычно она стоит как раз напротив «Притона Беззакония», у Ковент-Гардена, любимого места встреч всех писателей.

– Но что это значит? – спросил Паскалини.

– Из всего этого я сделал вывод, дорогой мой мистер Паскалини, что, украв ваш гроб, граф поспешил в «Притон Беззакония», где убедил вашего английского корреспондента, что вы уже больше не существуете.

– Dio!

– Затем он поторопился заключить контракт с автором.

– Non е possible!

– Лично я не вижу никаких причин, по которым книга не должна стать бестселлером, – сказал граф, зажигая сигару. – В ней присутствуют все необходимые элементы – драма, тревожное ожидание, верная любовь, убийство, экзотическое место действия, еще раз убийство...

– Вы подлец, сэр! – воскликнул Паскалини.

– А скоро буду еще и знаменит.

– Мистер Холмс, что же нам делать?

– Я могу предложить вам пойти к автору и постараться переубедить его.

– Забудьте об этом, – посоветовал граф. – Я позаботился о том, чтобы этот контракт нельзя было аннулировать.

– Мы сами это проверим, сэр, – сказал Холмс, – а пока нужно придумать, как нам отвезти этот саркофаг обратно в ресторан Луиджи. Хм, я думаю, вы нам, конечно же, не объясните, как вам удалось его сюда затащить?

– Вы здраво рассуждаете. А теперь вы должны извинить меня, ночь еще не закончилась, и у меня много дел. Было приятно познакомиться с вами, мистер Холмс. Что касается вас, Паскалини... – он вздохнул и протянул итальянцу визитную карточку. – Пожалуйста, посетите моего портного. Мне больно смотреть на вас.

– И еще одно, – сказал Холмс.

– Экземпляр первого издания с моей подписью? Считайте, что он уже у вас.

Граф накинул плащ на плечи и исчез в спиральном облаке дыма. Через мгновение над их головами пролетела летучая мышь и растворилась в темноте.

– Мадонна, что за чудовищный эгоизм!

– Действительно. Но не будем терять время. Нас ждет еще очень серьезная работа.

– Так как же мы перенесем мой гроб? Он весит более тысячи фунтов.

– Когда-то я изучал физику, мистер Паскалини. И уверен, что с помощью системы рычагов и блоков нам удастся переместить его к кебу.

– Для меня это звучит очень сложно.

– Ну что же, если не получится, то просто позовем моих нештатных помощников с Бейкер-стрит. Сегодня ночью они ничем не заняты.

– Хорошо, но перед тем...

– Да?

– Мне любопытно, о чем вы хотели спросить графа.

– Это небольшой профессиональный вопрос.

– А именно?

– Я хотел поинтересоваться, не он ли был преступником в одном из моих самых ранних нерешенных дел – в деле об «Анемичном альбиносе».


Марк Аронсон
Второй шарф

Из множества дел, расследованных Шерлоком Холмсом, одно-единственное остается непредставленным в обширном собрании рассказов о его жизни. Его не найти и среди тех заметок, которые я поместил в банковский сейф, расположенный в надежно охраняемом месте, где их не найдут чрезмерно любопытные любители сенсаций.

Холмса раздражало, что я вынужден был прибегать к записям, чтобы позже воспроизвести в памяти все детали расследований, которые мы зачастую проводили вместе. Он считал это своего рода умственной неопрятностью, и я ничем не мог поколебать его мнение.

Но даже без этих заметок случай, о котором я вам собираюсь поведать, предстает перед моим мысленным взором так ярко, как будто он произошел с нами совсем недавно. И хотя мы не обменялись и десятком слов по поводу того, что произошло осенью 1897 года, я знаю, что воспоминание об этом деле, primus inter pares[2] оставило глубокий след в памяти Холмса. Даже имея склонность к преуменьшениям, Холмс всегда отзывался о нем, как о «деле», точно так же, как Ирэн Адлер он называл «этой женщиной».

Но так как за последнее время сделано очень много открытий во всех областях науки, англоязычный мир должен по крайней мере быть готов к восприятию удивительной истории, которую я бы без преувеличения назвал величайшим приключением Шерлока Холмса.

Осенью 1897 года природа решила показать, насколько хрупки деяния рук человеческих по сравнению с ее необузданными силами. В течение нескольких недель в столице яростно бушевала буря, равной которой не помнил никто, в редкие промежутки сменявшаяся беспросветным мраком и холодом, пронизывающим насквозь. Капли дождя под напором свирепого ветра превращались в настоящие водяные пули, пробивающие даже самые надежные одежды, которые должны были защищать от воды. Ла-Манш могли пересечь лишь самые большие и устойчивые суда. Колокольчик на двери дома 221-Б по Бейкер-стрит звенел все реже и вскоре замолчал совсем, когда даже преступное сословие попряталось по своим щелям.

Превыше всего Холмс ненавидит праздность ума. В отсутствие клиентов он некогда прибегал к кокаину. Однако в тот период он находил развлечение в различных областях науки, в которых считал себя экспертом. Запах химикалий пропитал все предметы во всех комнатах нашего дома. Какое-то время он проверял подлинность партитур Окенгхэма для Лондонской академии средневековья. Но это вряд ли можно было назвать достойной заменой его обычного рода деятельности.

Что же касается меня, то я старался навещать его каждый день, так как старая пуля гази (наемников-мусульман), засевшая в моем плече, доставляла мне немало хлопот независимо от того, где я находился: в своем кресле на Бейкер-стрит, 221-Б, или в другом месте Лондона. Так проходили дни: Холмс томился от бездеятельности, а я молча страдал, глядя на него.

И вот однажды яркая заря нового дня возвестила о том, что день будет безветренным, теплым и солнечным. Боль немного отпустила меня, а моему другу, по всей вероятности, стало веселее. Ибо едва я достиг тротуара Бейкер-стрит, как дверь распахнулась, и передо мной появился Шерлок Холмс с блеском в глазах, которого я не видел уже несколько месяцев, и с решительной улыбкой на лице.

– Уотсон, – прокричал он, – вы собираетесь прогуляться?

Не дождавшись ответа, он повернулся и направился к Оксфорд-стрит. Мне оставалось лишь следовать за ним.

Все утро мы проходили по городу, который старательно чистили после дождя. Улицы были полны народа. Холмс не пропускал решительным образом ничего, его глаза мгновенно запечатлевали любую подробность, пока мы петляли по Мэйфейр и Сохо, а затем по набережной прошли в Сити.

Когда мы оказались возле станции подземной дороги на Ливерпуль-стрит, я заявил, что устал, и запросил передышки. Холмс, на которого прогулка оказала бодрящее действие, продолжил свои рассуждения по поводу важности умелого наблюдения.

– Факты, факты и еще раз факты. Это единственное основание дедуктивного метода. Воспринимать факты мы должны всеми нашими чувствами. От натренированного глаза не скроется ничто. Вот, например, Уотсон, что вы можете сказать о том человеке?

Хорошо одетый мужчина средних лет остановился возле киоска, чтобы купить экземпляр «Стандарт».

– Проявите свои способности к наблюдению, Уотсон, и скажите, что вы видите.

Я внимательно присмотрелся к человеку, купившему газету и изучающему заголовки.

– Судя по его одежде и по выбору газеты, – начал я, – он человек со средствами, но не склонный к праздному времяпрепровождению, – возможно, бывший торговец, владеющий теперь собственным предприятием. Судя по расположению кармашка для часов и по тому, что деньги он давал левой рукой, можно сделать вывод, что он левша.

Больше я ничего не смог определить.

Холмс одобрительно посмотрел на меня.

– Превосходно, Уотсон. Вы делаете успехи. Конечно же, вы многое упустили, но все равно, это прогресс. Этот человек ювелир, левша, как вы верно заметили, но, что любопытно, скрипку он держит правой рукой. Его можно похвалить за то, что он возобновил свои занятия после стольких лет, ведь игре на этом инструменте он обучался в юности. После этот интерес заслонили дела, и он совсем недавно снова взялся за скрипку. Можно добавить еще некоторые факты, но это самое главное.

– Холмс, право же, – запротестовал я, – это слишком необоснованные выводы.

– Я просто повторяю то, что мне говорят мои органы восприятия.

– Но где доказательства? Этот человек вскоре исчезнет в толпе, и я никогда не узнаю, говорили ли вы правду.

Холмс стремительно направился к человеку, о котором мы рассуждали. В лице Шерлока Холмса театр потерял достойного актера, ибо всего лишь за несколько шагов он напустил на себя крайне взволнованное выражение. Он вытащил из кармана часы и нервно обратился к интересующему нас мужчине:

– Надеюсь, вы меня извините, но я слышал, что сегодня должен выступать великий Сарасате, и если вы позволите мне посмотреть вашу «Стандарт»... понимаете, я скрипач-любитель и не могу пропустить этот концерт.

Услышав это, человек так и просиял.

– Коллега! Клянусь честью! Давайте же поищем объявление вместе.

Некоторое время они просматривали газету, но ничего не обнаружили.

Притворившись разочарованным, Холмс пожал плечами.

– Наверное, на следующей неделе. Благодарю вас за помощь. Вот моя визитная карточка.

– И моя, – ответил скрипач-любитель.

– Элиас Хэтч, – произнес Холмс, – ювелирные украшения, Форпиндар-стрит.

Он обернулся и торжествующе посмотрел на меня.

Глаза Элиаса Хэтча расширились, когда он прочитал, кто на самом деле был докучливый незнакомец.

– Шерлок Холмс! Клянусь честью! Вот это знакомство! Жаль, что я опаздываю на встречу, а то бы... клянусь честью... такой случай! Если бы я не возобновил занятия скрипкой, то этого бы не произошло, клянусь честью!

Дотронувшись до края шляпы, Холмс вернулся ко мне, отпустив спешащего по важному делу мистера Хэтча, коллекция необыкновенных происшествий которого пополнилась еще одним случаем. Ему теперь будет о чем рассказать друзьям.

– Клянусь честью! – сказал Холмс, ухмыльнувшись.

Он остановился и поднес свои руки к моему лицу.

– Видите разницу между пальцами на левой и правой руке, Уотсон?

Я посмотрел на них внимательно.

– Средний и безымянный пальцы вашей левой руки почти соприкасаются, в то время как все пальцы на правой руке расставлены равномерно.

– Верно, Уотсон. Именно по этому признаку и можно отличить скрипача. После многочисленных упражнений пальцы застывают в такой позиции, – он потряс рукой.

– Заметьте также, Уотсон, что ногти на моей левой руке острижены очень коротко и что на кончиках пальцев образовались мозоли от частого соприкосновения со струнами. У нашего мистера Хэтча средний и указательный пальцы держатся вместе и ногти подстрижены, но мозолей нет. Отсюда следует очевидный вывод, что он начал заниматься скрипкой недавно.

– Очевидный для вас.

– Очевидный для всех, кто постарается посмотреть как следует! Также следы полировочной пудры и след от лупы вокруг глаза свидетельствуют о том, что он ювелир. При наличии достаточного числа фактов вывести путем дедукции можно все что угодно.

Я не стал с ним спорить. Мой друг явно веселился от того, что ему наконец-то удалось применить свои гениальные способности, и мне было приятно, что черная меланхолия, так долго державшая Холмса в своем плену, видимо, отпустила его.

Оказавшись неподалеку от станции метрополитена, мы воспользовались услугами подземного транспорта, проехав до Бейкер-стрит, и прошли несколько ярдов до дома 221-Б. Дома мы обнаружили, что миссис Хадсон приготовила нам превосходный мясной обед. Не успели мы сесть за стол, как услышали стук колес подъезжающего кеба. Зазвонил звонок у входной двери, и кто-то тяжело затопал по лестнице.

– Вот музыка, Уотсон, – воскликнул Холмс в радостном ожидании, – музыка, слаще любой той, какую сможет извлечь из своего инструмента сеньор Сарасате.

Дверь открылась, и вошел грузный мужчина, опирающийся на трость; он подошел к ближайшему креслу, уселся в него и пристально посмотрел на Холмса.

– Если вам это удастся, мистер Холмс, скажите, кто я такой.

Больше он ничего не произнес. Лицо его украшали ровно подстриженные усы, одет он был в темно-синий костюм в коричневую полоску и рубашку с высоким воротником, а обут в ботинки превосходного качества. На трости красовались серебряная полоска с темной филигранью и оригинальный набалдашник. Он не снял ни шляпы, ни перчаток и сидел неподвижно, уставившись на Холмса.

Холмс отбросил в сторону недельную кипу газет и сел на диван напротив нашего гостя, внимательно рассматривая его. Неожиданно он встал и, подойдя к камину, спросил:

– Не возражаете, если я закурю?

Человек в кресле ничего не сказал, что Холмс принял это за знак согласия, взял глиняную трубку и персидскую туфлю, в которой хранил табак, и направился обратно к своему месту. По дороге он запнулся, что было необычно для него, и слегка задел одежду гостя.

Прошло пять минут, затем еще десять. Сквозь клубы дыма, заполнившие комнату, Холмс продолжал пристально рассматривать человека. Это было одно из самых живописных зрелищ, при каких мне только доводилось присутствовать.

Наконец Холмс нарушил молчание.

– Уотсон, – сказал он, не сводя глаз с посетителя, – вам известно, что превыше всего я ценю один принцип. Если вы отбросите все невозможное, то, что останется, каким бы невероятным оно ни казалось, и есть истина. Это краеугольный камень в основании моей системы. Сейчас как раз настало время для критического испытания этого принципа. Нетренированный глаз не заметил бы почти ничего необычного в этом человеке. Но очень многое в его внешности было интересно. Его ботинки чисты, Уотсон, несмотря на недавнюю бурю, за исключением небольшого пятна грязи с нашей Бейкер-стрит. Но на них нет следов чистки, следовательно, их никогда не надевали до нынешнего дня. И их форма довольно необычна. Обратите внимание на чрезмерную ширину пятки, предполагающую – если вы простите, сэр, – уродство или деформированность обеих ног. Возможно, это и служит причиной того, что он опирается на трость. Трость тоже новая. На ее набалдашнике нет никаких потертостей от руки. Перейдем теперь к рукам в перчатках. Этот джентльмен имеет представление о манерах, однако он не снял перчаток. Почему? Вероятно, чтобы скрыть еще одно уродство, ведь из того, как он шевелит руками видно, что хотя у его перчаток по пять пальцев, у него самого оба средних пальца искусственные. И словом «искусственный» можно обозначить еще некоторые части вашего тела, сэр. Утром вы должны были побриться настолько тщательно, чтобы до сего часа не было заметно щетины на подбородке. Слишком тщательно, я бы сказал, до невозможности. Днем вы не брились, ибо запах мыльной пены чувствовался бы до сих пор.

– «Алопеция ареата», – пробормотал я.

– Спасибо, Уотсон. Но при так называемом «местном облысении» на коже должны быть заметны пятна, как при сыпи, насколько я помню.

Я кивнул.

– Теперь о костюме. Обратите внимание на толщину брючин, Уотсон. Посмотрите, они скрывают, но не могут спрятать наличие второго сустава над коленом, а также и то, что нога соединяется с тазом неестественным образом. Точно так же и рукава скрывают второй сустав над локтем.

– Но такой ребенок не мог бы дожить до зрелых лет! – воскликнул я. – Такие обширные внешние уродства должны были бы повлечь за собой и внутренние деформации.

– Я согласен, Уотсон. Когда же я дотронулся до ткани его костюма, то не смог определить, из какого материала он сделан. Есть еще кое-что, но...

Холмс теперь обратился прямо к незнакомцу.

– Сэр, полную правду я могу услышать только из ваших уст. Но я со всей уверенностью могу утверждать, что земля, по которой я хожу ежедневно и которая скрывает останки моих предков, не скрывает останки ваших. Сэр, вы чужой на этой планете.

Я инстинктивно протянул руку к шкафчику с револьвером, но Холмс остановил меня. Незнакомец некоторое время смотрел на Холмса, затем вздохнул и откинулся на спинку кресла.

– Я рад, что ваша репутация не преувеличена. Я мог бы обратиться к вам непосредственно, но эти ужасные романы вашего Герберта Уэллса и других... кроме того, если бы вы сами не сформировали свое мнение, то как бы вы поверили моим словам?

– Это спорное утверждение, мистер...

– Называйте меня Дримба.

– Мистер Дримба, – сказал Холмс. – Спорное, потому что вы здесь и вы есть на самом деле. Теперь меня больше заботит вопрос, почему вы здесь.

– Убийство, мистер Холмс, убийство, совершенное вчера и способное повлиять на переговоры двух великих империй, но совершенно без всяких нитей к разгадке.

– Нити всегда есть, мистер Дримба, если только находятся глаза, чтобы видеть, и мозг, чтобы сопоставлять факты.

– Убийство совершено за много миль от Земли. Согласны ли вы совершить путешествие?

– Вчерашние газеты пишут о смерти человека, сбитого кебом на Эджвер-роуд. Если вы безопасно преодолели гораздо большее расстояние, то нам с Уотсоном ничего не грозит.

Мы втроем воспользовались кебом, нанятым Дримбой, и отправились в район верфей и складов к востоку от Лондонского моста, недалеко от того места, где много лет тому назад мы раскрыли тайну Хью Буна. Остановившись у большого здания без окон, Дримба отпустил экипаж и открыл дверь.

– Как вы увидите, в этом здании прекрасная система безопасности, – сказал Дримба.

Отворив стальной шкаф, встроенный в стену небольшой комнаты, в которую мы вошли, Дримба нажал несколько кнопок и передвинул несколько рычагов, отчего совершенно бесшумно отошел в сторону большой участок стены. За ней оказалось огромное помещение, размером почти со все здание, а внутри него находился большой металлический предмет округлых очертаний.

– Это то, при помощи чего мы будем путешествовать, джентльмены. Представьте себе, что это быстроходная лодка. Или корабль, плавающий в безвоздушном океане.

Когда Дримба подошел ближе к этому космическому кораблю, в нем открылся люк, похожий на люки пароходных водонепроницаемых трюмов. Дримба вошел внутрь и знаком пригласил следовать за ним. Я вошел после Холмса.

– Пожалуйста, пристегнитесь ремнями, которые присоединены к этим креслам, – Дримба указал на два непритязательных кресла, прикрепленных к странным подножиям. – Время не ждет.

Как только мы застегнули ремни, то тут же почувствовали легкое ритмическое пульсирование, словно от мощных моторов, спрятанных глубоко внизу. Широкая панель, расположенная перед креслом Дримбы, осветилась разноцветными огнями, а на большом экране возникло изображение потолка помещения, окружавшего наше судно. Не успели мы прокомментировать чудеса, окружавшие нас, как изображение потолка увеличилось, словно судно поплыло вверх, хотя мы не чувствовали ни малейших признаков движения.

– Мы оторвались от Земли. Ремни – это просто средство предосторожности, потому что мы не будем ощущать движение корабля, – сказал Дримба, словно ответив на незаданный нами вопрос. – В наших кораблях создается искусственная гравитация, защищающая от давления при ускорении.

Пока мы смотрели на экран, часть потолка отошла вбок, и мы устремились в ночное небо со сверкающими звездами.

– Теперь корабль будет сам выбирать курс, – продолжил Дримба. – В нем есть... скажем так, средства маскировки... чтобы его случайно не заметили с Земли даже в ваши телескопы. Эти механизмы отнюдь не идеальны, но ночью они работают довольно хорошо.

Вы, мистер Холмс, совершенно верно сказали, что моя обычная внешность совсем другая. Позвольте мне на несколько минут удалиться, чтобы снять этот неудобный маскарад, и я вам расскажу о ситуации, которая побудила меня обратиться за помощью именно к вам.

Дримба встал и исчез в боковой кабине, закрыв за собою люк. На экране мы наблюдали вечерний Лондон, удалявшийся с невероятной скоростью. Через несколько мгновений неуклюжее пятно разросшегося города исчезло, а еще через некоторое время перед нами лежала вся Земля, наполовину темная, так что мы могли наблюдать, как ползет вперед ночь. Вид зелено-голубой сферы, покрытой облаками, совершенно лишил меня дара речи, но на Холмса, казалось, это не произвело никакого впечатления. Он вынул часы и попеременно смотрел то на них, то на экран. Даже такое зрелище не могло отвлечь его от логических размышлений.

– Судя по моим расчетам, Уотсон, – заметил он, – если это изображение правильно передает реальное положение вещей, то мы движемся со скоростью более сорока тысяч миль в час.

– И даже больше, мистер Холмс, тем более что мы движемся с ускорением, – сказал Дримба, выходя из кабины. – Это мой естественный вид; надеюсь, он не настолько отличается от вашего, чтобы казаться чудовищным.

Сняв с себя человеческий костюм, Дримба стал как бы выше и стройнее. Его ноги и руки по своим сочленениям походили скорее на лапки кузнечика, каждая конечность оканчивалась большими пальцами с каждой стороны и еще двумя пальцами между ними. Сейчас он облачился в золотую тунику и синие брюки с золотыми полосками – эта одежда показалась мне похожей на военную форму. Кожа его оказалась бледно-коричневатого цвета; верхняя часть головы была более широкой и плоской, чем у нас. Неудивительно, что он все время носил шляпу.

– Это дело необычайной важности, – качал он, усевшись в свое кресло и повернувшись к нам. – Убит Альтор Бенн («убит»  – это не то слово) в своем корабле, где у предполагаемого убийцы не было никаких шансов скрыться.

– Очевидно, шансы все-таки были, мистер Дримба, – сказал Холмс, – поскольку сейчас он не находится у вас под стражей. Кто этот Альтор Бенн?

– Величайший и очень искусный посредник в переговорах, веривший в исключительную силу аргументов. Он прибыл руководить последней стадией торгового диспута между Шаланским Содружеством и Гегемонией Г'даака.

– Вы говорите об империях?

– Да. Каждая контролирует десятки тысяч миров, и обе они расширяются в одном и том же направлении, претендуя на новые планеты. Дело дошло почти до войны. Но обе стороны понимают, что переговоры обойдутся им дешевле, чем ведение боевых действий; некоторое количество лет тому назад они заключили мирный договор.

Однако обманы, подкупы и мелкие склоки затруднили переговоры, и только недавно появилась перспектива какого-то положительного решения. Поэтому сюда прибыл Альтор Бенн, которому предстояло успокоить обе стороны и присутствовать при подписании договора. Но теперь каждая сторона обвиняет другую в убийстве Бенна, стремясь сорвать переговоры, и отношения между ними стремительно ухудшаются. Существуют радикальные партии, которым война была бы только на пользу, и я предполагаю, что за убийство ответственны скорее они, чем правительства. В любом случае раскрытие преступления позволило бы продолжить конференцию и предотвратить катастрофу.

Холмс кивнул.

– Один непродуманный шаг может испортить труды целых поколений. Так, значит, расследование поручили вам?

– Да, – ответил Дримба. – Я командир станции, на которой и проводятся переговоры. Она расположена на обратной стороне вашей Луны, где мы можем спокойно существовать, не опасаясь обнаружения со стороны землян.

– Но у вас ведь имеется в распоряжении очень много миров, где вам не нужно было бы прятаться, – сказал я.

– Да, это правда, – ответил Дримба. – Но Земля расположена очень удачно – как раз посредине между столичными мирами обеих империй. Кроме того, все необходимые продукты и материалы мы получаем от ваших поставщиков в Лондоне, центральном городе вашей планеты, и нам не нужно заботиться об очень дорогих межзвездных рейсах.

– Если вы командир станции, – сказал Холмс, – то вы, по всей видимости, военный.

Губы Дримбы сложились в то, что скорее всего означало у него улыбку.

– Я командую разношерстной ротой филджийских наемников и еще несколькими отрядами, которые можно назвать межзвездными полицейскими силами. В остальном моя власть чисто номинальна, потому что у каждого премьер-министра есть своя свита, которой я ничего не могу приказать.

Дримба посмотрел на приборы вокруг экрана.

– Мы уже почти достигли судна Альтора Бенна. Оно парит над тем, что земные астрономы называют пиком Лагранда, в точке, удобной как для путешествия с Земли, так и с Луны, на достаточном расстоянии, чтобы не быть обнаруженным вашими наблюдателями.

Холмс пожал плечами. Он часто признавался мне в безразличии к астрономическим фактам; его не заботило, Земля ли вертится вокруг солнца, или наоборот.

– Как вы узнали о преступлении? – спросил он.

– Мы получили аварийный сигнал с корабля Бенна, – сказал Дримба. – Он не ответил на наши попытки наладить связь, так что я собрал своих наемников в количестве, достаточном для спасательной миссии.

– Такая операция не предусмотрена уставом? – спросил Холмс.

– В наши обязанности входит в основном безопасность и соблюдение дипломатических церемоний. Признаюсь, я плохо был готов к такой чрезвычайной ситуации. Однако при звуке тревоги все филджийские наемники, находящиеся на дежурстве, должны погрузиться в специальное судно, как и те, кто отдыхали от вахты, но оказались поблизости от доков. Мне кажется, всего собралось более половины всего контингента, и через полчаса мы подлетели к кораблю Бенна. Вот он.

На экране вырастало изображение корабля, сходного с нашим по очертаниям, но, судя по размерам входного люка, значительно большего. Слева от люка мигали огоньки.

– Огни, помимо всего прочего, указывают, использовали люк для входа или выхода. Люки открываются изнутри, их нельзя открыть снаружи.

– И, как я полагаю, по прибытии вы обнаружили: огни указывают на то, что в последний раз на корабль входили.

– Действительно. Но они также говорили о том, что воздуха внутри нет. Тогда я всерьез забеспокоился об Альторе Бенне, потому что он так же, как вы или я, без воздуха жить не может, а на наши радиопозывные он не отвечал. Я надеялся единственно на то, что он успел надеть вакуумный костюм до катастрофы.

– Вакуумный костюм? – переспросил я, не поняв его последнюю фразу.

Дримба поднялся.

– Мне нужно вам еще многое объяснить, – сказал он, подходя к кабине. И тут же вернулся с тремя небольшими свертками. Один он оставил себе, а два протянул Холмсу и мне.

– Несмотря на все предосторожности, безвоздушное пространство космоса постоянно представляет собой величайшую опасность. Если оболочка нашего корабля повредится и воздух выйдет наружу, то без этих костюмов мы мгновенно погибнем.

Он нажал кнопку на своем свертке, и тот начал раскрываться, превращаясь в серебристый костюм для всего тела с маской и двумя цилиндрами сзади. Жестом он пригласил нас сделать то же самое. По его примеру мы влезли в эти костюмы.

– Они прочнее, чем кажутся, – продолжил Дримба, – и служат превосходной защитой от опасностей космоса. Каждый член нашей станции и все делегаты имеют личные костюмы и умеют ими пользоваться. Вы также должны этому научиться.

При накладывании полы костюма слиплись, и мы с Холмсом оказались изолированными от окружающего мира.

– Я говорю с вами по радио, – сказал Дримба, причем его голос доносился откуда-то из-под моего правого уха. – Шипение означает, что в костюмы поступает кислород из двух цилиндров на спине. Если вы посмотрите налево, то увидите измерительный прибор с восемью отметками...

Я услышал, как Холмс прервал его.

– Полагаю, он измеряет количество оставшегося кислорода?

– Вы снова правы, мистер Холмс, – подтвердил Дримба. – Полного запаса хватает приблизительно на три ваших часа. Обычно его пополняют после того как израсходуется половина, потому что у нас часты тренировки, быстро истощающие запас кислорода. Такая тренировка была совсем недавно.

...Я попробовал шагнуть, но ноги мои были словно приклеенными к полу. Дримба усмехнулся.

– Доктор Уотсон! Примите мои извинения! Серьезное повреждение, лишившее бы нас воздуха, испортило бы и искусственную гравитацию. Поэтому в подошвы встроены сильные магниты, чтобы мы могли ходить, а не беспомощно летать. Если вы подымете пятку и передвинете носок вперед...

Должно быть, мы с Холмсом представляли собой забавное зрелище, скользя по поверхности космического корабля в тысячах миль от Земли, словно катаясь на коньках по замерзшей поверхности пруда.

Ознакомившись с простым управлением вакуумных костюмов изнутри, мы сняли их и попросили Дримбу продолжить рассказ.

– Как я сказал, узнав, что воздуха внутри корабля нет, все члены моего экипажа надели вакуумные костюмы.

– Вы их носите с собой?

– Только когда не на дежурстве. Тогда они хранятся в определенном месте на корабле. Каждый помечен, чтобы любой член экипажа мог найти свой костюм.

Вы увидите, что люки обоих кораблей подходят друг к другу, – продолжил Дримба, указывая на экран. – Корабль Альтора Бенна сегодня вновь заполнен воздухом при помощи особого механизма. Но когда я вчера зашел на корабль, то увидел, что основное электрическое питание в нем отключено. Оставалось несколько аварийных ламп, освещавших темные помещения. Их было достаточно, чтобы найти тело Альтора Бенна, плавающее в центре капитанского мостика. Вакуумного костюма на нем не было.

Совершенно очевидно, что это не несчастный случай, мистер Холмс. Воздух был намеренно выпущен из корабля, а это нелегкая задача. Чтобы отключить систему безопасности, нужно сначала выключить все управление кораблем. Я приказал своей команде возобновить подачу света, тепла, воздуха и электричества и обыскать корабль, предполагая, что преступник не мог скрыться.

– Но все поиски окончились неудачей, – сказал Холмс. – Вы задумывались о возможности самоубийства?

– Давайте пройдем в корабль Альтора Бенна, и я покажу вам, почему это невозможно.

Мы вошли в просторную главную каюту большого корабля.

– Превосходно! – воскликнул Холмс. – Вы не убрали тело!

И в самом деле, тело Альтора Бенна лежало на столе в центре помещения. Он был пяти с половиной футов в высоту, очень пухлым, с красным лицом и, как и Дримба, с четырьмя пальцами на каждой руке. Облачен он был в длинную зеленую мантию, а на горле красовался оранжевый шарф с затейливым узором, завязанный настолько туго, что шея выпирала из-под него сверху и снизу.

– Удушение? – спросил я.

Дримба покачал головой.

– Под шарфом обнаружили маленькую рану; его закололи длинным острым предметом, прошедшим через несколько жизненно важных органов и достигшим мозга. Тело распухло от вакуума. Мы обработали его особым способом, чтобы предотвратить дальнейшую декомпрессию.

– И осмотрев рану, вы заменили шарф? – спросил Холмс.

– Тело мы исследовали рентгеновскими лучами, для этого не нужно снимать одежду. Но она-то и представляет загадку. Понимаете, шарф указывает название и должность его владельца. Но даже у представителей расы Альтора Бенна принято подбирать их под цвет одежды. В день официального приема он надел эту зеленую мантию с зеленым шарфом. Также достоин внимания тот факт, что он вообще повязал шарф здесь, на корабле, потому что Посредник в быту не придерживался формальностей и снимал его при всякой возможности.

– Так вы предполагаете, что преступник, убив Посредника Бенна, повязал вокруг его шеи шарф, подал сигнал о помощи, выпустил воздух из корабля и каким-то образом сбежал? – спросил Холмс.

– Альтернативы я не вижу.

– Альтернативы есть всегда. Но давайте исследуем рану.

Холмс развязал шарф, достал из кармана лупу и поднес ее к ране. Внимательно присмотревшись, он подозвал к себе Дримбу.

– Вот это неприметное потемнение вокруг шеи – это не кровь?

Дримба пожал плечами.

– Я не могу определить, что это. Наверное, пятно от шарфа.

Холмс что-то проворчал, затем бросился на металлический пол палубы. Даже меня, привыкшего к его экстравагантному поведению, его методы иногда удивляли.

– Холмс! – крикнул Дримба.

– Вот, вот и вот, – сказал Холмс. – Эти следы, если я не ошибаюсь, оставили члены вашей команды в вакуумных костюмах; видите, как они расходятся в разные стороны по мере удаления от выхода. Нам повезло, через день они бы стали незаметны из-за окисления. Есть много маленьких следов и одна пара больших.

Дримба кивнул.

– Филджийцы значительно меньше меня; они-то и оставили эти следы.

Следы расходились по разным помещениям корабля. В одной из личных кают Холмс нашел шкаф, в котором висели платья, мантии и находился сундук с шарфами различного цвета. В другом шкафу хранился вакуумный костюм с полным запасом кислорода.

– Если не ошибаюсь, – заключил Холмс. – Посредник Бенн сам управлял кораблем и летел один, поскольку я больше не нашел вакуумных костюмов.

– Да, – подтвердил Дримба. – Он гордился своим искусным пилотированием.

Несколько мгновений Холмс изучал пол между шкафами и входной дверью, затем резко поднялся.

– Больше здесь мы ничего не найдем. Но мне нужно задать несколько вопросов членам вашей команды.

– Я так и думал. Тогда сейчас мы отправимся на обратную сторону Луны.

Поверхность Луны, расползшаяся на весь экран в корабле Дримбы, поразила меня. Но Холмс был поглощен своими мыслями. Только когда мы готовились к посадке, он потряс головой и заговорил:

– Хотелось бы выкурить трубку, Уотсон. Табак помогает сосредоточиться и ускоряет умственный процесс. Я располагаю большим количеством фактов, но не могу сложить их в стройную конструкцию. Мне ясно, как убийца покинул корабль, но как опознать его и поймать...

– Могу я спросить, мистер Холмс, – начал Дримба.

– В свое время, сэр. Если разбить яйцо прежде времени, птенец погибнет; потерпите – и родится орел. Мне нужна информация. Если бы это было земное убийство, то я мог бы привлечь осведомителей, покопаться в картотеке, в книгах. Но это terra incognita, или скорее luna incognita, и здесь у меня нет ничего, что помогло бы мне раздобыть нужные сведения, которые бы склеили все факты воедино.

Участок лунной поверхности раскрылся, и мы опустились внутрь, на скрытую пристань. Дримба поднялся, чтобы открыть люк.

– Мне, кажется, на этой станции удастся удовлетворить ваши требования, мистер Холмс, так же, как и оказать гостеприимство доктору Уотсону.

Наш причал соединялся с широким коридором, по которому прогуливались странные существа. Вероятно, я уже привык к тому, что нахожусь вдали от Земли и разговариваю с жителем иных планет, поскольку эти существа меня не пугали, а только разжигали любопытство. Дримба показал нам, куда следует идти.

– Немногие из них видели людей, – сказал он, – и вы, скорее всего, станете объектом пристального внимания.

– То же самое можно сказать и о некоторых общественных местах, которые мне случилось посетить на Дальнем Востоке, – сказал Холмс сухо. – Давайте пойдем дальше.

Мы вошли в просторное помещение, выдолбленное в лунной скале, и тут же на нас обрушились звуки внеземной музыки и разные запахи, приятные и неприятные, определить источник которых было невозможно. Помещение было словно поделено на участки, освещаемые различными лампами, от темно-красной до едва заметной фиолетовой. В этих «световых колодцах» сидели самые разнообразные существа и почти все они держали в руках (или в том, что им заменяло руки) стаканы.

Должно быть, мы находились в местном ресторане или зале отдыха. Дримба подвел нас к столу с нормальным освещением.

– В галактике существует бесчисленное множество рас, – сказал он, – и некоторые из них настолько отличаются от нас, что общение с ними невозможно. Одно из основных различий между теми, кто более или менее похож на нас, заключается в воспринимаемых ими цветах. Ваше солнце испускает большое количество световых волн в определенном диапазоне, и вы привыкли к этому свету. Другие же хорошо все видят в инфракрасном или ультрафиолетовом свете. К числу последних относятся и филджийцы. Это помещение – нейтральная территория. Там и там, – он показал на два стола возле нас, но поодаль друг от друга, – вы можете увидеть имперских премьер-министров и их охрану.

Четырехрукий официант с совершенно земными голубыми глазами подкатил к нашему столику тележку с блюдами и напитками, включая и то, что мне показалось похожим на прекрасный светлый эль.

– Пожалуйста, не стесняйтесь, – сказал Дримба. – Что же касается Филджи...

Он достал из кармана пару очков с темными линзами и протянул их Холмсу.

– Так как мне часто необходимо бывать в их помещениях, я использую эти очки, позволяющие видеть в их свете, так как общий у нас всего лишь фиолетовый цвет. Все другие наши цвета кажутся им черными, а нам их цвета недоступны.

Холмс нацепил на нос очки и осмотрел помещение. Он повернулся к участку, освещенному темно-фиолетовым светом.

– Филджийцы, как я предполагаю.

Дримба кивнул. В такой темноте едва можно было различить описываемые им существа. Холмс резко выпрямился и воскликнул:

– Какой же я дурак! Это следовало понять в первую очередь. Уотсон, если в будущем кто-либо примется восхвалять мои способности к дедукции, заткните ему рот. Мистер Дримба, располагаете ли вы сведениями об этих филджийцах?

Дримба нахмурился.

– У нас есть источники информации, такие, как... у вас еще нет слов для них. Представьте себе большой мозг, способный запомнить невероятное множество фактов и обмениваться ими с другими устройствами. Любые сведения по любой теме могут быть предоставлены в мгновение ока со всеми возможными перекрестными ссылками. Ваш мистер Бэббидж разработал философские основания похожего механического устройства, но наше... называйте его, как вам угодно... использует электричество.

– Ха! – воскликнул Холмс. – Почти теми же словами я описывал мозг своего брата Майкрофта. Давайте же назовем это устройство «майкрофтом», познакомьте меня с ним. Уотсон, боюсь, что мне нужно побыть наедине с ним и что в то же время вы окажете мне неоценимую услугу здесь.

Холмс и Дримба ушли, оставив меня рассматривать этот ресторан в чреве Луны и сравнивать его блюда с кулинарными шедеврами миссис Хадсон.

Через двадцать минут Дримба вернулся один.

– Вам записка от мистера Холмса, – сказал он, протянув мне листок бумаги и две небольшие карточки.

«Уотсон, – говорилось в записке, – этот майкрофт мистера Дримбы действительно замечательное устройство. Мне быстро удалось добыть все необходимые сведения. Я улетел на корабль Альтора Бенна, воспользовавшись самым быстрым транспортом мистера Дримбы: мне необходимо еще раз убедиться в правильности своих предположений. Кроме того, я сделал необходимые приготовления. Возьмите эти карты и дайте по одной каждому премьер-министру. Одному из них грозит большая опасность, и нужно выяснить, кому именно. Дримба позаботится о нем. Узнаете о моем возвращении по звуку учебной тревоги. Не паникуйте, ждите меня возле причала, убийца сам даст о себе знать. Холмс».

Две карты были абсолютно одинаковы; на каждой из них был нарисован круг, вписанный в треугольник. Дримба подвел меня сначала к столу премьер-министра Г'даакской гегемонии. Меня представили на языке, в котором я ничего не смог разобрать, за исключением своего имени и имени Холмса, и я протянул премьер-министру одну из карточек. Он взял ее своей когтистой лапой и поднес к вытянутому лицу. Потом он сказал несколько слов Дримбе, который быстро ответил и отошел в сторону.

– Она для него не имеет никакого смысла, – сказал Дримба.

Премьер-министр Шаланского содружества был облачен в черное одеяние с головы до ног, резко контрастирующее с белым мехом его лица и рук. Дримба повторил свою приветственную речь, но как только я протянул карточку, премьер-министр подался назад и испустил такой резкий и пронзительный крик, что у меня застыла кровь в жилах.

Дримба жестом подозвал охранников своей расы, и те окружили стол шаланского премьер-министра. Пока Дримба говорил со своими подчиненными, свет в зале замерцал, и послышалась сирена в сопровождении гулкого голоса, повторявшего какие-то слова. Филджийцы быстро выбежали из помещения всей группой, но остальные существа, казалось, даже не обратили внимания на звуки. Очевидно, это и была тревога, о которой меня предупреждал Холмс.

– Только филджийцы занимаются строевой подготовкой, – сказал Дримба. – Остальные считают это скучным и никчемным занятием. Мистер Холмс и я устроили все это заранее.

Мы подошли к причалу и увидели филджийцев, вставших строем и надевших свои вакуумные костюмы. Там же стоял Холмс, как и обещал.

– Мистер Дримба, подайте команду быть наготове, – сказал он.

Через минуту один из фиджийцев начал задыхаться. Он сорвал костюм и попытался сбежать, но охранники Дримбы быстро поймали его.

– Вот вам и убийца, – произнес Холмс. – А вот и ваши очки. Они оказались очень полезными на борту корабля Альтора Бенна.

Дримба взял очки у Холмса.

– Совершенно ничего не понимаю, – сказал он.

– Давайте начнем с очевидного, – сказал Холмс. – Убийца не мог скрыться с корабля до вашего прихода, следовательно, он находился на борту.

– Это невозможно! – воскликнул Дримба.

– Нет. Очень даже возможно. Вы сами не смогли назвать точного числа наемников, составляющих группу по спасению. Ведь очень просто было одному из филджийцев спрятаться в шкафу, надев предварительно вакуумный костюм, а затем выйти и смешаться с остальными, только что прибывшими с базы. Следы на полу корабля о том и говорят. Все они расходятся в разные стороны от центральной каюты, за исключением одной пары, которая начинает движение возле шкафа с вакуумными костюмами. Убив Бенна, преступник включил аварийный сигнал, надел костюм, взятый с собой, выпустил воздух из корабля и спокойно дождался вашего появления.

Если филджийцы – наемники, то легко предположить наличие в их обществе культа убийц, подобных нашим асассинам. Ваш превосходный майкрофт подтвердил мои предположения, хотя в настоящее время считается, что филджийский культ убийц стал всецело достоянием истории и мифологии. Я, однако, думал по-другому и с помощью майкрофта проверил всех филджийцев, в недавнее время пересекавшихся с Альтором Бенном. Нашлось только одно совпадение. Девять месяцев тому назад один из членов вашей команды и Альтор Бенн были в одно и то же время в мире, который, как я понимаю, называется Бета Дракона IV.

– Этот мир теперь ввергнут в хаос, – пояснил Дримба. – Загадочный взрыв уничтожил здания правительства и помог захватить власть диктатору.

– Возможно, не такой уж и загадочный, – сказал Холмс. – Альтору Бенну едва удалось выбраться из опасного места за мгновения до взрыва. По всей вероятности, он заметил филджийского агента, воспользовавшегося тем же самым путем. На вчерашнем приеме террорист узнал Бенна и, испугавшись, что его разоблачат, пробрался на корабль и убил Посредника. Филджийские асассины отмечают свои жертвы условным знаком. Он служит одновременно и предупреждением, и знаком о проделанной работе – круг внутри треугольника. Я нарисовал его на этих двух карточках. Позже вы мне скажете, кто из двоих премьер-министров должен был стать очередной жертвой; постарайтесь не спускать с него глаз. На корабль Альтора я вернулся, чтобы рассмотреть пятно возле раны и с помощью очков мистера Дримбы различил в нем тот самый символ, о котором говорил. Но перед возвращением я обследовал датчики кислорода во всех вакуумных костюмах филджийских наемников. Вы сказали, сэр, что перед отправкой спасательной миссии все они были полностью заряжены. И если мои рассуждения верны, то в одном из них должно было оказаться значительно меньше кислорода, чем в остальных, ведь его владелец носил его по крайней мере на полчаса дольше. Так и оказалось. Я взял на себя смелость выпустить из него весь кислород.

– Значит, когда прозвучала учебная тревога... – сказан я.

– Убийца невольно выдал себя, – подытожил Холмс, удовлетворенно ухмыльнувшись. – Надеюсь, вы простите меня за такое вольное обращение с личными вещами ваших подчиненных, мистер Дримба.

– Но что же со вторым шарфом? – спросил Дримба.

– Элементарно, сэр. Филджийцы не могут видеть цвета, расположенные в спектре до фиолетового... зеленый, оранжевый, – все они кажутся им черными. К моменту убийства Альтор Бенн уже снял свой шарф, и неудачная попытка преступника скрыть убийство только подтвердила его личность.

Мимо нас прошел взвод охранников, ведущих арестованного преступника.

– Надеюсь, что прочие – обычные – методы подтвердят мою правоту, мистер Дримба. А на вашем месте я бы поподробнее допросил ваш личный состав. В любом случае надеюсь, что раскрытие этого преступления снимет подозрения с участвующих в конференции сторон и поможет заключить договор.

– Я даже не могу выразить, насколько я вам признателен, – сказал Дримба.

– Если ваша благодарность может принять форму сигары, – ответил Холмс, – то я тоже буду вам очень признательным.


Фрэнк М. Робинсон
Призрак с «Варварского Берега»

За все годы, что я знал Шерлока Холмса, он потерпел поражение только пять раз, признаваясь в своей ошибке и говоря, что другие посрамили его. Публике известно о четырех таких случаях, и до недавнего времени мне казалось, что лучше всего умалчивать о пятом, пока вовлеченные в него люди не умрут или раскрытие тайны не причинит им серьезных беспокойств.

Но, хотя Холмс полагает, что нужно признать поражение нанявшего его человека, фактически поражения не было – по крайней мере очевидного.

Дело это началось в пятницу после полудня поздним августом 1895 года, когда я развелся, не успел жениться в очередной раз и снова проживал со своим другом в доме номер 221-Б по Бейкер-стрит. Всю неделю Холмс проявлял признаки беспокойства: расхаживал взад-вперед по гостиной, подходил к окну, чтобы взглянуть на один из самых отвратительных дней в году – неоспоримый признак наступления лондонской осени и приближения зимы, когда температура падает и дым из миллионов каминов и очагов стелется над Темзой. Образуемые им удушающие, ядовитые желтоватые испарения текут по улицам и плещутся о дома, словно волны прилива о набережную. Уличные фонари превращаются в мутные пятна, и те несчастные, которым пришлось выйти из дома в такую погоду, совершенно исчезают из виду в пяти шагах от вас. Даже бодрое цоканье лошадиных подков о мостовую сменяется неуверенным перестуком под аккомпанемент кучерских «хало!», которыми они предупреждают прохожих о своем приближении.

Вполне понятно, что и уровень преступности упал до самой низкой отметки в году, потому что воры и мошенники также не желают бродить в промозглых сумерках, как и законопослушные граждане. Как следствие в газетах почти не было заметок, способных привлечь внимание Холмса, и совершенно никто не ждал его помощи у входной двери. Как-то раз Холмс сказал мне, что из всех способов умереть. – скончаться от безделья самый худший. С каждым днем он становился все более мрачным, вставал позже, чем обычно, оставлял без внимания мои вопросы о его самочувствии, садился в кресло и устремлял взгляд в пространство, когда ему надоедало расхаживать по ковру.

Представьте мое удивление, когда я вернулся в пятницу утром с прогулки и застал его в своем «дежурном» кресле, курящим трубку и очень бодрым. Он посмотрел на меня сверкающими глазами.

– Вы что-то прочли в газете, – сказал я почти в шутку. – Кража драгоценных камней или громкое убийство – вне всякого сомнения.

– Дорогой мой Уотсон, вы также читаете газеты, как и я, – укорил он меня. – Если бы в них упоминали о чем-то подобном, вы бы сразу обратили мое внимание на такой случай.

Он протянул мне квадратный листок синей бумаги.

– Это лучше, чем кража драгоценностей или убийство. Его прислали сегодня утром.

По инициалам М. X. я сразу же догадался, кто его прислал. Послание было кратким и деловым.

«Жди меня в пятницу, в четыре часа пополудни. Дело важное, но не столь срочное. Майкрофт».

– Что же это значит?! – воскликнул я. – Такое важное дело и не «срочное»!

Холмс набил свою трубку табаком и задумчиво посмотрел на меня.

– Я всегда рад видеть Майкрофта, Уотсон. Как вам известно, наши дороги не так уж часто пересекаются – я почти все время занят, а он редко покидает клуб «Диоген» или свои апартаменты на Пэлл Мэлл, разве что по государственным делам.

– Значит, это дело государственной важности, – сказал я. – Неудивительно, что вы с нетерпением ждете его визита.

Холмс замялся.

– Не то чтобы с нетерпением, но с интересом. Вероятно, это тайное дело, так как иначе он попросил бы меня встретиться с ним в клубе и не стал бы приезжать ко мне сам. Что же касается государственных дел, то мне так не кажется. Государственное дело, с которым он обращался ко мне в последний раз, было важным и срочным. Поскольку это предприятие он не характеризует как срочное, я склонен предположить, что в данном случае речь не идет о каком-то злодеянии, а о вопросе личного характера. А если никакого преступления нет, – добавил он, криво улыбнувшись, – то, боюсь, я не тот человек, который ему надобен.

Зазвонил колокольчик у входной двери, и послышались приветственные слова миссис Хадсон. Через мгновение я услышал тяжелые шаги по лестнице.

– Очень скоро мы обо всем узнаем, – пробормотал я.

Не успел я договорить, как миссис Хадсон открыла дверь, и в гостиную вошел Майкрофт Холмс. С тех пор как я видел его в последний раз, он значительно пополнел, а после подъема по лестнице дышал с трудом. Но его стальные серые глаза смотрели так же проницательно, как и всегда, прочесывая комнату в поисках перемен, и неодобрительно вспыхнули, остановившись на мне.

Холмс заметил этот взгляд.

– Ты же знаешь, что Уотсону я доверяю как самому себе, Майкрофт, – сказал он с некоторым раздражением. – Я уверен, что он сохранит в тайне то, что ты нам собираешься поведать. Садись, пожалуйста. Немного бренди? Твой доктор предупреждал тебя, чтобы ты чрезмерно не напрягался, а между тем ты только что поднялся по лестнице быстрее обычного.

– Но только чтобы быстрее сбежать от сырости, уверяю вас.

Майкрофт со вздохом сел в кресло напротив Холмса. Я встал возле стола, за которым мы завтракали, – чтобы предоставить им хотя бы видимость уединения, – но в пределах слышимости.

Холмс некоторое время смотрел на брата с улыбкой.

– Важное, но не срочное?

– Я здесь не по государственному вопросу, – кратко ответил Майкрофт. – Ты, Шерлок, должен был уже догадаться, что это дело личного характера.

– Личного? – Холмс не счел нужным скрыть свое изумление. Несмотря на то что они относились друг к другу с симпатией, редко кто из них решался рассказать брату о своей личной жизни.

Майкрофт, казалось, немного рассердился от такого предположения.

– Оно касается не меня, а других людей. Буду краток. Некая леди исчезла. Семья хочет найти ее. Они обратились к высокопоставленному другу, который в свою очередь обратился ко мне, а я, как ты видишь, обращаюсь к тебе. Это было его предложение, не мое.

– Твой высокопоставленный друг?

Майкрофт перевел взгляд на бокал с бренди, не желая встречать взгляд Холмса.

– Я хочу пощадить тебя, избавить от излишних воспоминаний об одной персоне.

Снова личные дела. Я знал, что у Холмса нет родственников, за исключением Майкрофта, а друзья хотя и были, но настолько немногочисленные, что я без всяких сомнений назвал бы себя первым в их числе. Короче говоря, я не мог понять, о каком это человеке не стоит упоминать при Холмсе.

– За последние недели в газетах не сообщалось о пропаже сколько-нибудь известной леди, – сухо заметил Холмс. – Не могу представить, чтобы они решили умолчать о таком событии.

– Она исчезла не в Лондоне, Шерлок. Она исчезла в Америке. Перестала писать. Не отвечала ни на письма, ни на телеграммы. Местные власти ничего не могут сказать о ее местонахождении.

Холмс поднял бровь.

– Прекращение переписки может означать либо обман, либо похищение.

Майкрофт налил себе еще немного бренди.

– Не обязательно. Со временем письма приходили все реже и реже и наконец около года тому назад перестали приходить вовсе.

– И где же ее видели в последний раз?

– В Сан-Франциско. Очевидно, она там жила некоторое время.

– Сама по себе? Без мужа или компаньонки?

– Кажется, да.

Холмс с удивлением посмотрел на брата.

– И ее семья хочет, чтобы я поехал и нашел ее в Сан-Франциско?

Майкрофт пожал плечами, словно для Холмса это ровным счетом ничего не значило.

– Сейчас у тебя нет дел, не так ли? Кроме того, ты никогда не видел Штаты.

– Мне нравились почти все американцы, с которыми я встречался, однако это не значит, что мне хочется посмотреть на их страну.

Холмс подошел к окну, заложив руки за спину, затем неожиданно обернулся.

– Не вижу никакой необходимости туда ехать. С этим определенно могут справиться и местные власти.

– Я же сказал тебе, что это довольно деликатная проблема, – произнес Майкрофт раздраженно. – Даже если это какой-то розыгрыш, то газеты сразу же уцепятся за него.

Холмс смотрел на него некоторое время, затем резко спросил:

– Высокопоставленный друг, это кто?

– Принц Уэльский. Семья попросила его в качестве личного одолжения. А он попросил меня обратиться к тебе.

– А почему он предположил, что я заинтересуюсь? – Холмс спросил жестким голосом с нескрываемым раздражением.

Майкрофт недовольно покосился на меня, затем решил, что у него нет выбора, кроме как довериться и мне.

– Несколько лет тому назад, несмотря на брак с принцессой Александрой, у принца была связь с другой женщиной. Если об этом станет известно, то подымется скандал, как после той связи с ирландской актрисой в шестьдесят первом году. Но леди не стала преследовать его, она скромно хранит молчание, особенно принимая во внимание ее возраст в то время. Ей было двадцать два, принцу сорок девять. Он любил ее и до сих пор любит в воспоминаниях, но для нее разрыв прошел сравнительно легко. Она стала оперной певицей, и потом ее пригласили в «Ла Скала». Я полагаю, вы ее встречали впоследствии, это Ирэн Адлер. Пропавшая женщина – это ее сестра, Леона.

Неожиданно лицо Холмса посерело.

– Извини за мою невнимательность. Как только ты сказал, что хочешь пощадить меня, то мне сразу следовало догадаться, кого ты имеешь в виду. Но я не знал, что у Ирэн Адлер есть сестра.

– Ты немногое знал о ней, – сказал Майкрофт с сожалением в голосе. Интонация его походила на типичную интонацию старшего брата, поучающего младшего.

Теперь настал черед Холмса наполнить стакан бренди.

– Сочувствие делает тебе честь, но оно вовсе не так уж необходимо. Расскажи мне о сестре.

– Леона была всего лишь на два года моложе Ирэн, и во многом они очень похожи. Обе они красавицы, у обоих было много поклонников и обе интересовались музыкой. К несчастью, на этом сходства заканчиваются. У Ирэн был талант, а Леона обладала приятным голосом и только, хотя честолюбия ей было не занимать. Ирэн оставила Нью-Джерси и подалась на континент – делать себе имя. Леона отправилась в Штаты, где ожидала благосклонного приема не столь разборчивой публики и менее критически настроенных обозревателей. Она так и не вернулась. С годами ее письма становились все более краткими, приходили реже и наконец, как я уже сказал, вовсе перестали поступать.

– Значит совершенно ясно, что она хотела порвать отношения со своей семьей.

– Возможно. Но ее близкие до сих пор хотят найти ее и удостовериться в том, что с нею все в порядке.

– Она никогда не просила послать ей денег?

– Это бессмысленно – ее родители небогаты.

Холмс некоторое время размышлял.

– У вас есть ее письма?

Майкрофт похлопал по боковому карману своего сюртука.

– Я осмелился прочитать их. Отличительная их черта – отсутствие определенности. Однажды говорится о возможном браке, а после об этом ни слова.

В глазах Холмса неожиданно замерцал какой-то огонек.

– У нее есть наследство?

Майкрофт покачал головой.

– Я же сказал, что семейство Адлеров небогато. Единственное их наследство – две дочери.

Он поднялся с кресла.

– Этим вечером у меня назначена встреча с принцем. Что мне ему сказать?

– Что я не нахожу это интересным случаем.

– Но ты ведь не отказываешься?

Холмс замялся, затем кивнул. В дверях Майкрофт обернулся и сказал:

– Все ваши расходы будут оплачены, а награда предоставлена вне зависимости от результатов. В следующий вторник в Бостон отправляется пакетбот «Новые Гебриды». При новых быстрых трансконтинентальных поездах вам потребуется не больше недели, чтобы достичь Сан-Франциско. Путешествие не будет обременительным; новые спальные вагоны, как я полагаю, весьма удобны, – он задержался в дверях. – Принц будет премного благодарен, Шерлок.

Холмс поднял бокал.

– За Бога, страну и принца Эдуарда.

«И в память об Ирэн Адлер», – подумал я.


Как только Майкрофт ушел, Холмс сел в кресло и долго смотрел сквозь окно на туман. Я понимал, что его брат задел раны, затянувшиеся много лет назад. Себе я налил совсем немного бренди и сел напротив, из вежливости храня молчание.

Неожиданно он одним залпом осушил свой бокал и повернулся ко мне с улыбкой на лице:

– Насколько я помню, Уотсон, вы провели некоторое время в Америке, в этом же самом городе. Это был тысяча восемьсот восемьдесят третий год, не правда ли? Или тысяча восемьсот восемьдесят четвертый?

– С ноября восемьдесят четвертого по конец весны восемьдесят пятого. У меня была небольшая практика на Пост-стрит.

Я постарался развеселить его.

– Вам на пользу пойдут перемены, Холмс. Сан-Франциско приятный город, есть где отвлечься от грустных мыслей.

Тут уже при целом потоке грустных воспоминаний замолчал я.

– Значит, вы не против повидать его еще раз? – Холмс в третий раз за время разговора набил табаком свою трубку. – Ваш напарник может на некоторое время заняться вашей практикой; в Лондон мы вернемся самое большее через два месяца.

– Лучше вам не просить меня ехать! – возразил я. – В том городе мне не о чем вспоминать, кроме как о грустном!

Мой неожиданный порыв удивил Холмса, и мне показалось, что лучше ему все объяснить.

– Я там встретил свою первую жену, Холмс. Она работала сестрой в госпитале для военных моряков. Мы горячо полюбили друг друга и через две недели поженились. А через два месяца она скончалась от холеры.

– Простите, Уотсон, – пробормотал он. – Я не знал, вы мне никогда об этом не говорили.

– Я предпочитаю никому не говорить об этом, – сказал я холодно.

Мы продолжали сидеть в тишине, погрузившись каждый в свои воспоминания и поглядывая на туман за ставнями. Первый раз в жизни мне захотелось попробовать семипроцентный раствор кокаина, чтобы заглушить старую боль хотя бы на один час. Наконец Холмс сказал:

– Дорогой мой Уотсон, без вас я не смогу поехать.

В его устах это звучало как мольба и я конечно же согласился. Три недели спустя мы уже сидели у камина в Палас-отеле в Сан-Франциско, попивая херес и слушая стук копыт по мостовой, позвякивание колокольчиков фуникулера и завывание сирены в гавани, предупреждающей корабли о тумане. Любопытно, что газовые фонари на улицах Сан-Франциско представляют собой такие же бесполезные пятна света, как и в Лондоне.

Комната наша была обставлена превосходно, а обеденный зал отеля мог посоперничать с любым лондонским рестораном. Мы провели здесь большую часть недели, обедая за счет принца Эдуарда, но, увы, к разгадке тайны исчезновения Леоны Адлер так и не приблизились.

Холмс расстроенно повертел в руках трубку – он не мог найти свой любимый сорт табака в этом городе.

– Вы сказали, Уотсон, что этим утром вы собираетесь пойти в дом, где, судя по рассказам, Леона Адлер снимала жилье в последний раз, а вместо этого, как я вижу, просматривали местные газеты.

Я посмотрел на него с удивлением.

– Хозяйки не было дома, я поговорил с двумя жильцами – довольно бандитского вида, – и они ничего мне не сказали о Леоне Адлер. Но как вы узнали, что я читал газеты?

– Я не мог не обратить внимание на ваш жилет и рукава. Эти небольшие бумажные волокна могли прилипнуть к ним только от соприкосновения с газетами. А ваши обшлага, Уотсон, – они потемнели от типографской краски, пока вы перелистывали сотни страниц!

Я посмотрел на свои рукава и жилет, потом поспешно принялся стряхивать с них бумажные волокна.

– Приведете себя в порядок после, Уотсон. Скажите сначала, что вы обнаружили?

Я вытащил из кармана заметки, поправил очки и подошел ближе к свету.

– Леона Адлер впервые выступила на сцене «Опера-Хаус» второго октября тысяча восемьсот восемьдесят четвертого года. Она пела арии из опер «Богема» Пуччини и «Травиата» Верди, а также исполняла партию Арсацеи из «Семиранды» Россини. Судя по отзывам, публика встретила ее не более чем вежливо. Критики были еще менее расположены к ней, особенно в роли Арсацеи.

Холмс беспокойно посмотрел на меня.

– Это партия контральто, и она, вне всякого сомнения, взялась за нее потому, что та была в репертуаре Ирэн. Не забывайте о соперничестве между ними, Уотсон. Статья была большая?

Я подумал о том, какое это может иметь отношение к делу.

– Насколько я помню, целая колонка. Тогда она только что приехала в город, и о ней хотели узнать поподробнее.

– А после этого?

Я полностью смутился.

– Отзывы были различные, Холмс. Временами лучше...

– Я имею в виду размер статей, Уотсон!

– Похоже, они становились короче и короче; потом я вовсе не мог их найти.

Холмс нахмурился.

– Значит, зал театра становился все более пустым. Кто бы ни был ее импресарио, он не захотел бы платить за пустые места – люди, разводящие птиц, всегда следят за рыночной стоимостью своих канареек. Можно предположить, что ее поездка в Сан-Франциско окончилась неудачей. У нее не было ни внешних данных, ни таланта сестры и, в противоположность нашему представлению об американском Западе, местную аудиторию не назовешь культурно отсталой. Жители Сан-Франциско считаются наиболее избалованными; здесь гастролируют лучшие актеры и певцы страны. Боюсь, что Леона Адлер недооценила этот город.

Я посмотрел на свою последнюю запись.

– Ее последнее выступление – статья была очень короткой – состояло из самых любимых американцами арий и происходило в зале под названием «Белла Юнион».

– Когда это было?

– Приблизительно два года спустя после ее приезда, – я замялся. – Если ей не удалось здесь достичь успеха, то я не понимаю, почему она не попробовала в другом месте, скажем, в Сиэтле или Ванкувере?

Холмс уставился в огонь, словно среди танцующих всполохов пламени он мог увидеть Леону Адлер. Огонь освещал на темном фоне абрис его узкого лица, ястребиный нос и задумчиво сведенные брови.

– Потому что она не хотела уезжать. Что-то удерживало ее здесь; подозреваю, что перспектива брака, о котором она упоминала.

Он поворошил поленья кочергой.

– Всегда существует вероятность, что мы неожиданно встретим ее, когда меньше всего этого ожидаем, Уотсон. Время от времени вам следует освежать в памяти ее лицо, рассматривая ее студийный портрет, который дал нам Майкрофт.

Я хорошо помнил эту фотографию и не видел особого смысла в том, чтобы следовать совету Холмса, – изучать ее, словно школьник урок. На этом снимке Леона Адлер была еще совсем молодой женщиной с каштановыми волосами – по крайней мере их такими написал художник, – с осиной талией, в платье с плавными складками и небольшим шлейфом. Волосы были уложены в высокую прическу и обнажали выступающие скулы. На лице играла едва заметная, но уверенная улыбка. В руке она держала виолу, а позади нее, на стене, висело еще несколько музыкальных инструментов – очевидно, чтобы указать на выбранное ею занятие и на то, что она играет так же хорошо, как и поет. Мне показалось, что она похожа на свою старшую сестру, какой ее описывал Холмс.

Слегка раздраженный его замечанием, я сказал:

– Вы, я полагаю, зря времени не теряли?

– Посетил то, что называется «Варварским Берегом», – хмуро улыбнулся Холмс. – Невероятнейшее скопище баров и борделей, какое я когда-либо видел. Лондонский Ист-Энд по сравнению с ним выглядел бы средоточием цивилизации.

– Все это подделки, Холмс, рассчитанные на туристов, Но я не вижу здесь связи с исчезновением мисс Адлер.

Холмс рассмеялся.

– В прошлом вы упрекали меня в равнодушии к светским удовольствиям. Я последовал вашему совету и познакомился с местной полицией. Один из полицейских предложил мне показать город в обмен на обед и на, я надеюсь, очень полезный ужин, где мы получим необходимые сведения.

Теперь настала моя очередь улыбаться.

– Так вы признаетесь, что мой совет пошел вам на пользу?

Холмс вытряхнул остатки табака из трубки и сказал:

– Дорогой мой Уотсон, даже если вы часто ошибаетесь, то по закону теории вероятности когда-то вы ведь должны оказаться правы!


Майкл ван Дейк, несмотря на свою голландскую фамилию, был типичнейшим американцем. Высокий мужчина средних лет, с красноватым полным лицом, он был одет в пиджак в клеточку и щегольской шелковый жилет с толстой золотой цепочкой, свисавшей из кармашка. На голове красовалась опрятная шляпа-котелок. Он стоял возле входа в обеденный зал и поспешил к нам навстречу сразу как только увидел нас.

– Я решил сам оплатить этот ужин, господа, – за счет департамента полиции. Мы можем это позволить себе ради таких известных гостей.

– Ну что же, благодарю вас, – сказал Холмс. – Лейтенант ван Дейк, разрешите представить вам моего друга, доктора Джона Уотсона.

Ван Дейк кивнул, отдал пиджак, шляпу и трость подошедшему официанту и провел нас к боковому столику, так что мы могли наблюдать за всем залом.

– Садитесь всегда спиной к стене, не дайте застать вас врасплох – вот вам мой совет.

Он тут же заказал виски с содовой для всех. После второго тоста, который Холмс отклонил, он подозвал официанта и заказал блюда из меню на вполне сносном французском языке, хотя и с акцентом. Меня это впечатлило, но Холмс оставался спокоен и наблюдал за полицейским.

– Вы проделали долгий путь из Лондона, – сказал ван Дейк, после того как мы закончили ужинать и он предложил нам сигары. – Капитан сказал, что вы ищите Леону Адлер. – Он выпустил превосходное кольцо дыма, затем откинулся на спинку кресла и помахал сигарой. – Отвечу на любой ваш вопрос, только задавайте.

– Мы будем признательны вам за любые сведения, – сказал Холмс добродушно. Он, казалось, почти всецело был поглощен сигарой, едва скрывая свое восхищение ее качеством.

– Итак, эта женщина – Адлер, – начал ван Дейк, выдохнув клуб дыма, – приехала сюда из Нью-Джерси в тысяча восемьсот восемьдесят четвертом году, видимо, для того, чтобы петь в оперном театре. Приятный голос, но не верх совершенства. А здешним людям, видите ли, подавай либо верх, либо низ, если вы понимаете, о чем я говорю. Ее первый импресарио бросил ее, она нашла другого, а тот договаривался о выступлениях низшего класса.

– Низшего класса? – переспросил я.

Он помахал рукой.

– То тот, то этот концертный салун пытается поднять планку и нанимает иногда талантливых исполнителей. Обычно им приходится довольствоваться второсортными певцами, но, как я сказал, в этом городе либо верх, либо низ, а посередине ничего не проходит.

– А потом? – спросил я.

– Через два года уже ни один из первоклассных театров не соглашался нанимать ее. Если вы видели ее один раз, то этого достаточно.

– Трудно поверить, – кратко заметил Холмс.

Лицо ван Дейка покраснело, и Холмс поспешил поднять руку в умиротворяющем жесте.

– Я вовсе не хотел вас обидеть. Я просто не понимаю, почему она не попыталась поискать счастья в других городах, с менее требовательной публикой.

Мое самолюбие было польщено, когда Холмс задал вопрос, который пришел первым в голову именно мне.

– Вы хотите сказать в городках вроде Вирджиния-Сити? Нет здесь никакой тайны. Она влюбилась в Уильяма Макгайра вскоре после приезда в Сан-Франциско. Приятный человек, я немного знал его.

– Они не поженились? – спросил Холмс.

Ван Дейк покачал головой.

– Макгайр заболел «золотой лихорадкой». Уехал из города в восемьдесят шестом году в Фортмайл-Крик на Аляске. Обещал жениться на ней, когда разбогатеет, но больше о нем и не слыхали. Наверное, подстрелил кто-то из конкурентов, но точно ничего не известно.

– Значит, она ждала своего любовника, а потом исчезла и сама? – спросил я.

Ван Дейк жестом приказал официанту принести нам спиртные напитки.

– Пропала не то слово, – неожиданно он заговорил извиняющимся тоном. – Все, что я вам говорил до этого, – действительные факты. Но несколько месяцев тому назад мы вытащили тело из бухты и, насколько можно предположить, это была Леона Адлер. Я думаю так, что она отчаялась дождаться возвращения Макгайра, а вернуться домой ей не позволяла гордость, и вот она решила со всем покончить. В Сан-Франциско приезжает много людей в поисках удачи. Но это конец континента, дальше пути нет. Вы приезжаете сюда со своими мечтами, а они разбиваются о реальность. Немногие могут смириться с этим.

Он осушил бокал и помахал официанту, чтобы тот выписал счет.

– Я игрок, люблю биться об заклад, и хотя не могу доказать, что мисс Адлер совершила самоубийство, но поставил бы на это.

– Вам нужно было сразу сказать об этом! – воскликнул я.

Лицо ван Дейка посуровело.

– Здесь, в Штатах, мы не опираемся на недостоверные сведения, даже в большей степени, чем в Лондоне. Ее тело долго пролежало в воде, и опознать ее можно было с трудом. Вы же доктор, вы знаете, как выглядят утопленники, после того как проплавают несколько недель.

Долгое время мы сидели в молчании, я все еще был рассержен, а Холмс размышлял. Ван Дейк наконец сказал:

– Не вешайте нос, господа. Извините, конечно, насчет этой Леоны Адлер, но вы ведь не рассчитывали непременно застать ее живой и здоровой. Поживите здесь несколько дней, я покажу вам город.

Он подмигнул Холмсу.

– Когда дело касается кутежа, то ни один город здесь не сравнится с нашим – далеко обставит ваш Лондон.

Холмс стряхнул пепел сигары в пепельницу.

– Мы принимаем ваше приглашение. Я многое слыхал о вашем Чайнатауне.

– Да, там есть что посмотреть. Этих китайцев понабилось там, как сардин в бочке. Мы полагаем, их где-то около пятидесяти тысяч и только несколько тысяч женщин. И из них девяносто пять процентов проститутки. Неудивительно, если вы знаете их породу.

Он встал из-за стола, мы последовали его примеру.

– Если хотите посмотреть нечто в таком роде, то я как раз тот, кто вам нужен. Я, может, покажу вам даже призрак с Варварского Берега.

Когда мы забирали свои шляпы, Холмс вежливо поинтересовался:

– Призрак?

Ван Дейк надел свой пиджак.

– Сам я ее не видел, но, судя по рассказам, это настоящее привидение женщины. Вся в белом, она появляется ночью и ходит по аллее возле Пасифик-стрит. Если подойти поближе, она исчезает. Исчезают и те, кто следует за ней. Это легенда Сан-Франциско, мистер Холмс, не такая, правда, занятная, как наш бывший император Нортон.

– Интересно, – сказал я.

Ван Дейк снова подмигнул.

– Хороший повод посетить местные забегаловки и кабачки.

Когда мы вернулись в нашу комнату, я попросил горничную принести чаю, а Холмс пошевелил кочергой уже остывшие угли в камине.

– Что вы думаете, Уотсон?

– О нашем новом знакомом? – спросил я. – Об ужине? О том, что он рассказал про мисс Адлер? Или об этой таинственной истории с призраком?

– Для начала об ужине, мне кажется, вы нашли его восхитительным.

– Самым лучшим, Холмс. Боюсь, он испортил меня, и теперь мне придется привыкать к обычной лондонской еде.

Холмс просунул несколько бумажек сквозь решетку камина, поджег, покрыл щепками, и они запылали.

– А то, что он сказал про мисс Адлер?

Я пожал плечами.

– Я не удивился, услышав это. Но не завидую вам  – ведь вам придется рассказать о ней принцу Эдуарду.

– Рано еще ставить точку в этом деле, Уотсон. Завтра мы зайдем в тот дом, где она жила. Может, кто-нибудь там помнит Макгайра. Мне кажется, что по крайней мере часть разгадки коренится в этом человеке.

Огонь теперь разгорелся вовсю; Холмс подвинул кресло ближе к камину, повернул рожок с газом и удобно уселся, взяв в руки газету.

– Вы удивляете меня, Холмс, – сказал я спустя некоторое время. – Вы ничего не сказали про нашего нового знакомого.

Он опустил газету и нахмурился.

– Потому что я похож на рыбу, которой необходима вода, Уотсон. Мои методы дедукции почти бесполезны в чужой стране. Лондон для меня словно перчатка, сшитая как раз по руке, я знаю каждый его закоулок. Я могу узнать о благосостоянии человека по пеплу от его сигары, о месте его жительства по цвету грязи на ботинках. Но чтобы пере двигаться по этому городу, мне нужна карта. – Он взглянул на меня. – Способности к наблюдению не покинули меня, но мне не за что зацепиться, чтобы сделать выводы. Поэтому наши шансы практически равны. У вас даже есть некоторое преимущество, потому что вы жили здесь раньше, Что вы думаете о нашем новом знакомом?

– Настоящий американец, – улыбнулся я. – Щедрый до смешного, готов прийти на помощь, но, боюсь, по английским стандартам слишком грубоват, а временами даже невежлив. Но не стоит его порицать, в этом городе жизнь часто бывает груба.

– Как обычно, вы видите, но не наблюдаете, Уотсон. Наш друг отчаянный денди и любит пустить пыль в глаза. Обе эти черты являются важными составляющими его характера. Боюсь, что в этой истории подобные черты могут многое объяснить.

– Вы осуждаете его за то, что он слишком американец, Холмс. В конце концов это же не Англия!

– Не Англия, – вздохнул Холмс. – Но вспомните нашего благородного Лестрейда, Уотсон, и сравните его с американским другом. Представьте их перед мысленным взором стоящими бок о бок. Что прежде всего бросается в глаза?

– Лестрейд более худой, – сказал я, представив себе его. – И, кажется, не такой высокий...

– Дорогой Уотсон, боюсь, что вы безнадежны! Наиболее важное отличие – это то, как они одеваются. Лестрейд носит один и тот же костюм по меньшей мере три года, ботинки его износились, обшлага рукавов истерлись. А наш американский друг, в отличие от его коллег по департаменту, выглядит так, словно только что сошел с витрины магазина. За сегодняшний ужин он заплатил наличными, и я видел счет. Можно подумать, что Сан-Франциско очень щедро оплачивает работу полицейских, что весьма сомнительно, поскольку в других городах дело обстоит совсем по-другому. Либо работа в полиции является лишь частью его времяпрепровождения, а зарабатывает он совсем на другом.

Я в замешательстве посмотрел на него.

– Чем же он может заниматься, Холмс?

Он вернулся к газете.

– Я не могу ничего сказать, но скоро мы это обнаружим.

– А что вы думаете о призраке?

– Ах, Уотсон, мы выясним истину вместе!


Хозяйка, Хэтти Дэниелс, была полной противоположностью нашей миссис Хадсон. Она была худой, с резкими чертами лица, с седыми волосами, собранными на затылке в пучок, и в фартуке со следами готовки, надетом поверх шерстяного платья. Выцветшая табличка на двери обещала завтрак и обед, хотя я на месте жильца не рискнул бы настаивать на этом.

Меблированные комнаты видали лучшие дни. Некогда мебель была хорошего качества, но со временем покрылась пылью и копотью, а некоторые окна с разбитыми стеклами были закрыты кусками картона.

– Не знаю я ничего про вашу мисс Адлер, – повторила Хэтти, затем с притворным дружелюбием, которое, по ее мнению, мы от нее ожидали, добавила: – Я слышала, ее нашли в бухте, бедняжку.

– Так она не жила здесь? – спросил Холмс.

Хэтти откинулась в своем кресле-качалке и скрестила руки на костистой груди.

– Я же вам сказала, – проговорила она тонкими губами, скрывающими дырки в челюсти, где прежде находились зубы. Лениво подобрав нитку с фартука, она рассматривала нас сквозь полуприкрытые веки.

Холмс достал из кармана письмо и протянул ей.

– В качестве обратного адреса она указала ваше заведение, миссис Дэниелс. Значит, можно предположить, что здесь она жила. – Оглянувшись по сторонам, он добавил: – Хотя это и кажется неправдоподобным.

Хэтти, уличенная во лжи, не стала смущаться. Она повертела в руках конверт, даже не глядя на обратный адрес.

– Здесь хранились письма мисс Адлер, – наконец-то призналась она. – Я получала их за нее, а она забирала их каждый месяц.

Холмс медленно прошелся по кухне, время от времени беря в руки какой-нибудь грязный стакан и ставя его на место, затем посмотрел в окно на холмистую местность.

– Вы сказали, что здесь она не жила.

– Нет, я не говорила, что она вообще не жила здесь, – подозрительно посмотрела на него Хэтти. – Когда-то жила, несколько лет тому назад. – Она фыркнула. – Потом переехала. Она всегда искала что-нибудь получше.

– Она не говорила вам, куда переезжает?

Хэтти покачала головой.

– Не говорила. Я и не спрашивала. Она платила два доллара в месяц, чтобы я хранила ее письма, я так и делала все эти годы.

Она покосилась на Холмса.

– Она также велела мне не отвечать на расспросы чужих людей.

Встав с кресла, она подошла к кухонному столу и достала из ящика несколько конвертов.

– Вот ее последние письма. Похоже, они ей уже не нужны, так что, может быть, вы, джентльмены, знаете, что с ними делать.

Холмс посмотрел на них и положил в карман.

– А полиция сюда приходила?

Хэтти сделала обиженное лицо.

– Здесь приличное заведение, и полиции нечего делать в моем доме!

– Не хотел вас обидеть, – тихо пробормотал Холмс и сказал обычным голосом: – Так мы можем поговорить с вашими постояльцами? Мне кажется, я видел их в окне второго этажа, когда мы шли сюда.

На лестничной площадке послышались торопливые шаги. Не знаю, как Холмс туда добрался так быстро, но через мгновение он уже стоял возле двери и загораживал проход. На него смотрели два человека разбойничьей внешности, с которыми я беседовал днем ранее. Один из них, грузный, был одет в моряцкую робу. На вид ему было лет сорок с лишним, его красный нос свидетельствовал о пристрастии к выпивке. Другой был моложе, лет двадцати, худой, с вытянутым лицом. Мне он показался похожим на кого-то, хотя я не мог вспомнить, на кого.

– Господа, – обратился к ним Холмс и протянул руку. – Я – Шерлок Холмс, а это доктор Джон Уотсон; мы друзья покойной Леоны Адлер.

Старший мужчина нехотя пожал ему руку.

– Джосайя Мартин, – проворчал он.

Молодой последовал его примеру и представился как Вилли Грин.

– Мы как раз спрашивали миссис Дэниелс о мисс Адлер, которая тут некогда жила. Вы знали ее?

Они обменялись взглядами, затем отрицательно покачали головой.

– Никогда не слыхал о ней, – сказал старший. – А зачем вы спрашиваете?

Молодой посмотрел как-то виновато и сказал хмуро:

– Я тоже не знал ее, даже не понимаю, о ком вы говорите.

Миссис Дэниелс последовала за нами в коридор.

– Они порядочные жильцы! Она съехала до того, как они здесь поселились!

Холмс сделал шаг назад.

– Прошу прощения, – сказал он.

Они сошли вниз по лестнице, говоря что-то про «законопослушных» и «соваться не в свое дело».

– Извините за беспокойство, миссис Дэниелс, – сказал Холмс.

Он постоял возле двери, словно ему на ум пришел еще один вопрос.

– А когда мисс Адлер жила здесь, к ней приходил Уильям Макгайр?

Хэтти кивнула.

– Почти каждый день. Даже если он и был азартным игроком и мошенником, то по виду настоящий джентльмен. Это так, к слову  – что по внешности нельзя судить. Когда она уехала, я так поняла, что он оставил ее с ребенком, а сам сбежал за золотом, и с тех пор о нем ни слуху ни духу.

Она еще раз фыркнула.

– Разбил сердце, как говорится. Я всегда говорю, если хочешь держать при себе мужчину, покрепче держись за его кошелек.

Холмс протянул ей пятидолларовую монету.

– Если вспомните что-нибудь еще, то мы остановились в Палас-отеле. Шерлок Холмс, – произнес он очень тщательно, чтобы она запомнила – и доктор Джон Уотсон.

Мы ушли. Я был рад уйти подальше от запаха вчерашней похлебки и перегара. Поблизости наемных экипажей мы не увидели и прошли пешком квартал до канатной дороги.

– Некогда, должно быть, это был приличный дом, – сказал Холмс, когда мы садились в вагон. – Но не сейчас. И я бы поклялся, что эти жильцы на самом деле ее муж и сын. Вы заметили их сходство?

Теперь понятно, почему черты молодого человека показались мне знакомыми, подумал я.

– Что произошло с ними? – спросил я.

– Подозреваю, что они состоят в гражданском браке. Раньше, когда этот квартал был более приличным, она выдавала их за жильцов, чтобы привлечь постояльцев. Постепенно они спились и запустили хозяйство.

Он понюхал свои перчатки.

– Стаканы и пол пропахли дешевым ромом.

Он протянул мне письма, которые дала нам миссис Дэниелс.

– Что вы можете сказать о них?

Я повертел их в руках. Почтовая марка была наклеена в Нью-Джерси. На конвертах отпечатались грязные пальцы, а уголки были надорваны.

– Я бы сказал, что эта женщина не умеет читать.

– Сомневаюсь, что вообще кто-то из них умеет читать, – сказал Холмс. – Я не заметил ни книг, ни газет. Что касается писем, то после того как они услышали о смерти Леоны Адлер, муж, вероятно, открыл их, чтобы посмотреть, нет ли там денег.

– Почему Адлер использовала этот адрес? Не проще было бы распорядиться на почте пересылать ей письма по новому адресу?

– Потому что она не хотела, чтобы ее обнаружили, Уотсон! Она определенно не хотела, чтобы кому-нибудь было известно о ее месте жительства или занятии. Для этого ей нужны были люди, не умеющие читать, а эта семья как нельзя лучше подходит для подобных целей. Правда, они могли бы попросить кого-нибудь прочитать письма, но тогда лишились бы двух долларов в месяц, как только Леона увидела бы, что конверты открыты.

– Да, это звучит логично, Холмс.

– А что еще может быть логично?

– О чем вы?

– Вы вчера видели отца с сыном, и сегодня они тоже были на месте. Если не ошибаюсь, когда они спускались по лестнице, то терли глаза руками. Очевидно, они работают по ночам, если вообще работают.

– Но почему вы спросили, приходила ли к ним полиция? Вы подозреваете их в совершении преступления?

– Не удивился бы, если бы они оказались мелкими преступниками. Но важнее то, что, как говорил Майкрофт, семья Адлеров проводила розыски, то есть, скорее всего, обращалась к полиции. Лейтенант ван Дейк сказал, что Леона могла покончить с собой. Но ведь нельзя одновременно пропасть, покончить с собой или быть убитым. Если полицейские не уверены в том, чье это тело, то они должны были опросить хозяйку и жильцов этого дома – по ее последнему адресу. И если бы они доказали самоубийство, то нужно было бы из вежливости оповестить Адлеров.

Я пожал плечами.

– Уверен, что лейтенант ван Дейк сможет дать нам объяснения.

– Мы постараемся выяснить это сегодня вечером, Уотсон. Ведь он ждет нас, чтобы устроить «тур». Может, это что-то вроде туристского осмотра достопримечательностей, но может, он имеет в виду нечто иное.

Лейтенант ван Дейк уверил нас, что этой ночью мы «увидим слона», как он выразился. Вечер начался с выпивки в баре «Банк-Эксчендж» и с обеда в ресторане «Клифф-Хауз» с видом на солнце, опускавшееся в Тихий океан. Ближе к концу ужина он достал из кармана три билета и, помахав ими, протянул нам два.

– Я любитель театра, надеюсь, что и вы тоже. Это билеты на сегодняшнее представление оперы Гилберта и Салливана «Пэйшенс» в Тиволи.

Он широко улыбнулся.

– Я еще не встречал англичан, которым бы она не понравилась. Хотите пойти со мной?

Мне понравилась опера моих соотечественников, хотя и поставленная без лицензии. Надеюсь, Шерлок Холмс тоже остался довольным. Лейтенант ван Дейк аплодировал так же часто, как и я, но я заметил, что он так поглядывает на нас с Холмсом, словно что-то замышляет.

Остальную часть ночи мы провели менее достойным образом. Для начала мы посетили опиумный притон в Чайнатауне, где сердце мое сжималось при виде бедолаг, валяющихся на матрасах в переполненном тесном подвале, насквозь пропитанном ядовитым запахом, с закрытыми глазами, наслаждаясь какими-то доступными только им видениями. Я с содроганием понял, что это настоящее заведение. Те «туры» по Сан-Франциско, в которых я бывал раньше, показались мне похожими на театральные постановки, где актеры только играли роли наркоманов.

После этого мы посетили ряд забегаловок, пивных и подвалов, самый интересный из которых назывался «Дворец Паутины», где действительно углы были в паутине, а вдоль стены стояли клетки с обезьянами и попугаями. Мне сказали, что никому не позволяется трогать пауков и мешать им ткать свою паутину.

Мы с лейтенантом, казалось, производили неотразимое впечатление на официанток в питейных заведениях, и они сразу же заговаривали с нами, но от холодного и неулыбчивого Холмса они инстинктивно держались подальше. Лейтенант порой начинал шептаться с девушками, а однажды даже ткнул меня в бок и вопросительно поднял бровь. Я покачал головой в знак несогласия, а он пожал плечами и продолжал шептаться, вне всякого сомнения, назначая свидание.

Было уже добрых три часа ночи, когда он сказал:

– Ну что ж, джентльмены, мне, кажется, пора.

Мы сели в ожидающий нас экипаж, и копыта лошадей бодро застучали по мостовой Варварского Берега по направлению к Пасифик-стрит. Несмотря на поздний час, по улицам разгуливало много прохожих. Лейтенант попросил кучера остановиться, и мы проследовали за ним по тротуару, а потом по сигналу спрятались в тени складов.

– Смотрите на ту аллею, через улицу, – прошептал он.

Ночь была прохладной, и по спине моей пробежали мурашки, но вовсе не от холода. Минуты шли одна за другой, и вдруг я услышал в тишине собственное дыхание. В начале аллеи я заметил нечто белое, а затем появилась молодая женщина, закутанная от шеи до лодыжек в просторное белое платье. В руках она держала гитару. Прислонившись к ближайшей стене, она заиграла на гитаре и запела морскую песню тихим и глубоким голосом. Я чувствовал, как волосы у меня встают дыбом.

– Интересно, – пробормотал Холмс.

На улице показалась компания матросов, привлеченных звуками песни. Мгновение спустя женщина в белом, казалось, растворилась в воздухе. Моряки потоптались нерешительно, споря между собой, следовать ли за ней, и пошли дальше вдоль по улице, решив найти себе более реальных подружек.

После того как они ушли, женщина появилась снова и снова затянула грустную песню. Следующим на звук пришел всего лишь один матрос. Он остановился и долго смотрел на нее, затем направился прямо к ней. Она отошла назад и снова исчезла, но тут же появилась в нескольких ярдах дальше по аллее. Матрос постоял, затем пошел за ней, и они исчезли в тумане.

К моему удивлению, лейтенант ван Дейк крикнул: «За ними!» и бросился через улицу. Холмс и я побежали за ним по грязи аллеи. Вдруг она свернула влево, и мы оказались в небольшом тупике, образованном стенами складов.

Женщина в белом и матрос исчезли без следа.

Ван Дейк расхаживал по этому маленькому пространству в поисках выхода или двери, где могли бы скрыться эти люди, бегал взад и вперед, рьяно взявшись за исполнение служебных обязанностей. Холмс осмотрел грязь под ногами, затем обошел тупик по кругу, также проверяя, как мне показалось, наличие потайных дверей.

Минут через десять лейтенант ван Дейк остановился и пожал плечами. Он выглядел бледнее обыкновенного, глаза были широко раскрыты. Когда он заговорил, из рта его шел пар.

– Я ничего не нахожу, они как будто растворились в воздухе. Может, это и не призрак, но на какое-то мгновение я почти поверил в это, – сказал он содрогнувшись.

– Да, кажется, так, – сказал Холмс. – Если ваш экипаж до сих пор нас ждет, то мы могли бы вернуться в отель.

– Куда угодно, – произнес я, – лишь бы скорее в тепло.

Холмс как-то странно посмотрел на меня, и я понял, что он думает, будто мои зубы стучат не совсем от холода.

В экипаже лейтенант предложил нам сигары, откусил кончик своей и сказал:

– Я полагаю, вы скоро вернетесь в Лондон.

– Через несколько дней, – согласился с ним Холмс.

– Мне жаль, что так вышло с этой мисс Адлер, – вздохнул ван Дейк. – Мы бы известили ее семью, но у нас нет доказательств, а говорить, что она умерла, когда мы и сами в этом не уверены, было бы слишком жестоко.

– Да, конечно, – уверил его Холмс. – Вы правильно поступили.

Но, произнося эти слова, он смотрел на аллею.

Вернувшись в отель, я переоделся и прошел в гостиную, чтобы выпить бокал перед сном. Холмс сидел на стуле в своем ночном халате и отхлебывал херес, всматриваясь в огонь.

– Я удивлен, доктор Уотсон. Мне казалось, вы никогда не верили в привидения.

– А у вас есть какие-то другие объяснения? – возразил я. – Возможно, я видел и не привидение, но еще немного, и я бы поверил.

– Вспомните, Уотсон, что вы видели не одно привидение, а два. Или вы забыли о матросе?

Я решил не пускаться в обсуждение этого вопроса. С меня хватит и того, что я уже повидал за один вечер.

– Майкрофт будет разочарован, – сказал я.

Холмс, казалось, удивился.

– Едва ли. Трагическая загадка Леоны Адлер решена – хотя привлечь злодеев к суду будет трудновато. Остается также вопрос о мотивах поступков, хотя, мне кажется, и это в конце концов выяснится. А вообще-то пора спать. – Он зевнул. – Раздобудьте завтра матросскую одежду. Я думаю, нам стоит вернуться в аллею возле Пасифик-стрит завтра ночью и разобраться, куда же исчезли привидение и ее поклонник, хотя, думаю, и это понятно.

– Только на этот раз я буду идти за ней, не так ли, Холмс? – спросил я в негодовании.

Холмс рассмеялся.

– Не стоит беспокоиться, Уотсон, – я буду рядом. Но советую вам взять револьвер.

Я мрачно допил херес и пошел в свою спальню. В дверях я остановился.

– Вечер и в самом деле был потрясающим, не правда ли, Холмс?

– Не стану отрицать, – согласился он.

Неожиданно во мне проснулось любопытство.

– А что вам показалось самым интересным? Подвал с паутиной?

– Вовсе нет, Уотсон. Куда более интересно количество грязи, оставшейся на башмаках лейтенанта ван Дейка, после того как мы вышли из аллеи.


На следующий день ранним вечером накрапывал мелкий дождь, но к полуночи стало ясно. В два часа мы наняли экипаж возле отеля и поехали к Варварскому Берегу на Пасифик-стрит. Холмс взял с собой небольшой ящик. Я был слишком подавлен, чтобы спрашивать о его содержимом. За квартал до аллеи он остановил экипаж, и мы вышли. На мне были грубые матросские штаны, фуфайка и шерстяная шапочка, надвинутая на уши. Дул холодный ветер, и завитки тумана уже начали свой путь по улицам города.

На Пасифик-стрит разгуливало обычное количество пьяниц и бездельников, но боковая аллея была пуста.

– Спрячьтесь в тени двери чуть подальше отсюда и ждите, пока пройдут толпы гуляк, – тихо сказал Холмс. – При виде группы она исчезнет, но станет заманивать одинокого человека. Постарайтесь, чтобы с вами рядом никого не было.

– А если призрак вовсе не покажется? – спросил я.

– Она так же материальна, как вы или я, Уотсон. Но если она решит не показываться сегодня, попытаем удачу завтра.

– А где будете вы? – спросил я с беспокойством.

– Не волнуйтесь, я буду рядом.

Я поежился и пересек грязную улицу, остановившись в дверном проеме дома, располагавшегося в нескольких футах от входа в аллею; вытянув голову, я мог заметить призрак женщины, как только он появится.

Полчаса спустя я увидел белое пятно и услышал первые ноты морской песни. Через несколько минут с улицы донеслись пьяные возгласы и показались слоняющиеся без дела гуляки, сжимавшие в руках бутылки и фальшиво горланящие какую-то мелодию. Один из них заметил меня и окликнул заплетающимся языком:

– Как дела, Мак?

Я не ответил, но сделал вид, будто вхожу в дверь. Они засмеялись и пошли дальше. Один из них неожиданно крикнул:

– Вы слышали, как пела женщина?

Другой ответил:

– Это призрак!

Вдруг они замолчали. Потом кто-то добавил:

– Где? Я ничего не вижу.

Она, как я догадался, опять спряталась в аллее. Я подождал одну-две минуты, потом услышал звуки скрипки. Посмотрев на улицу, я увидел одинокого скрипача, прислонившегося к фонарному столбу. У ног он положил шляпу в надежде получить несколько медяков от случайных прохожих. Уличные музыканты – явление обычное даже в такое время суток, и я не стал обращать на него внимания. Призрак снова затянул унылую песню, и я покинул свое убежище, пошатываясь, словно провел полночи в кабаке.

...На расстоянии она казалась привлекательной и стала красивой, когда я подошел поближе. Худое бледное лицо с длинными каштановыми волосами, зачесанными назад и спускавшимися вдоль шеи и плеч. Ее платье – длинное, почти до самых пяток, – походило на подвенечный наряд невесты.

Я считаю себя любителем музыки, и ее инструмент поразил меня в той же степени, что и ее наружность. Это была прекрасная гитара, инкрустированная перламутром. Медиатор, которым она играла, также был перламутровым. Я смотрел на нее приблизительно минуту, потом она поймала мой взгляд и улыбнулась. Эта улыбка тронула бы сердце и более черствого человека, чем я, но, как и прежней ночью, она отошла в глубь аллеи, последний раз ударив по струнам и пропев последнюю ноту.

Неожиданно она повернулась и побежала. Я последовал за ней.

– Нет, подожди! – кричал я.

Оказавшись в тупике, она замедлила шаги. Я почти коснулся ее плеча, как вдруг земля разверзлась под нами, и мы, пролетев футов десять, упали на кучу матрасов.

Пока я переводил дыхание, она исчезла и на ее месте выросли два головореза. Я находился в маленьком помещении, освещенном несколькими факелами, воткнутыми в стеньг, и в их мерцающем свете я узнал жильцов миссис Дэниелс – Джосайю Мартина и Вилли Грина, надвигающихся на меня со злобными ухмылками на лице и с дубинками в руках.

– Бандиты! – закричал я.

Мартин навалился на меня, ударяя по голове и плечам своей дубинкой, пока я отчаянно пытался нащупать револьвер в кармане. Наконец мне удалось выстрелить сквозь ткань, он крикнул и упал.

Вилли Грин уронил дубинку и отошел на несколько шагов. Пошарив за ремнем, он достал нож, подбросил его в воздухе и ухватил за лезвие, намереваясь метнуть в меня.

Я все еще пытался вытащить револьвер из кармана, и Вилли уже занес руку, когда вдруг сверху подуло свежестью и раздался выстрел. Вилли вскрикнул и рухнул на землю. По его рубашке быстро расплывалось темно-красное пятно.

– С вами все в порядке, Уотсон?

Это, конечно же, был Холмс. Это он играл роль бродячего музыканта, которого я видел на улице. До меня дошло, что в ящике он вез одежду и скрипку.

– Да, Холмс. Однако они меня едва не покалечили.

Холмс подошел к телу Вилли Грина и перевернул его ногой.

– Этому негодяю уже не придется повисеть на веревке.

Мартин все еще хрипел, и я подполз к нему, чтобы посмотреть, не нужна ли ему медицинская помощь. Долг врача пересилил во мне гнев жертвы.

– Он будет жить, Холмс. Рана не задела важных органов, хотя она и болезненная. А это что?

Возле Мартина валялась веревка, свернутая кольцом, и большой холщовый мешок.

Холмс хмуро посмотрел на него.

– Еще немного, и вас бы насильно отправили матросом на судно, отправляющееся за границу. Тайна занятий жильцов миссис Дэниелс решена. Они работали незаконными вербовщиками. В Сан-Франциско это один из самых доходных видов бизнеса. Удивляюсь, почему они не отремонтировали дом миссис Дэниелс при таких-то доходах.

Неожиданно он фыркнул.

– Чувствуете, Уотсон? Морской воздух! Свяжите нашего друга, и мы засунем его в мешок и передадим главе банды, который наверняка уже ожидает Джосайю Мартина и Вилли Грина.

Мы запихнули Мартина в мешок, сняли один из факелов со стены и пошли по коридору, ведущему наружу из этого чулана. Не успели мы пройти и нескольких футов, как Холмс нахмурился, поднял руку и вернулся обратно. Я видел, как он тщательно осматривал стены помещения, которое могло бы стать моей могилой.

– Так я и думал, Уотсон! Этим стенам лет сорок по крайней мере, и доски выглядят так, как будто однажды горели. Наверняка это остатки какого-то погреба. Наверху находился какой-нибудь кабак с несколькими столами и баром. Зазывалы приглашали отдыхающих матросов пропустить по паре стаканчиков, тут им давали одурманивающий напиток, затем били по голове и спускали вниз, где их поджидали бандиты, чтобы переправить капитанам судов, которым нужны были матросы.

Я содрогнулся.

– Вы сказали, что доски горели.

– Несколько десятилетий тому назад это заведение сгорело, по всей видимости – в пожаре, устроенном Сиднеем Даком, досрочно освобожденным из острога близ Сиднея в Австралии. Он руководил шайкой каторжников. Правительство разрешило им покинуть Австралию и искать работу на стороне. Некоторые из них приехали в Штаты. Шайка периодически поджигала город, чтобы обкрадывать лавки и магазины во время пожара. Сгорели многие строения, в том числе, как я предполагаю, и публичные дома вместе с несколькими проститутками. Моряки народ суеверный, и они легко могут поверить в то, что призрак одной из них возвращается на пепелище. Так и родилась эта легенда. Но поспешим, Уотсон, ведь нас ждут!

Мы подняли мешок с Мартином и потащили его по коридору. Запах моря с каждой минутой становился все сильнее. Холмс приложил палец к губам, и мы тихо двинулись вперед, к видневшимся обломкам маленькой пристани. К деревянному столбу была привязана большая лодка, на носу которой стоял человек и смотрел на выход из подземелья, откуда мы и появились.

– Ну что, принесли его?

– Конечно, – проворчал Холмс голосом, до некоторой степени похожим на голос Мартина. Но все же он не смог точно воссоздать его голос, потому что человек сощурился, пристально посмотрел на Холмса и узнал его.

– Черт побери, так это вы, Холмс!

Он выхватил пистолет и несколько раз выстрелил наугад. Холмс резко присел, затем выстрелил из своего револьвера. Человек вскрикнул и схватился за плечо. Холмс прыгнул вперед, ударил его рукоятью револьвера по затылку и повалил на дно лодки.

– Опустите Мартина, Уотсон. Сюда... осторожнее...

Я опустил мешок в лодку и сам перебрался в нее. Туман рассеялся, и при свете луны я разглядел лицо лейтенанта Майкла ван Дейка, одетого во все тот же элегантный костюм в клеточку и шелковый жилет.

– О Господи, Холмс, так это же лейтенант! Что он здесь делает?

– Мне кажется, что человек, регулярно отвозивший жертвы на корабли, либо напился, либо заболел, и лейтенанту пришлось заменить его в последнюю минуту. Признаюсь, я удивлен, что застал лейтенанта здесь именно сегодня; я собирался добиться его ареста завтра.

Я ощупал голову лейтенанта и нашел шишку в том месте, куда ударил Холмс. В ближайший час он не придет в себя.

– Жалко, что вы ударили его так сильно. Мне казалось, вы хотели задать ему несколько вопросов.

– Я и так уже знаю ответы на все вопросы, Уотсон, на какие он только мог бы ответить. А что я не знаю, мне расскажет другой человек, мечтающий поговорить со мной.

Мы поудобнее расположили Мартина в мешке, и Холмс повернул к бухте, где едва мерцали огни корабля, стоявшего на якоре.

– Быстрее, Уотсон, поменяйтесь одеждой с нашим лейтенантом!

– Холмс, – сказал я слабым голосом, – что вы еще затеваете?

– Этот город настолько развращен и испорчен, что лейтенант вполне может и избежать правосудия. Но на этом корабле ожидают пополнения и наверняка обрадуются, получив двух матросов вместо одного!


Два дня спустя мы упаковали свои вещи и были готовы вернуться в Лондон, хотя, к моему удивлению, Холмс значительно сдержаннее радовался предстоящему возвращению, чем я. Он долго задерживался, вплоть до рассвета, гуляя по улицам и восхищаясь местным преступным миром.

– Самый злачный город на земле, Уотсон, он посрамил бы даже Порт-Саид!

Через несколько часов должны были прийти носильщики, а Холмс еще не рассказал мне, как он решил загадку исчезновения Леоны Адлер. Я настоял на том, чтобы он рассказал мне все немедленно, сразу же после обеда, пока мы сидели возле камина и слушали, как редкие капли дождя барабанят по окну.

– Я ничего не рассказал вам, Уотсон, потому что дело это еще не закончено.

– По меньшей мере вы могли бы рассказать мне о том, какую роль играл лейтенант ван Дейк, – возразил я.

Он добавил табака в трубку, наполнил свой бокал и развязал шнурки ботинок, чтобы чувствовать себя как можно уютнее.

– Когда мы только приехали в город, Уотсон, я посетил местное полицейское управление и рассказал о стоящей перед нами задаче. Лейтенант ван Дейк предложил мне свою помощь, поскольку он занимался делом Адлер с тех самых пор, как год тому назад стали поступать запросы ее родственников из Нью-Джерси. Когда миссис Дэниелс сказала, что полиция к ней не приходила, я подумал о том, что лейтенант намеренно не хотел опрашивать семью Дэниелсов. Совершенно очевидно, что он сам в этом как-то лично заинтересован.

– Вы уже тогда подозревали его в связи с незаконными вербовщиками?

Холмс вздохнул.

– Я подозреваю, он был связан не только с ними. Уж слишком он богат для обычного полицейского, и похищение матросов – это лишь один из многих способов незаконного обогащения. Я убедился в этом, когда он повел нас «смотреть слона».

– Но я все равно не понимаю, как...

– Никакая это не тайна, Уотсон. По его собственному признанию, ван Дейк азартный игрок, любит приодеться, посещает театр. Многие американцы испытывают желание, как они выражаются, «покрутить хвост льву», показать нам, англичанам, насколько они нас превосходят. И вот мы прибываем сюда лично – самый известный английский детектив и его биограф, вы сами виновник нашей известности. Как не воспользоваться такой возможностью, чтобы посмеяться над ними, Уотсон! Соблазн слишком велик. Он показал нам свои владения и привел даже на место преступления. Показал нам призрак, а когда женщина исчезла в аллее, бросился за нею и призвал нас следовать за ним. Все это было очень убедительно, но и очень рискованно. Мы ведь могли по очертаниям грязи догадаться о скрытой ловушке, в которой исчезла дама и ее поклонник. За несколько минут он так истоптал тупик, что затер все следы потайного люка. Тогда я обратил внимание на большое количество грязи на его ботинках.

– И пришли к выводу...

– ...что здесь мы имеем дело с ловушкой, – закончил Холмс. – Из тупика не было выхода – ни одной двери, в которую могли бы войти женщина и матрос. Поскольку невозможно, чтобы они поднялись в воздух, они должны были провалиться сквозь землю. Работая в полиции, ван Дейк, по всей видимости, обнаружил потайной погреб давно сгоревшего кабака. Зачем, спрашивается, тратить деньги на то, чтобы строить новый бар, покупать напитки и прочее, когда сохранилось главное – ловушка и подземный ход, ведущий к причалу? Нужно только заманить сюда ничего не подозревающих матросов, а там их уже будут ждать Джосайя Мартин и Вилли Грин с дубинками. Занятие это очень выгодное. Сначала они грабили бедных матросов, затем отправляли на корабли в гавани, где ван Дейк получал не только вознаграждение, но и комиссионные – двухмесячное жалованье своих жертв. И, как я говорю, возможно, это только одна из его темных махинаций.

– Довольно сложная – призрак и все такое... – пробормотал я.

Холмс пожал плечами.

– Напоминаю вам, что он любит театр, Уотсон. Может быть, таким способом он потакал собственному тщеславию. Ему нравилось быть творцом очередной легенды.

– Вы еще ничего не сказали про женщину в белом...

Холмс достал из кармана часы и посмотрел на них.

– Потерпите немного и вы узнаете обо всем, Уотсон. Если я правильно рассчитал время, то первым должен прийти некий джентльмен, которого вы проводите в свою спальню и закроете за ним дверь. Он может слушать наш разговор, но не должен издавать ни звука ни при каких условиях.

Холмс слегка улыбнулся.

– Миссис Дэниелс оказалась разговорчивее, когда я сказал ей, что ее могут привлечь как соучастницу бандитов.

Через несколько минут, как и предупредил Холмс, раздался стук в дверь. Я открыл ее и увидел мужчину без малого сорока лет, довольно хорошо одетого, но имевшего вид человека, которому приходилось заниматься тяжелым трудом. Я жестом предупредил его ничего не говорить и провел в спальню, где повторил приказание Холмса. Сам Холмс даже не обернулся, чтобы поприветствовать его, а остался сидеть в кресле, всматриваясь в огонь.

Прошло совсем немного времени, как в дверь опять постучали, но на этот раз ее открыл Холмс. В комнату вошла женщина – с достоинством, словно представительница знати, которой богатство и положение придают уверенности. Она была очень привлекательной. Хотя по виду нельзя было сразу определить ее возраст, я бы дал ей тридцать с небольшим. Одета она была в черное шерстяное платье с черной шелковой накидкой в серебряную полоску.

Затем я узнал ее и перевел дыхание. В черном платье она казалась такой же поразительной и внеземной, как несколько дней тому назад в белом, хотя накидка ясно указывала на род ее занятий.

– Вы желали видеть меня? – холодно обратилась она к Холмсу. Она понимала, что я знаю о ее занятии, но никак этого не показывала. На ее лице я не увидел и тени стыда.

Холмс протянул руку – не для того, чтобы пожать ее, а чтобы передать ей какую-то вещицу.

– Похоже, это ваше, – сказал он тихо. Вещица блеснула в отсвете огня, и даже издалека я узнал перламутровый медиатор. Холмс, по всей видимости, нашел его в подземном помещении. Спеша скрыться, женщина обронила медиатор и не стала подымать, а Холмс заметил его в свете факелов.

Сейчас же она вскрикнула, и я устремился к ней, подоспев прежде, чем она упала на ковер. Мы помогли ей сесть в кресло; я налил бокал бренди и поднес к ее губам.

– Вы работали с лейтенантом ван Дейком, – спокойно сказал Холмс. Его высказывание прозвучало как утверждение, а не как вопрос.

– Этот негодяй!

На какое-то мгновение лицо ее исказилось гневом и утратило красоту. Затем она успокоилась.

– Пожалуйста, расскажите нам о себе, мисс Адлер, – попросил Холмс уважительно, без тени презрения или снисхождения.

– Все очень просто, мистер Холмс. Он шантажировал меня. Семейство Дэниелсов рассказало ему, кто я такая. Ему было известно, что я не хочу огласки, и он угрожал поведать обо всем моей семье, королевскому суду, моему ребенку.

– Вашему ребенку, – мягко повторил Холмс.

– Моей дочери. Ей восемь лет, и ее воспитывают сестры в монастыре за бухтой. Меня она называет тетей, – голос ее дрогнул. – Я рассказываю ей удивительные истории о матери, которая умерла много лет назад.

– Вы упомянули лейтенанта ван Дейка, – сказал Холмс. – Мне кажется, вы сказали не все. Как вы с ним познакомились?

Теперь она посмотрела на нас дерзко.

– В отличие от многих представительниц своей профессии, я откладывала деньги и хотела открыть собственное заведение. За защитой я обратилась к полицейскому. Он помнил меня по прошлым выступлениям на сцене и знал, что я могу петь и играть. Теперь он мог приступить к осуществлению своего плана. Он пообещал мне дополнительный доход и защиту – и угрожал рассказать обо мне в случае, если я откажусь.

– И так вы стали призраком, женщиной в белом, заманивающей матросов в ловушку, откуда их незаконно отправляли на корабли.

Она приподняла подбородок.

– Я умею перевоплощаться и гримироваться. При помощи рисовой пудры и помады, да еще и при ночном освещении я могу выглядеть юной и привлекательной. И у меня осталась моя гитара. Что касается мужчин, которых я завлекала... Это, конечно, не оправдание, но выбора у меня не было. Я старалась заманивать настоящих матросов, которым в любом случае пришлось бы вернуться в море. Я готова выступить перед судом и дать показания против подлого лейтенанта ван Дейка. Самое худшее – об этом деле узнают мои родные.

Холмс покачал головой.

– Сомневаюсь, что судебное разбирательство вообще будет иметь место. Вилли Грин мертв, а Джосайя Мартин с лейтенантом ван Дейком находятся в данный момент в сотнях миль отсюда и не смогут вернуться в ближайшее время. Что касается мисс Дэниелс, то я уверен – она прониклась страхом Божиим и будет хранить молчание.

Леона Адлер наконец-то разрыдалась, и Холмс положил ей руку на плечо.

– Пора вам вернуться домой, мисс Адлер.

Она с горечью посмотрела на него.

– Я не смогу убедительно объяснить своей дочери, почему я скрывалась от нее и почему у меня нет мужа. Родители мои расстроятся. В Англию, как моя сестра, я сбежать не могу. Я, конечно, могу солгать, но со временем мне придется придумывать новую ложь, чтобы объяснить старую, пока не раскроется правда. Тогда я окажусь в гораздо более худших обстоятельствах, чем сейчас.

– Ваш род занятий, – начал Холмс дипломатично.

Глаза ее вспыхнули.

– Мой род занятий, мистер Холмс? Проведя два года здесь, я поняла, что у меня нет ни профессии, ни мужа, зато есть дочка, которую нужно содержать. Мои таланты остались невостребованными. В других сферах деятельности я ничего не умела. Деньги у меня кончились. Наконец я продала единственную вещь, которая по-настоящему принадлежит каждой женщине, – честь. Такой женщине, как я, очень трудно выжить в нашем обществе. Я пробовала многое, почти ничего не оставила без внимания – включая недели забвения в опиумном притоне. Но к настоящему времени у меня есть собственный дом, и я – «мадам» в единственном городе Соединенных Штатов, который признает эту профессию. Я не стыжусь этого, хотя вам кажется, что должна бы.

– Почему бы вам не оставить эту профессию? – тихо спросил Холмс.

– Потому что я на самом деле такая, какая есть. Я честно признаюсь в этом. А если вы захотите преследовать меня в судебном порядке, то в Сан-Франциско у вас ничего не выйдет.

Холмс слегка улыбнулся.

– Но вы непременно оставите ее, – сказал он. – И по своей собственной воле.

Он подал мне знак, и я открыл дверь в спальню.

Она поглядела на дверь, затем снова упала бы, если бы не Холмс. Человек в дверях бросился к ней и прижал к себе.

– О Господи, Леона, сможешь ли ты простить меня?!

– Вы хорошо прятались, – сказал Холмс женщине. – Мистер Макгайр разыскивал вас целый год. Вы должны поблагодарить его за упорство – и за то, что он искал вас не там, где следовало.

Она уткнулась лицом в плечо мужчины и тихо рыдала.

– А как ты простишь меня?

Холмс вежливо проводил их до дверей. Я был поражен – не только благородством его духа, но и тем, что он намеренно проявил присущую ему доброту, которую обычно так тщательно скрывал.

– Я думаю, что они теперь всю оставшуюся жизнь только и будут делать, что прощать друг друга. Такой же хороший повод для брака, как и другие, – сказал я и добавил: – А как вы нашли его?

– Ранее я вам говорил, что это загадка характеров, Уотсон. Я расспросил полицейских, мне сказали, что год тому назад к ним обращался некий человек, разыскивающий Леону Адлер. Они, как всегда, направили его к лейтенанту ван Дейку, который занимался всем, что имело к ней отношение. Этот злоумышленник скрыл от Макгайра тот факт, что его возлюбленная до сих пор жива. Она исчезла – настаивал ван Дейк, но мистер Макгайр продолжал поиски. Не далее чем вчера я нашел его в отеле «Болдуин», в президентском номере. Между прочим, он богат, Уотсон. Наверняка открыл месторождение золота.

Но оставалась последняя часть загадки.

– Как вы узнали, что этот призрак – Леона Адлер? В этом сыграл свою роль медиатор?

Холмс одарил меня снисходительной улыбкой.

– Медиатор здесь ни при чем, Уотсон. Я начал догадываться, когда лейтенант ван Дейк рассказал нам легенду о призраке. И я сразу же узнал гитару. Она висела на стене той студии, в которой мисс Адлер сидела на фотографии, переданной нам Майкрофтом. Я был удивлен, что вы не узнали ее.

Он снова посмотрел на часы.

– Скоро придут за нашими вещами. Все ли упаковано?

Я кивнул, затем сказал:

– Представляю, как обрадуется принц и семья Адлеров.

Холмс покачал головой.

– Что я им скажу, Уотсон? Над временем и над происшедшими событиями я не властен, как и она. Леона права – ей придется лгать все больше и больше, пока не откроется вся правда. Пусть все остается, как есть. Я просто скажу, что Леона Адлер исчезла – да так оно почти и есть на самом деле, если иметь в виду ту женщину, которую знали они. Позже, если мисс Адлер проявит желание увидеть родственников, ей будет легче это сделать после нескольких лет замужества. Некоторые вещи прощаются быстрее в иных обстоятельствах. Но сейчас, чтобы защитить ее, я вынужден признаться в своем поражении.

– Какое же это поражение, Холмс! – запротестовал я.

– Ах, Уотсон, – сказал он задумчиво. – Я действительно потерпел поражение. Моя ошибка состоит в том, что я не нашел ее на десять лет раньше.


Брайан М. Томсен
Мышь и мастер

За долгие годы знакомства с детективом-консультантом Шерлоком Холмсом мне пришлось убедиться в его отличном знании современных наук, в его остроумии и несравненном актерском ремесле. Испытывая восхищение перед его превосходными умственными способностями, я всякий раз неизменно ошибался, подвергая сомнению его нить рассуждений, сделанные выводы или принятое решение. Но все же было одно исключение из правила, для которого я даже сейчас не вижу никаких причин. Задействован в этом деле был некий недостойный субъект, американец, если мне не изменяет память, обратиться к услугам которого решил сам мастер...

Джон Х. Уотсон

Стоял типичный лондонский весенний день, и природа вновь одаряла меня своими щедротами.

Шел дождь, и сырость, пропитавшая всю мою квартиру, как нельзя лучше напоминала мне о совершенных недавно ошибках головной болью и мучениями тела, что естественно, если тело связывают, бросают в подвал да еще затыкают кляпом рот, как во время моего последнего дела (чертовски замечательного, следует признаться). Меня зовут Малькольм Чэндлер, и если ко мне не обратятся с просьбой расследовать новое дело, то очень скоро я буду вынужден лечить свои недуги в Ньюгейтской долговой тюрьме. Как вы уже поняли, я частный детектив, сыщик, ищейка, шпик. Мои друзья прозвали меня Мышью, и, к несчастью, я действительно плохо подхожу под описание внешности, которое обычно связывается с образом великого сыщика. В результате мне всегда нужно выпрашивать работу.

Я уже было смирился с тем, что придется присоединиться к группе вооруженных полицейских, устраивающих облаву на какого-то сбежавшего заключенного по кличке не то Сорока, не то Сорокопут, подвергая мое истерзанное тело дальнейшим испытаниям в обмен на мизерную плату и «небольшие надежды» в лучшем случае, как вдруг в мою комнату вбежал мальчишка лет двенадцати, задыхаясь, словно единственная выжившая индейка на следующее утро после Дня Благодарения.

– Это вы Малькольм Чэндлер, второй величайший сыщик-консультант во всем Лондоне? – спросил он, согнувшись почти пополам, крепко сжав ноги и обхватив руками живот, словно пьяница свою драгоценную бутылку.

– А кто спрашивает? – отозвался я осторожно, сознавая, что в последнее время меня разыскивает гораздо большее количество врагов, нежели друзей: – И что вы подразумеваете под этими словами – «второй величайший сыщик-консультант»?

– Господин Детектив просит вас отправиться вместе со мной в его квартиру на Бейкер-стрит, – продолжил мальчишка, но тут же прервал свой ответ воплем: – Пожалуйста, можно мне воспользоваться вашим горшком? Мне очень надо!

Только теперь поняв причину его столь неуклюжей позы, я подвел его к ведерку, приготовленному на случай, если обильные вечерние возлияния потребуют утренней расплаты, отвернулся и продолжил вопросы.

– Что господину Детективу нужно от меня?

– Я думаю, это касается доктора, – ответил мальчишка, заканчивая свое дело. Завязав веревку, удерживающую его штаны, он направился к двери.

– Нужно спешить, – сказал он. – Мистер Холмс не любит ждать.

Не имея лучших перспектив и зная, что Шерлок не скупился на оплату, а также предполагая, что ему самому на этот раз потребовалась помощь детектива, я вышел вслед за мальчишкой на мокрые улицы Лондона.

Жилище Холмса в доме номер 221-Б по Бейкер-стрит оказалось в точности таким, каким я его представлял. Не обманул моих ожиданий и сам Холмс.

Наружность и манеры Холмса подходили скорее некоему хулигану-грубияну и сумасшедшему ученому, чем строгому мастеру, привыкшему разгадывать таинственные преступления. Руки его были в пятнах, но женственные пальцы с бесцветными ногтями казались обнаженными без лака. Сам он не походил на Оскара Уайльда, но руки, несомненно, наводили на такое сравнение.

Волосы его были зачесаны назад, глаза глубоко посажены, нос длинный и узкий, казалось, так и напрашивался на хороший удар кулаком.

Не такая уж и героическая внешность, если кто-либо заинтересуется моим мнением, но все-таки мне не удалось разглядеть его как следует. Комнату заволакивали густые клубы табачного дыма.

Он встретил нас у двери, быстро открыл ее и обратился к мальчугану, прошмыгнувшему мимо него:

– Горшок за бюро, Уилсон.

Мальчишка, устремился в соседнюю комнату, развязывая по дороге веревку штанов.

Повернувшись ко мне, Холмс разразился громкими приветствиями.

– Ах, мистер Чандлер, добро пожаловать! Исходя из вашей внешности и манеры поведения, я могу предположить, что вы из того рода людей, которым дают прозвища. Что-то такое уменьшительное и пренебрежительное. Садитесь же, – пригласил он, указывая на кресло.

– Ах да, – сказал я с обычной долей профессиональной осторожности. – Мальчик сказал, что вы...

– Вы говорите об Уилсоне? Славный малый... – прервал он меня.

– Да, я...

– Ему приходится крутиться. Содержит семью. Наверное, это из-за воды.

– Да, я...

– Ласка, – снова прервал он меня.

– Что? – спросил я, еще более удивившись.

– Ваше прозвище – Ласка, – продолжил он само собой разумеющимся тоном. – Ваш отец был...

– Меня называют Мышью, – поправил я.

– Вы уверены?

– Да, – ответил я. – А теперь Уилсон...

– Нет, Уилсона не зовут Мышью. Уилсона зовут Уилсон. Вы уверены, что... или нет. Вы, должно быть, ошиблись, – проворчал он.

– Итак, о вашем деле, – вставил я, стараясь вывести разговор в нужное русло. – Уилсон сказал, что оно связано с доктором. Мориарти, я предполагаю.

– Нет, нет. Это с Уотсоном, – поправил он.

– Ваш компаньон и биограф, стяжатель славы.

– Да... и нет, – добавил он, наконец-то переходя к делу. – Мы с Уотсоном делили эти комнаты несколько лет тому назад, до того как он стал практикующим полигамистом.

– Полигамистом? – переспросил я.

– У него две жены.

– Ох!

– Понимаете, Уотсон тогда только что вернулся с войны, где его ранили...

– В руку или ногу, – сказал я, зная, что ходят разные слухи об этом ранении.

– Не в руку и не в ногу, – ответил Холмс. – Была повреждена барабанная перепонка. Теперь он почти ничего не слышит. Но тем не менее, по мере того как моя деятельность расширялась, он стал выполнять роль моего агента. Я довольно рано понял, что мои способности к рассуждениям могут принести значительный доход. Решение тайн для богатых и прославленных клиентов, преследование недобросовестных истцов, продажа информации профессиональным скандалистам с Граб-стрит и тому подобное.

– Извините, – вмешался я. – Это не совсем тот вид деятельности, которой, как я предполагал, занимается самый известный во всей Англии детектив.

– В том-то и заключается часть проблемы. Уотсон неверно истолковал многие мои действия и намерения, и в результате я получился более благородным, чем на самом деле.

– Другими словами, вы обычный проныра вроде меня?

– Ну, может, не обычный, как вы, но вы поняли, что я имел в виду, – ответил Холмс.

– Конечно. Итак – первое: как это произошло? Второе: что с доктором? И третье: при чем тут я? – спросил я, стараясь докопаться до сути дела.

– Как я уже сказал, у Уотсона проблемы со слухом, – продолжил Холмс, отвлекшись на мгновение, чтобы устроиться поудобнее в кресле с высокой спинкой, в то время как Уилсон тихо направлялся к выходу, – и вследствие этого он часто неправильно понимает мои слова. Например, однажды вечером я читал заметку о бракоразводном процессе и заметил, что самое главное для жены – вытребовать как можно больше алиментов с мужа. «Алименты, дорогой Уотсон, – сказал я, – вот что самое главное». Уотсон, задремавший было в кресле, закивал в знак согласия, а потом в его заметках я вдруг встречаю фразу: «Элементарно, Уотсон», которую теперь повторяют все, кому не лень. Через некоторое время на основе своих фантазий он создал целый вымышленный мир. Мои рассуждения о простой ренте каким-то образом превратились в повествование об ядовитой змее.

– «Пестрая лента», – вставил я.

– В другой раз я размышлял о том, не перекрасить ли стены в моей комнате в красный цвет.

– «Этюд в багровых тонах».

– Он даже думает, будто у меня есть брат. Однажды я вспоминал о том, как ребенком проводил долгие вечера за тем, что складывал и вырезал из бумаги различных животных, и мне не было скучно, когда я жил в родном доме. Как бы я еще раз мечтал очутиться там, под родным моим кровом! Его расстроенный слух подсказал ему, будто у меня есть родной брат и зовут его Майкрофт. Бедный Уилсон, я как-то высказался по поводу его расстроенного желудка и нерегулярных приступов поноса, а теперь Уотсон уверен, что Уилсон руководит тайной армией моих молодых помощников, которых я называю нерегулярными полицейскими частями с Бейкер-стрит.

– Все это очень интересно, но давайте перейдем к делу. Что вам нужно от меня? – настойчиво повторил я, так как мое терпение подходило к концу.

– До недавних пор истории обо мне были безобидными, и они даже пошли на пользу моей практике, но сейчас я озабочен. Он говорит, что слышит голоса с того света и что во сне он разговаривает с невидимым другом по имени Арти. Если не проявить осторожность, об этом узнают все, и тогда моя репутация...

– Что касается меня... – попытался вставить я.

– ... или хуже того, если это возможно. Я договорился с его женами, что его завтра увезут в один прекрасный пансион у Рейхенбахского водопада, но, к несчастью, сегодня вечером он собирается посетить сеанс спиритистов в надежде установить контакт с этим Арти наяву. Остается угроза, что он все испортит, поэтому я попросил бы вас поприсутствовать на этом сеансе и проследить, чтобы не случилось ничего нежелательного.

– А почему бы не пойти вам самому? – спросил я. – Разве вы не специалист по маскировке?

– Я не могу пойти на такой риск. Уотсон может разоблачить меня и устроить скандал. Нет, я найму вас на этот вечер. Соглашайтесь, старина, ведь не похоже, что вас осаждают толпы с предложениями и, если не ошибаюсь, в Ньюгейтской тюрьме не так уж много возможностей для частного детектива продемонстрировать свои способности.

Он был прав, и, хотя мне очень не нравилось это предложение, я вынужден был согласиться.

– Хорошо, – ответил я, – но только при соответствующей цене за услуги.

– Мистер Грызун Чэндлер, можете не сомневаться. Я знаю, каковы ваши обычные расценки. Я видел ваше объявление на последней странице «Журнала для детективов-консультантов», на них мы и остановимся.

– Почему вы предполагаете, что ваши услуги стоят дороже моих? – возмутился я.

– Потому что у меня превосходный агент, – ответил он.

И это была правда.

Я записал адрес помещения, где должен был состояться спиритический сеанс, и ушел.


Найти Уотсона в толпе было совсем нетрудно. Он носил с собой слуховой рожок.

Сеанс должен был состояться в таверне «Шесть колокольчиков» в Уайтчепелской части города, наверное, для того, чтобы непосвященные ничего не заподозрили. Здесь никто не обратил внимания на группу из восьми человек в изысканных вечерних костюмах, заходящих через служебный вход в пивную. Эти щегольски одетые люди сидели на складе и делали вид, что не замечают друг друга.


Я сел на ящик из-под сидра рядом с Уотсоном.

Минут через двадцать появилась дама, похожая на потерянную сестру Бронте, проведшую двадцать лет взаперти где-нибудь на чердаке старого дома. Она была облачена в строгое черное платье, словно распорядитель одновременно на свадьбе и поминках, а ее голос напомнил мне голос воспитательницы из школы мисс Хэвершем для молодых леди и служебных собак.

– Не будут ли ищущие контакта с той стороной любезны сообщить сведения о себе и назвать того, с кем они хотели бы общаться? – объявила она растерявшимся спиритистам.

Один знатный иностранец встал в знак протеста.

– Но ведь нас всех уверили в анонимности, – возразил он. – Мне сказали, что все останется в строгой тайне.

– Так и будет, граф Влад, – ответила женщина. – Только добровольно раскрыв правду о себе, вы можете требовать взаимного сохранения тайны. Кроме того, тот, кто говорит, когда-нибудь станет тем, о ком говорят. Какая может быть еще более твердая гарантия анонимности?

Следует признать, что это была хитрая уловка. Она быстро сняла всеобщее напряжение. Никто из них, казалось, и не заметил, что, хотя они сами и сохранят свои секреты, никто не гарантирует их сохранность от других лиц. Похоже, мадам Морбид (или ее помощник, спрятанный где-нибудь в подвале вдали от глаз присутствующих и находящийся вне подозрений) затевает шантаж с использованием полученных сведений.

Первым выступил все тот же граф.

– Я граф Влад Дракула, недавно прибывший из Трансильвании, и я желаю вступить в контакт с тем, кто носит имя Авраам.

Граф сел, и посетители стали представляться по часовой стрелке.

Благородного вида доктор:

– Меня зовут Генри Джекилл, и я желаю поговорить с моим другом Робертом.

Белокурая девушка:

– Меня зовут Алиса Лидделл, и я хочу вступить в контакт с двумя друзьями с той стороны – одного зовут Льюис, а другого Чарльз.

Светловолосый юноша, похожий на бога Адониса:

– Меня зовут Дориан Грей, и я хочу поговорить с Мельмотом.

Денди с Чаринг-Кросс, который все время посматривал на часы:

– Филеас Фогг, ищу Жюля Верна.

Тут вмешался Уотсон.

– Сэр, вы, должно быть, ошиблись. Если ищут верную супругу, то обращаются в другое место, – пробормотал этот глуховатый эксцентричный человек.

Фогг ответил раздраженно:

– Его зовут Жюль. Он говорит со мной с французским акцентом.

– Абсентом? – переспросил Уотсон.

– Пожалуйста, продолжайте, – сказала мадам Морбид. – С кем хотите поговорить вы, доктор Уотсон?

Как я и предполагал, она заранее знала всех по именам.

Уотсон ответил с запинкой:

– Ах да, Джон Уотсон. Я хочу войти в контакт с Артуром.

Настала моя очередь, и мне нужно было что-то придумать, так как мое имя в списке не значилось.

– Меня зовут Малькольм Чэндлер. Про вас мне рассказал Эбенезер Скрудж, и я хочу войти с контакт с... – я сделал паузу и выпалил первое попавшееся имя, пришедшее мне на ум, – с Брайном.

Хозяйка, казалось, облегченно вздохнула.

– Ах, ну да, – ответила она. – Мистер Скрудж один из наших самых известных клиентов.

Вот вам и гарантированное сохранение тайны!

Скрудж был причастен к одному из моих предыдущих дел, и ходили слухи, что он в последнее время обратился к спиритизму, рассчитывая найти ответы на довольно причудливые вопросы. Я наугад предположил, что он является одним из клиентов (а лучше сказать – одураченных) этой мадам, и, как выяснилось, не ошибся.

Она восприняла меня, как очередного новичка. Позже, скорее всего, она скажет, что этим вечером контакт не удастся, и мне предложат прийти в следующий раз (когда она выполнит все необходимые приготовления).

Из темного угла вышел мужчина с лицом уличного хулигана – очевидно, один из барменов расположенного выше питейного заведения – и поставил крышку стола на один из ящиков приблизительно в центре комнаты. Мадам Морбид расстелила скатерть (разумеется, черную) и поставила в центр стола подсвечник. Затем мужчина снова скрылся в тени.

– Прошу вас, займите места за столом, – сказала она строго. – Боюсь, что вместо сидений нам придется использовать эти ящики. Я приношу извинения за такие примитивные удобства, но соображения безопасности требуют, чтобы все было переносным и не возбуждающим подозрений.

Словно шайка нелегальных букмекеров, думал я про себя, пока мы рассаживались вокруг стола.

– Возьмите друг друга за руки, – приказала хозяйка. По ее сигналу свет погас, и теперь нас освещало только мерцающее пламя свечи.

– Джон Уотсон, – сказала она, – пожалуйста, позовите вашего друга с той стороны.

– Артур! Артур! Ты здесь? – устремил он свой вопрос в темноту.

– Ах, Артур, – присоединилась к нему мадам Морбид. – Пожалуйста, ответьте вашему другу Джону. Возможно, ему есть что сказать вам.

– Я здесь, Джон, – сказал приглушенный голос, который подозрительно походил на голос бармена, скрывавшегося в тени и, по всей видимости, заведовавшего всем механизмом связи с «той стороной». – Прошу тебя, поделись со мной всеми твоими заботами, тревогами и тайнами, чтобы связь между нами стала еще крепче.

Затем Уотсон принялся слагать с себя бремя тайн, в том числе и деталей, относящихся к делу Холмса, которым тот занимался в настоящий момент (по мнению Уотсона, конечно, – я же сильно сомневался в реальном существовании призрака под названием «собака Баскервилей»).

Воздух, казалось, стал гуще, и мысли в моем мозгу стали путаться.

Сквозь затуманенное сознание доносился голос мадам Морбид.

– Обратитесь к своим друзьям, – приказывала она. – Поделитесь с ними своими тайнами, чтобы и они смогли поделиться с вами своими секретами.

После этого наперебой зазвучали разные приглушенные голоса – по всей видимости, одного и того же мошенника-бармена.

Через мгновение к ним присоединились голоса присутствующих. Граф говорил о приобретении аббатства Карфакс и о своей новой супруге. Фогг был озабочен предстоящим ему путешествием и спрашивал, безопасно ли держать состояние в наличности, при себе, в дорожном чемодане. Алиса говорила о старинном зеркале, которое она обнаружила в кабинете своего отца. Все голоса смешивались в один общий гул.

Неожиданно для меня один голос зазвучал отчетливей остальных.

– Чэндлер, ты простофиля, – говорил он. – Не испорти все дело. Прочисти мозги. Эти жулики использовали наркотический газ, чтобы усыпить тебя. Все это мистификация. Останься здесь после того как все разойдутся и разберись с мошенниками.

У меня не было сомнения, что голос прав. Наркотический газ, возможно, с примесью опиума. Я должен был догадаться раньше. Совершенно очевидно, что мадам Морбид и ее приспешник пользовались одурманенным состоянием своих клиентов и вытягивали из них сведения, необходимые для шантажа, воровства и прочих своих гнусных дел.

Тут же зажегся свет, и мадам Морбид стала выпроваживать всех из помещения вверх по лестнице.

– Прошу вас, расходитесь быстро и тихо. Мы снова встретимся на следующей неделе, – сказала она и обернулась ко мне. – Мне жаль, что не вышло контакта с вашим другом Брайном, но я уверена, что на следующей неделе это непременно произойдет. Иногда новому духу требуется время, чтобы привыкнуть к кругу незнакомых людей.

Искатели контактов с «той стороной» отправились по домам, все еще не придя в себя от дурманящих испарений и довольные тем, что им за последний час удалось прикоснуться к потусторонней тайне.

Я свернул в ближайший переулок и постарался надышаться свежим воздухом, прочищая свои мозги. Когда я решил, что прошло достаточно времени, я повернул назад, к месту проведения недавнего сеанса.

Подвальное окно, которое я приметил еще тогда, когда подходил сюда в первый раз, было приоткрыто, как раз настолько, чтобы протиснуться внутрь, что я и сделал как возможно тише и осторожней.

В это мгновение вспыхнул свет и на мой висок обрушилась дубинка.

Свет тут же померк в моих глазах.


Я пришел в себя через неопределенное время и понял, что привязан к стулу, стоящему в центре подвала почти на том же месте, где раньше располагался стол. Голова привычно болела.

Передо мной стояла мадам Морбид и направляла мне прямо в грудь пистолет.

– Я боялась, что на вас не подействовал газ, раз уж вы не смогли услышать голос своего знакомого с «той стороны». Поэтому я сказала Лотару (тому самому негодяю, как я и предполагал) оставаться здесь, ожидая, не вернетесь ли вы. Обыскав ваши карманы, мы нашли весьма забавную вещицу – лицензию частного детектива. Ну что же, вы наверняка не Шерлок Холмс, раз позволили себя поймать.

– Никто не совершенен, – сказал я. – Прекрасный у вас план. Одурманиваете людей газом. Гнусавые голоса с того света. Простаки готовы верить всему. Каковы же ваши намерения? Лишить мистера Фогга его чемодана, скупить недвижимость близ аббатства Карфакс, раз туда переехал человек благородного происхождения, может, и небольшой шантаж при случае.

– Не говоря о небольшой страховке на тот случай, если величайший детектив Шерлок Холмс сунет нос в мои дела.

В это мгновение у меня в голове снова прозвучал знакомый голос.

«Стул, на котором ты сидишь, сухой и расшатанный. Если сильно податься вперед, то он развалится, и ты сможешь сбить с ног мадам Морбид и упасть на нее. Тогда будет очень просто выхватить у нее пистолет, связать ее и позвать на помощь. Не волнуйся, Лотар ушел».

Так я и сделал. Подался вперед, сшиб, выхватил.


Вскоре после этого полиция поймала Лотара, и в обмен на смягчение приговора он согласился стать осведомителем. Мадам Морбид благодаря любезности королевы посчастливилось отправиться на отдых в южное полушарие проездом через Ботнический залив и, несомненно, достигнуть известности в определенных кругах в Мельбурне.

Уотсон отправился в пансион близ Рейхенбахского водопада, а Шерлок Холмс продолжил поддерживать свою репутацию величайшего сыщика, какого когда-либо знал туманный Лондон.

Шерлок заплатил мне скудную сумму и объяснил всему кругу знакомых Уотсона, что он консультант по безопасности и что я исполнял его поручение в ту ночь, когда арестовали мадам Морбид.

Я вернулся в свои трущобы. Перспектива попасть в Ньюгейт на время отдалилась.

Не так давно мне приснился сон. Бородатый мужчина в очках сидел рядом со мной и поздравлял меня с успешной работой, сказав, что мы очень хорошо действовали вместе. Он заявил, что его зовут Брайн, и исчез.

Поди разберись, что к чему. Вот до чего доводит чрезмерное пристрастие к старому доброму яблочному сидру.

На следующей неделе я приглашен на праздник, отмечаемый в доме номер 221-Б по Бейкер-стрит. Похоже, что я пойду... в конце концов нигде больше нельзя устроить такого праздника, как у Холмса.

...В силу каких причин Холмс решил обратиться к услугам этого человека, я не знаю и не хочу знать. Я вычеркнул упоминание о нем из записей о своей дружбе с великим детективом. Шерлок – мастер криминальной науки, я его биограф, и здесь больше нет места ни для кого.

Кажется, я достаточно погрелся на солнце. Надеюсь, что санитар вскоре отправит меня спать. Арти ждет...

Джон Х. Уотсон


Дин Уэсли Смит
Развилка во времени

Меня настойчиво будила чья-то грубая и бесцеремонная рука. Пока я расставался с теплым стеганым одеялом и старался сосредоточить взгляд на обеспокоенном лице Холмса, он произнес:

– Одевайтесь, да поживее. Приготовьтесь к сильному холоду. У нас посетители, возможно, они пригласят нас в путешествие.

Перед тем как мой еще не до конца проснувшийся мозг успел составить ответ или просто вопрос по поводу того, куда мы собираемся отправляться, он повернулся и ушел, оставив меня наедине с ночной тишиной.

Я оделся как можно быстрее, так как подобное пробуждение свидетельствовало о необходимости безотлагательно приступить к решению какой-то очередной задачи. Поскольку в последнее время мой друг почти не приступал к своим делам в столь поздний час, можно предположить, что нас ждет неординарное происшествие. От этой мысли у меня так задрожали руки, что я с трудом застегнул жилет.

Пройдя в гостиную, я увидел, что Холмс сидит в своем любимом кресле, сложив вытянутые пальцы рук, – такова была его привычка, когда он терпеливо чего-то ждал. Чтобы согреться, он развел сильный огонь, и мерцающий оранжевый свет ярко высвечивал его лицо.

Напротив него сидели два незнакомца, и меня сразу же поразили их необычные костюмы, покрой курток и внешний вид. У того, что расположился слева от Холмса и ближе к двери, были очень светлые волосы, зеленые глаза и красивое лицо без всяких следов шрамов или пятен. Казалось, он выше всех нас, хотя он сидел. У его ног стоял большой коричневый чемодан, на вид весьма тяжелый.

У его товарища были длинные, почти до плеч, темные волосы. Он сидел у огня, расстегнув пальто, и я заметил, что обе его полы оторочены металлической цепью из небольших зубчиков. Я знал о такой застежке, но никогда не видел своими глазами. Смуглая кожа указывала на итальянское или азиатское происхождение.

Меня поразило, что Холмс не предложил им чаю или кофе, и собрался исправить эту оплошность, как Холмс сказал:

– Хорошо, Уотсон. Теперь мы можем приступить к делу.

Он жестом предложил мне сесть возле очага, и я последовал его совету. Когда я сел, он повернулся к джентльменам и кивнул.

– Итак, объясните, кто вы, откуда, почему здесь и что вам нужно от меня.

Оба нерешительно посмотрели на меня, как будто я был тот, кого они знали долгое время, но не осмеливались поприветствовать. Из того, что сказал Холмс, я понял, что он не дал им рассказать свою историю, даже назвать своих имен в ожидании моего появления. Он так поступал, когда ему требовалось присутствие дополнительной пары глаз и ушей. Согласно своему обыкновению, Холмс вычислил, что они собираются попросить нас отправиться в путешествие и что там будет холодно. Хотя я и понять не мог, как он пришел к такому решению, с вопросами я решил подождать.

Холмс подался вперед, ожидая рассказа. Мне с трудом удавалось сдерживать свое нетерпение.

Невысокий темноволосый человек прочистил горло, посмотрел на меня и затем опять прямо на Холмса.

– Меня зовут Карл. Доктор Карл Фредерик. Это доктор Генри Серлинг.

Он показал на белокурого посетителя, тот утвердительно кивнул головой.

Акцент доктора Фредерика походил на американский, но незнакомого мне региона. Лучше потом спросить Холмса, удалось ли ему определить его происхождение.

Доктор Фредерик продолжал:

– Немногим более двух месяцев тому назад из Саутхемптона отправился пассажирский корабль компании «Белая звезда».

Холмс кивнул.

– Да. «Титаник», пароход королевского морского флота.

Доктор Фредерик тоже кивнул.

– Я рад, что вам это известно.

– Трудно было бы вовсе ничего не знать о нем, принимая во внимание шумиху последних дней. Его называли самым необычным судном в мире. Хорошо, что он удачно избежал печальной участи и не погиб в первом же плавании. Даже такой непотопляемый корабль мог бы проиграть поединок с огромнейшим айсбергом.

Доктор Фредерик нервно посмотрел на своего спутника и сказал:

– Мне не кажется, что в этом случае следует благодарить исключительно удачу.

Холмс пристально посмотрел на него.

– Боюсь, доктор, я не понял вашего замечания.

Оба гостя, казалось, пришли в полное смущение, словно они собирались сказать нечто такое ужасное и неприличное, что Холмс сразу же вытолкал бы их на улицу. Я часто видел такой взгляд у людей, собиравшихся что-то поведать Холмсу. На этот раз оба человека посмотрели на свои руки, затем на пол и потом снова перевели взгляд на руки.

В камине треснуло полено. Прошло довольно много времени, пока наконец светловолосый доктор Серлинг не вздохнул:

– Карл, мы договорились.

Его акцент также был американский, но тоже очень странный.

Доктор Фредерик медленно кивнул, словно принимая важное решение. Он посмотрел Холмсу прямо в глаза.

– «Титаник» должен был потонуть, и с ним более пятнадцати сотен человек.

В этот момент меня словно кто-то толкнул под ребра, и я почувствовал приступ тошноты и отвращения. До этого я не ставил под сомнение психическое здоровье наших посетителей, но теперь их слова доказывали обратное, и я всерьез забеспокоился о нашей с Холмсом безопасности.

Но Холмс, казалось, воспринял сообщение о возможном грандиозном бедствии как факт. Он наклонился вперед, медленно выдохнул, но не отвел глаз от доктора Фредерика. Хорошо зная его, я видел, что и он потрясен этими словами, но внешне остается сдержанным, как всегда.

Полено снова треснуло и выбросило сноп искр. Холмс сказал:

– Продолжайте.

И снова доктор Фредерик посмотрел на своего спутника. Затем он потряс головой и обратился к Холмсу.

– Нам нужна ваша помощь в разрешении вопроса, почему «Титаник» не потонул.

Холмс даже глазом не моргнул от такой безумной идеи и, когда я попытался возразить, поднял руку и остановил меня.

– А кого вы представляете? – спросил он. – Я предполагаю, вы не от владельцев судна и не из правительственной организации. Каковы ваши интересы?

Доктор Фредерик почти рассмеялся. Затем он снова стал серьезным.

– Наши жизни. Наше будущее и будущее вот этого настоящего. Понимаете, вы можете мне не поверить, но мы из будущего. Точнее из времени через сто двадцать лет после настоящего. Но, боюсь, из будущего, где «Титаник» утонул.

Холмс кивнул.

– Я предположил, что вы не из нашего времени, по вашей одежде и языку сразу же, как вы только вошли. – Он кивнул доктору Серлингу: – Вы также носите определенный вид линз в глазах, который я никогда не видел.

Доктор Серлинг улыбнулся и кивнул.

– Они называются «контактные линзы». Они пришли на смену очкам.

Оба посетителя были удивлены тем, как спокойно Холмс воспринял заявление о том, что они из будущего. Я же, напротив, не желал верить их словам. Такой полет фантазии уместен ранним вечером, при чтении сочинений Герберта Уэллса, а не поздно ночью на Бейкер-стрит.

Но Холмс ждал ответа.

– Вы все еще не ответили на мой вопрос.

Оба доктора смотрели друг на друга, пока наконец Фредерик не осознал вопрос Холмса.

– Если вы имеете в виду, на кого мы работаем, то первоначально это был штат Калифорния. Мы оба с физического факультета Южнокалифорнийского университета. Наши исследования путешествий во времени финансировало в основном правительство США.

Холмс кивнул, как будто бы понимая все, что они говорили, а возможно, и на самом деле понимал.

– Почему такой интерес к «Титанику»?

– В нашем времени ко дню гибели «Титаника», – доктор Фредерик замялся, но продолжил, – наблюдался пристальный интерес. Только в сентябре 1985 года удалось найти обломки корабля. С тех пор на это место посылали сотни экспедиций. Казалось логическим, что первые путешественники во времени должны тоже отправиться к моменту этой катастрофы. Позвольте мне показать кое-что.

Он попросил доктора Серлинга открыть объемистый чемодан и извлек из него большую разноцветную книгу. Когда он передавал ее Холмсу, я заметил слово ТИТАНИК, отпечатанное красными буквами на обложке, и красивое изображение огромного лайнера посреди океана, заполнявшее почти весь лист.

– Эта книга была издана в 1992 году. Мы пользовались ею, как источником сведений. Нам и в голову прийти не могло, что мы будем использовать ее по-другому.

И снова в комнате стало тихо, только потрескивал огонь в камине. Холмс изучил эту, по всей видимости, тяжелую книгу со всех сторон, затем открыл и принялся медленно перелистывать страницы.

– Посмотрите на 196 страницу. Здесь о том, как нашли остов судна. Там есть фотографии и все такое.

Холмс последовал этому совету и несколько минут медленно перелистывал страницы, ничего не пропуская. Мне очень захотелось подняться и встать рядом с ним, чтобы рассмотреть книгу, но я оставался на месте, что, как я понимал, и хотел от меня Холмс. Но по мере того как шло время, мне становилось все труднее сидеть в кресле, если не сказать больше.

Наконец Холмс закрыл книгу и положил ее на этажерку рядом с креслом.

– Поскольку очевидно, что такая трагедия, какой она представлена в книге, оказала бы огромнейшее влияние на будущее, не могли бы вы мне сказать яснее, какое именно влияние?

Доктор Фредерик покачал головой.

– Боюсь, нет. Понимаете, того будущего, откуда мы пришли, больше нет. По крайней мере для нас. Единственный способ передвинуться вперед во времени для нас и нашей машины – это настроиться на маяк; назовем его так, за неимением лучшего описания. Я мог бы рассказать вам о будущем, в котором корабль потонул, но...

Вмешался доктор Серлинг.

– Позвольте мне объяснить, что произошло. Для каждого события во времени существуют две или более возможностей его продолжения. Это все равно что развилка на дороге.

Он взглянул на Холмса, и тот кивнул, поэтому доктор продолжил:

– В ту ночь, когда затонул «Титаник», возможны были два основных варианта – либо это произошло, либо нет. Конечно, существует еще множество других вариантов, в которых погибли бы сто человек или девяносто девять. И в зависимости от того, кто был спасен, а кто не был, цепь событий могла бы вернуться в прежнее русло или не могла бы. Мы называем эти разные миры параллельными измерениями или вселенными.

Я поймал себя на том, что трясу головой, слушая эту совершенно безумную речь, но, поскольку Холмс внимал человеку с неослабным вниманием, я ничего не стал говорить, хотя инстинктивно мне хотелось выкинуть их на улицу.

– Так что же произошло? – спросил Холмс. – Вы изменили прошлое, не дав «Титанику» потонуть?

– Нет, – сказали доктора одновременно и с таким жаром, будто Холмс обвинил их в смертном грехе.

– Мы прибыли на «Титаник» – сказал Фредерик, – за две минуты до того как он должен был столкнуться с айсбергом, и ничего не делали, только наблюдали. Однако вскоре стало ясно, что история изменилась. Мы не смогли вернуться в свое время и решили спрятаться в незанятых каютах до прибытия в Нью-Йорк.

– А не случилось ли так, – спросил Холмс, – что ваша машина просто перебросила вас на параллельную «дорогу», как вы выражаетесь?

Этот вопрос Холмса, казалось, произвел впечатление на Серлинга.

– Мы предполагали такую возможность, но нам это кажется невероятным. Если бы такое произошло, то, скорее всего, возвратное устройство все еще действовало бы. Но оно молчит. Мы просто свернули не в ту сторону и теперь путешествуем по другой дороге. Кто-то или что-то изменило ход мировой истории, так что теперь для нас не существует нашего мира, откуда мы прибыли.

Холмс кивнул.

– И вы хотите, чтобы я выяснил, кто изменил историю. Кто предотвратил вот это? – он похлопал рукой по книге.

Оба доктора ответили медленными кивками.

– Это вне всякого понимания, – сказал я, уже не будучи способным сдерживаться. – Слыхал я разные безумные истории, но чтобы...

Холмс поднял руку, останавливая меня, а затем обратился к двум джентльменам.

– И как, вы предполагаете, я должен выполнить эту задачу?

Доктор Фредерик указал на большой чемодан.

– Здесь находится машина, которая перемещает нас во времени. Давайте переместимся в ту ночь, когда «Титаник» столкнулся с айсбергом.

– Что? – воскликнул я.

Но Холмс кивнул.

– А вы сможете вернуть нас потом сюда, в это же время?

Доктор Фредерик покачал головой.

– Не совсем. Мы оставим здесь возвратное устройство, но времени пройдет столько же, сколько вы проведете на корабле. Если мы пробудем там час, то и здесь пройдет час.

Холмс снова кивнул и повернулся ко мне.

– Уотсон, погасите огонь. И принесите нашу самую теплую верхнюю одежду. Мы собираемся немного прогуляться.

– Но как вы можете представить себе...

Холмс остановил меня в третий раз за ночь строгим взглядом и взмахом руки.

– Дорогой мой Уотсон, у нас важное дело.

Очевидно, он видел нечто, недоступное моему внутреннему взору, и решил предоставить этим двум безумцам шанс доказать свою ненормальность.

Я громко вздохнул, но кивнул и сделал то, что было приказано. Мы с Холмсом облачались в теплое пальто, пока доктор Серлинг печатал на каком-то инструменте внутри чемодана, издавая звук, похожий на клацанье собачьих когтей по деревянному полу. Затем он поставил на книгу посреди стола маленький сине-серый куб и кивнул нам.

– Мы готовы. Пожалуйста, подойдите поближе.

Холмс немедленно подошел к нему, и я неохотно последовал за ним. Меня начала тревожить мысль о настоящем путешествии во времени, но она была настолько нелепа, что я не мог поверить в реальность подобного путешествия.

Когда я встал рядом с Холмсом, доктор Серлинг нажал небольшую кнопочку внутри чемодана.

В мгновение ока все исчезло вокруг меня, будто кто-то выключил свет, огонь, все звуки и ощущения мира.

Затем так же быстро все вернулось.

Мне показалось, что мы все так же стояли, закутанные в теплую одежду, как дураки, вокруг стола в нашей натопленной квартире на Бейкер-стрит. Но вот Холмс сказал «интересно» и шагнул к деревянным поручням, чтобы всмотреться в ночь.

– Что за черт...

Ледяной ветер заглушил слова, сорвавшиеся с моего языка. Я не только ощущал холод, но даже чувствовал его запах и вкус. Пронзительный, кусающий холод смешивался с солеными брызгами океана. Я быстро осмотрелся, а ветер тем временем ворошил мои волосы и срывал пальто, стараясь добраться до тела. Мы вне всякого сомнения находились на большом корабле. Ширина его соответствовала приблизительно одному городскому кварталу, а рядом с нами возвышалась металлическая стена, тянувшаяся в обоих направлениях.

– Мы на передней части средней палубы по правому борту, – сказал доктор Фредерик Холмсу.

Холмс только кивнул головой, изучая окружающую нас обстановку. Я же изо всех сил пытался удержать ужин в желудке. Тот факт, что мы стоим на палубе огромного корабля посреди океана, отрицал все принципы, в которые я верил и согласно которым жил. Должно быть, я сплю. Холмс еще не разбудил меня, и в любой момент реальность превратит в мимолетное воспоминание этот ночной кошмар.

Сверху послышался суматошный звон колокола. Я посмотрел на высокую мачту и едва разглядел свет, идущий с наблюдательного пункта, именуемого «воронье гнездо». Сквозь холодный воздух донеслись слова: «Прямо по курсу айсберг!»

Доктор Фредерик повернулся к Холмсу.

– Это докладывает вахтенный Флит шестому офицеру Муди, находящемуся на капитанском мостике, – указал Фредерик вверх по направлению к корме. – Пока что все идет как надо.

Холмс кивнул. Он внимательно прислушивался к звукам ночи, к шуму волн, разбивающихся о борта, к тихому гудению двигателей. Через мгновение он снова кивнул и перегнулся через перила, чтобы увидеть приближение айсберга.

Я подошел к нему и сделал то же самое. Холодный ветер ударил мне в лицо с еще большей силой. Выйдя из тени верхней палубы, я только сейчас понял, насколько быстро шел корабль, и это осознание, вкупе с ветром, заставило меня задохнуться.

Я отошел на секунду, затем снова наклонился вперед, к ветру, вглядываясь в темноту, куда направлялось наше судно. Почти сразу я понял, что темная масса – темнее, чем ночь, словно кто-то вырезал дыру в воздухе, – и есть огромная гора льда, гораздо шире и больше нашего гигантского корабля. Сердце ушло в пятки, и на какое-то время я даже позабыл о холоде. Казалось невозможным, чтобы корабль такого размера мог быстро повернуться и избежать столкновения.

Но я продолжал смотреть на айсберг с возбуждением, чувствуя течение каждой секунды. Это было болезненное возбуждение, как если бы я наблюдал за борьбой смертельно раненного, но не сдающегося человека.

И даже почувствовав на щеках льдинки замерзших слез, я продолжал смотреть.

Корабль медленно повернулся, как раз вовремя и как раз настолько, сколько было нужно. Каким-то образом нос проскользнул мимо кромки льда.

Снизу послышалось странное гудение и далекий скребущий звук.

Перед нами выросла серая стена – казалось, что мы могли бы дотронуться до грубого льда. Но я понимал, что тогда бы острые ледяные лезвия отрезали нам руки.

Мы с Холмсом инстинктивно сделали шаг назад и ждали, когда ледяная гора проплывает мимо корабля. Когда она удалилась от кормы, Холмс, продолжая смотреть в темноту, сказал доктору Фредерику:

– Что вам показалось не так?

– Ничего, если принять во внимание три предыдущих раза, что мы здесь были. Однако согласно свидетельствам, эта часть палубы была засыпана льдом, после того как корабль столкнулся с айсбергом.

Холмс кивнул.

– Значит, это вопрос нескольких футов, – сказал я, – а возможно, и дюймов, которые спасли корабль.

На этот раз кивнул доктор Фредерик.

– В этом мире, как вы, должно быть, читали в газетах, корабль получил некоторые повреждения, но водонепроницаемые перегородки помогли ему удержаться на плаву, и он смог доплыть до Нью-Йорка. В моем же мире повреждения были настолько велики, что никакие инженерные приспособления не смогли ему помочь.

Позади нас из двери выбежали двадцать крепких мужчин, осветивших палубу фонарями. Они, вероятно, хотели знать, что случилось и почему умолкли двигатели. Они громко заговорили между собой и разошлись в разные стороны, чтобы посмотреть через борт на океан. Айсберг сейчас был едва виден – огромная гора в ночи.

Холмс повернулся к доктору Серлингу.

– Можно ли еще раз посмотреть на это событие?

Серлинг кивнул.

– Да. Мы можем прыгнуть назад во времени и переместиться на палубу со спасательными шлюпками.

Я посмотрел на Холмса и затем на доктора Серлинга, который уже снова возился со своим чемоданом.

– Вы говорите, что мы окажемся на верхней палубе в то же время, когда мы стояли здесь? То есть вы хотите сказать... – я осекся. Мысли мои смешались, и я опять почувствовал страх.

Доктор Фредерик кивнул и поплотнее натянул свою куртку.

– Да, но есть ограничения. Нам никогда не удавалось подойти ближе к самим себе, чтобы увидеть себя более ранних или поздних. Но не оттого, что мы мало старались, – усмехнулся он. – Путешествие во времени для нас все еще в новинку. Мы не можем объяснить все парадоксы. Мы просто знаем, что они существуют и что Вселенная каким-то образом препятствует некоторым явлениям.

– Итак, – сказал Холмс, указывая на выступ верхней палубы, – это значит, что я не смогу подойти туда и посмотреть на себя, стоящего здесь, даже если буду знать, где я находился теперь?

Я посмотрел наверх, но, к моему облегчению, там не было никакого более позднего Холмса.

– По всей видимости, это такой закон, – сказал Серлинг. – Готовы?

Холмс кивнул.

– А как с пассажирами? – спросил я, но для Серлинга этот вопрос, по всей видимости, не представлял особого значения.

Холод, соленый воздух, ощущение деревянной палубы под ногами – все на мгновение исчезло.

Неожиданно мы оказались возле спасательной шлюпки на верхней палубе по тому же правому борту.

Без малейшего колебания Холмс прошел к перилам и устремил свой взор по направлению к приближающейся глыбе льда.

Я посмотрел по сторонам, радуясь, что никто из пассажиров не заметил нашего неожиданного появления.

– Не хочу я привыкать к такого рода путешествиям, – сказал я, тщетно стараясь закутаться плотнее от холода. – Какова скорость корабля?

– Более двадцати двух узлов, – ответил Фредерик.

– Слишком быстро, – сказал я.

И только доктор Фредерик что-то проворчал в ответ, как с носовой части тревожно зазвонил колокол. Мы с ним подошли к Холмсу, оставив доктора Серлинга наедине с его чемоданом.

И снова мы смотрели на то, как айсберг следует своим неизменным курсом, прямо на корабль. То же самое болезненное ощущение, что и раньше, приковывало мой взгляд к ледяной горе, когда в самое последнее мгновение корабль чуточку повернулся и позволил айсбергу лишь слегка коснуться своего бока.

Серая стена проплыла мимо нас, издавая громкий скрежещущий звук. Никто на этот раз не сказал ни слова, и Холмс снова стал внимательно прислушиваться ко всем звукам.

Я же вновь пытался сдерживать свои нервы. Пока стена плыла мимо борта, я сделал несколько шагов назад. Что-то в происходящем казалось мне неестественным, призрачным и гнусным, словно мы грабили могилы. Я решил выбросить эту мысль из головы и вместо этого подумать о теплом камине на Бейкер-стрит.

Гора исчезла вдали, и Холмс уже стоял, ни на что не глядя, погрузившись в свои мысли. У меня не было ни малейшего представления, о чем он думает. Мне просто хотелось покинуть этот корабль и снова очутиться под теплым одеялом, если я и на самом деле не находился под ним.

– Еще раз, – сказал Холмс, поворачиваясь к Серлингу. – Можно на этот раз переместиться ближе к мостику?

Доктор Серлинг, казалось, помедлил мгновение, затем ответил:

– Да, мне кажется, я могу переместить нас на левый борт этой же палубы. Это выше того места, где мы были в первый раз. Достаточно близко, чтобы подойти к двери мостика и посмотреть, что происходит.

Холмс кивнул.

– Это было бы неплохо.

Серлинг принялся за работу. К этому времени палубу заполнили пассажиры первого класса, следящие за удаляющимся айсбергом. Но Серлинг и Фредерик не обращали на них никакого внимания, словно они были всего лишь безобидными привидениями.

Серлинг нажал несколько кнопок, и вдруг ночь опять исчезла.

И снова все вернулось.

Теперь мы стояли на другой стороне корабля, на пустой верхней палубе, чуть ближе к носу.

Холмс поспешно направился к двери мостика. Я тщетно пытался выкинуть из головы мысль, что в настоящий момент я не только стою здесь, но и в двух других местах. Этого достаточно, чтобы психически здоровый человек сошел с ума, и я был уверен, что приближаюсь к безумию значительно быстрее, чем корабль к айсбергу.

– У вас только одна попытка, – сказал доктор Фредерик. – Нам не удастся посетить то же место.

Холмс поглядел на него через плечо.

– Я прекрасно понимаю, доктор.

Как только Холмс достиг двери и открыл ее, в ночном воздухе раздался звон колокола.

И снова мы видели, как из темноты вырос айсберг и подходил все ближе и ближе, едва зацепив правый борт корабля. На этой стороне я ощущал себя в большей безопасности. Или я просто уже привык к этому. Еще одна мысль, которую стоит выбросить из головы.

Холмс даже не высунулся, чтобы взглянуть на айсберг. Когда корабль замедлил ход, он повернулся к нам. Такого выражения на его лице я еще не видал. Он словно воочию увидел призрак.

– Холмс, с вами все в порядке? – спросил я, когда он присоединился к нам.

– Мне необходима еще одна попытка, – сказал он. – Можете ли вы подвести меня поближе к машинному отделению, чтобы я смог наблюдать за работой двигателей во время столкновения?

И снова Стерлинг немного подумал; а холод пробирал меня до костей, словно на мне не было пальто.

– Мы отойдем на пять минут назад, – сказал доктор Серлинг, после чего принялся за свое колдовство.

Без всякого предупреждения мир, холод и палуба исчезли. С его стороны было бы вежливым предупредить нас заранее и дать нам хотя бы немного времени на подготовку.

На этот раз мы оказались в довольно узком коридоре, освещаемом электрическими лампами, равномерно размещенными вдоль стен.

Я прислонился к полированной стене и глубоко вдохнул теплый, пахнущий углем воздух. Такое наслаждение – оказаться вдали от ветра и холода! Но мысль о том, что мы находимся внутри корабля, который вот-вот едва не столкнется с айсбергом, снова вселила в меня тревогу.

– Пройдите здесь и вниз по винтовой лестнице, – сказал доктор Серлинг, указывая на деревянную дверь в конце коридора. – Машинное отделение внизу. У вас в запасе всего несколько минут.

Холмс кивнул и не стал терять времени, быстро подошел к двери и исчез за нею.

Я распахнул пальто, чтобы теплый воздух проник внутрь и согрел меня. Серлинг настроил какой-то индикатор в своем чемодане и сел на покрытый ковром пол. Фредерик расхаживал взад и вперед по коридору.

Наконец он остановился и повернулся ко мне.

– Как вы думаете, он сможет решить эту загадку?

Я слегка и не очень честно усмехнулся.

– Если здесь есть что решать, то наверняка да. Но я до сих пор не совсем понимаю, что вы от него требуете. – Я всмотрелся в лицо Фредерика и добавил тихо: – Если вы как следует подумаете, то окажется, что и вы не понимаете.

– Мы просим его, – сказал доктор Фредерик, указывая рукой на стены вокруг нас, – просто вернуть историю в прежнее русло. Этот корабль должен лежать на дне Атлантики. Только так история пойдет по правильному пути.

Я молча наблюдал за ним, когда он снова принялся расхаживать по коридору. Я понимал, что не стоит напоминать ему о сотнях погибших людей. Издали доносился гул машин, иногда – случайный голос пассажира. Но в остальном было все тихо, пока не послышался скрежет льда о борт.

Я не отрывался от гладкой панели и сдерживал дыхание, пока этот шум не прекратился. Двигатели замолкли, и опять наступила тишина. Мне снова на ум пришло сравнение с кладбищенской тишиной или с мертвой тишиной ночи, перед тем как запоют первые птицы.

Фредерик посмотрел на меня, и я молча выдержал его взгляд.

Дверь в конце коридора открылась, и показался Холмс.

– Можем отправляться на Бейкер-стрит, – сказал он уставшим и лишенным всякой энергии голосом.

Доктора посмотрели на Холмса и друг на друга с изумлением.

– Вы решили проблему? – спросил Фредерик.

Холмс только покачал головой.

– Лучше сидеть у огня, чем мерзнуть на ветру.

Доктор Серлинг склонился к чемодану у своих ног, совершил соответствующие приготовления, и коридор исчез, сменившись знакомой обстановкой нашей гостиной на Бейкер-стрит.

Не снимая пальто, я подошел к камину и разжег огонь. Вскоре он пылал вовсю, соперничая яркостью с лампами.

Повернувшись, я увидел, что Холмс уже снял теплую одежду и сидит в своем кресле. Было заметно, что он глубоко задумался. Оба наших гостя понимали его состояние и вежливо молчали. Я повесил пальто на место и вернулся к креслу возле огня. Тепло немного развеяло мое мрачное настроение и ощущение того, что корабль был населен призраками. Важно даже не то, что мы с Холмсом побывали там несколько раз в одно и то же время, а что той ночью могли погибнуть сотни людей. Как врач и помощник Холмса, я часто видел смерть и побывал в разных переделках, где нашей жизни грозила опасность. Но ничто никогда меня так не потрясало, как сегодняшняя прогулка по палубе.

Холмс пошевелился и взял в руки книгу, лежащую перед ним.

– В этой книге написано о столкновении?

Фредерик кивнул, Холмс открыл книгу и принялся изучать ее. Мы хранили молчание. Я протянул руки к огню, чтобы он прогнал из них остатки холода. Воспоминание об этом корабле превратится со временем в неприятное, но смутное видение и ничего более.

Но вот Холмс отложил книгу и вздохнул.

– Боюсь, я ничем не могу помочь вам, господа.

– Что? – спросил доктор Серлинг. – Вы хотите сказать, что не желаете помочь нам?

– Я этого не говорил. Я сказал, что не могу.

– Но... – на этот раз Фредерик остановил своего товарища.

– Мистер Холмс, – начал Фредерик, – так вы говорите, что не знаете причину, по которой произошло изменение хода истории?

– По существу, да. Это я и говорю. – Холмс похлопал по книге. – Здесь описано во всех подробностях, что произошло на корабле той ночью, за исключением, разумеется, того, что корабль, который мы посетили, не утонул. Я могу назвать сотни вероятных причин происшедшего.

– Например? – сказал Серлинг. Он вовсе не скрывал паники и страха.

– Например, кто-то или что-то повернуло айсберг на долю градуса, – Холмс беспомощно развел руками. – Такое действие мне не кажется возможным, но ведь я и не предполагал о возможности путешествий во времени до сего дня.

Перед тем как гости смогли вымолвить слово, Холмс продолжил:

– Перемена хода истории могла произойти и раньше. Когда капитан приказал увеличить скорость, выполнение приказа могло задержаться на несколько секунд, а этого достаточно, чтобы в момент сближения айсберг находился в совершенно иной позиции и, следовательно, причинил меньший урон.

Наши гости, очевидно, поняли, что хотел сказать Холмс. Доктор Серлинг вздохнул:

– Мы просто надеялись. И ничего более.

Доктор Фредерик кивнул, поникнув головой.

– Глупая, дурацкая надежда, если говорить по правде.

Серлинг встал и подошел к Холмсу, который также встал. Протянув ему руку, доктор сказал:

– Я хотел бы поблагодарить вас за ваши старания и за уделенное нам время. Это очень щедро с вашей стороны.

Холмс кивнул и ответил на рукопожатие. Затем Серлинг повернулся ко мне. В это время Холмс прощался с Фредериком.

– Куда же вы теперь направитесь? – спросил я, протягивая руку Серлингу.

– Мы оставили маяк в номере нью-йоркского отеля. Вернемся туда и постараемся не очень исказить ход событий.

Он отвернулся и подошел к чемодану. Доктор Фредерик, пожав мне руку, тоже остановился возле своего устройства.

Холмс протянул им книгу. Фредерик отрицательно покачал головой.

– Оставьте ее себе как подарок. Сейчас она не более чем фантастическое произведение.

– Благодарю вас, – сказал Холмс и, положив книгу на стол, прикрыл ее ладонью.

Доктор Серлинг улыбнулся нам, нажал несколько кнопок в своем чемодане, и они оба исчезли.

Единственным звуком при этом был треск полена в камине. Я бессмысленно уставился на то место, где они только что находились.

– Занятное дело, не правда ли? – спросил Холмс.

Я обернулся и увидел, как Холмс буквально рухнул в кресло. Положив книгу на колени, он смотрел на нее как на некое чудовище, которое предстояло приручить.

Я налил нам обоим по чашке горячего кофе и по бокалу бренди, а потом опустился в кресло рядом с ним. Он продолжал смотреть на обложку, даже не поблагодарив за напитки.

– Мне кажется, – сказал я, – что эта ночь измотала вас так же, как и меня.

Холмс, соглашаясь, только хмыкнул.

Я отхлебнул бренди, чувствуя, как тепло от него разливается по всему телу.

– Какая удача, что вы не нашли ответы на их вопросы.

Холмс перевел взор на меня, и только теперь я увидел его глаза – влажные и горящие почти безумным огнем.

– Мой дорогой Уотсон, – сказал он низким голосом, почти не сдерживая себя, чего я никогда ранее за ним не замечал, – я знаю, что послужило причиной перемен.

– Что вы говорите?! – я едва не упал с кресла, дернувшись в сторону Холмса, и пролил горячий кофе на брюки.

Он медленно покивал головой.

– Я им солгал. На самом деле решение было довольно простым.

Он похлопал по книге, но рассказывать дальше вроде бы не собирался.

– Пожалуйста, Холмс, я должен знать.

Я подвинулся на край кресла и заглянул ему в лицо.

Он что-то проворчал и только теперь протянул руку за бренди. После долгого глотка он устремил свой взор прямо на меня.

– Это кошмарное знание.

– Но мне и так будут сниться кошмары.

Он медленно сказал:

– Сначала я прочитал ответ тут. Здесь говорится, что когда первый офицер Уильям Мердок увидел приближающийся айсберг, он отдал приказ «полный назад» и «право руля». Такой маневр развернул бы корабль влево.

Я кивнул. Я немного разбирался в судовождении, чтобы понять этот основной принцип.

– Но, – сказал Холмс, – этот корабль так огромен, что требуется некоторое время, чтобы выполнить команду «полный назад», а в таком случае поворот осуществлялся бы медленнее задуманного. «Титаник» столкнулся бы с айсбергом непосредственно бортом и получил бы такие повреждения, что никак бы не смог остаться на плаву.

– Я совсем не могу понять, – сказал я. – Неужели так и случилось? Тогда почему он не потонул?

– Нет, – ответил Холмс. – Машинное отделение продолжало выполнять команду «полный вперед» и потому предоставило судну чуточку больше возможности маневрировать и позволило ему всего лишь поцарапать борт об айсберг.

– Значит, первый офицер Мердок каким-то образом изменил свой приказ? Но как?

Холмс покачал головой.

– Нет, он отдал приказ «полный назад», как и описано в книге. Когда я услышал, как он отдает эту команду, я понял, что наши гости правы. Той ночью корабль должен был потонуть.

Он еще глотнул немного бренди.

– Поэтому вам и нужно было посетить машинное отделение?

Холмс утвердительно кивнул головой.

– Телеграфист, передающий команды от капитана в машинное отделение, не был человеком из нашего времени. Он проигнорировал приказ и таким образом спас судно. И изменил возможное будущее.

Я в удивлении смотрел на Холмса.

– Как вы узнали, что он из другого времени?

– Очень просто. У него тоже были так называемые «контактные линзы», подобные тем, что носил доктор Серлинг.

Я перевел взгляд на свой бокал бренди. То, что сказал Холмс, совсем сбило меня с толку. Наконец я собрался с духом и задал вопрос, который, по всей видимости, Холмс ожидал.

– Если ход истории и в самом деле изменился той ночью, то почему вы его не исправили?

Холмс почти рассмеялся.

– У меня была такая возможность. Помните, что доктор Серлинг говорил нам о существовании нескольких вариантов будущего после принятия определенного решения?

– Развилка на дороге, – сказал я.

И снова в глазах Холмса мелькнул огонек безумия, но он постарался сдержать себя.

– Мы просто находимся в том ответвлении, где я не остановил человека из будущего.

Он допил бренди, изучающе осмотрел хрустальный бокал и неожиданно со всей силы швырнул его в огонь, выбив сноп искр из пламени.

Затем он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Побелевшими от напряжения пальцами он мертвой хваткой сжимал книгу.

– На другой дороге я остановил этого человека, обрек огромный корабль на гибель и убил тысячу пятьсот с лишним человек. Я знаю, что существует такая дорога и что я пошел по ней.

Голова моя закружилась при одной мысли о том, что предполагал Холмс. Я отпил бренди и посмотрел в камин, где блестели осколки бокала.

– Вы хотите сказать, что в том мире мы сейчас сидим в нашей гостиной и обсуждаем то, как вам удалось остановить того человека и погубить сотни жизней?

Холмс утвердительно кивнул.

– Но вы не смогли бы пойти на такое! – я хотел вытрясти из него подобные безумные мысли.

Он открыл глаза, и я увидел, что они светятся энергией и новыми силами.

– Мой дорогой Уотсон, я определенно мог пойти на такое. И в том, другом мире, на другой дороге, я, совершенно очевидно, сделал другой выбор.

Он снова закрыл глаза и еще глубже погрузился в мягкое кресло, словно на него давил невидимый груз.

И я понял, что это за груз. Сегодня на плечи моего друга взвалили бремя будущего всего мира. Такой груз не под силу ни одному человеку. Даже если этот человек – Шерлок Холмс.


Джон Дешанси
Ричмондская загадка

Одна из многих рукописей, найденная среди личных вещей скончавшегося Джона X. Уотсона, доктора медицины, бывшего служащего военно-медицинского управления.

Когда я просматриваю свои заметки о тех делах, в которых мой друг Шерлок Холмс принимал участие как детектив, я вижу, что многие из них являются рядовыми случаями, некоторые могут быть названы «особыми» и совсем немногие «необычными». Но мне кажется, что тот случай, который за неимением лучшего названия я мысленно именую «Ричмондской загадкой», только один из всех может быть определен как исключительный. Я вспоминаю его не для того, чтобы опубликовать очередной рассказ и даже не для той или иной формы публичной огласки – думаю, что публика сразу же подняла бы меня на смех, – но ради собственного развлечения и исходя из некогда принятого решения записывать любой случай, в котором Шерлок Холмс проявил свои гениальные способности к наблюдению и логическим выводам; поэтому не буду делать исключения и на этот раз.

Все началось в весеннее хмурое утро 1896 года. Я только что спустился вниз и увидел в гостиной Холмса, стоявшего у окна и игравшего на скрипке. Мелодию я узнал сразу: отрывок из концерта Бетховена для скрипки, третья часть, я полагаю.

Я ничего не говорил, до тех пор пока он не окончил игру. Затем он небрежно положил смычок на столик с многочисленными пятнами от кислоты, стоявший в «химическом уголке», посреди разнообразных приборов.

Отойдя от окна, он повернулся ко мне. На его лице сияла улыбка.

– Доброе утро, Уотсон!

– Решили немного поупражняться?

Улыбка его стала немного печальной.

– Боюсь, Уотсон, что хорошего музыканта из меня не получится, сколько бы я ни упражнялся.

– Ерунда, Холмс. С такими талантами, как у вас, можно добиться всего что пожелаешь.

Отложив в сторону скрипку, Холмс принял этот комплимент кивком головы.

– Благодарю вас, мой дорогой Уотсон. Но строгая дисциплина, высокие требования к музыкантам и артистическая чувствительность – это не для меня. Разум мой восстает против рутины, против повседневности. Я не могу долго выполнять такую задачу, которая требует нудных повторений, бесконечной муштры и тому подобного. Что касается этого чудного инструмента, то я никогда не овладею им профессионально. Мне нравится играть на нем, но скучно выполнять упражнения для пальцев. Битва, таким образом, проиграна, не успев начаться.

Прихватив газету, я сел в одно из кресел, стоящих возле камина, и приступил к обычному утреннему просмотру последних известий. Но не успел я прочитать и первую заметку, как Холмс сказал:

– Поздновато вы встали сегодня утром.

Я посмотрел на него поверх газеты.

– Что вы говорите? Сейчас еще нет половины десятого.

– Тем не менее вы пропустили доставку вот этого послания, записки от мистера Юстаса Филби.

– В самом деле?

– Да. Он должен прибыть с минуты на минуту. Если бы вы спустились еще позже, то могли бы и вовсе не застать его.

– И в самом деле, Холмс, – я отложил газету в сторону. – А что нужно этому мистеру Филби?

– Мне удалось составить только самое смутное представление на основе этой, одной из самых уклончивых записок, – ответил Холмс, держа в руке конверт, аккуратно надрезанный с одного края. – Хотите прочесть?

– Я вполне удовлетворился бы и вашим пересказом, Холмс.

Холмс улыбнулся.

– Она короткая. Я прочту ее целиком.

Он вытащил из конверта послание, развернул его и прочел:

– Мистеру Шерлоку Холмсу, детективу-следователю, Бейкер-стрит, 221-Б, и так далее...

– Детективу-следователю? Так это теперь называется? – поддразнил я его.

Холмс оценил эту насмешку, слегка поднял уголки губ и продолжил:

– «Сэр, имею честь предупредить, что сегодня, очень рано утром, я нанесу вам визит. Если вы соизволите принять меня, то я сообщу вам об одном весьма любопытном деле в Ричмонде, которое вы вполне можете счесть либо представляющим интерес для вас, либо нет. В случае положительного решения мне бы хотелось, чтобы именно вы расследовали вышеупомянутое дело, к нашей взаимной пользе и удовлетворению». Подпись «Юстас Филби».

Я кивнул.

– Действительно, любопытное послание. А когда он, вы говорите, придет?

– «Очень рано».

Нам не пришлось долго ждать. После нескольких фраз наш разговор был прерван миссис Хадсон.

– Вас желает видеть мистер Филби, сэр, – сказала она Холмсу.

– Благодарю вас, миссис Хадсон. Проводите его.

Мистер Филби оказался высоким человеком с рыжими волосами и грубым красным лицом. Одежда его выглядела мрачно, то есть была очень консервативной, темных тонов, – черная визитка, темно-бордовый жилет. Брюки уныло-серого цвета с едва намеченными черными полосками. Аккуратно повязанный черный галстук, накрахмаленный воротничок. Он вошел в комнату и окинул нас взглядом.

Мы с Холмсом встали.

– Мистер Филби, насколько я полагаю? – сказал Холмс.

– Да, сэр. А вы, как я догадываюсь, мистер Холмс?

– Так точно, сэр. Позвольте представить вам доктора Уотсона – моего компаньона и, можно сказать, литературного агента.

– Да, – сказал Филби, слегка поклонившись. – Я читал ваши рассказы о подвигах мистера Холмса с величайшим интересом, доктор Уотсон. Я считаю за честь познакомиться с вами.

– Благодарю вас, сэр, – отвечал я.

– Мистер Филби, прошу вас, садитесь, – предложил Холмс. – Скажите, давно ли вы служите адвокатом?

Севший было человек вновь встал.

– Откуда вы узнали, что я адвокат? – спросил он с удивлением. – В моей записке ничего не указывает...

– Кроме того, что написана она на судебном бланке, я это вижу и по вашей форменной одежде, – закончил Холмс.

– Форменной одежде? Я не понимаю, что вы имеете в виду.

Холмс рассмеялся.

– Судите сами, сэр. Есть три типа людей, которые, как правило, носят одежду таких мрачных тонов: духовенство, юристы и владельцы похоронных бюро. Мне кажется невероятным, чтобы владелец похоронного бюро почувствовал необходимость в услугах частного детектива. Совершенно очевидно, что вы человек не церковный. Следовательно, вы юрист. Единственно, из чего следует сделать выбор, – барристер ли вы или адвокат. Барристеры все-таки одеваются несколько более разнообразно и во время заседания суда под их платьем часто видна неуместная для такого учреждения пестрота. Следовательно, вы адвокат.

– Удивительно, – сказал мистер Филби.

– Не так уж и удивительно, – отозвался Холмс. – У меня такое развлечение – угадывать тривиальные вещи. Мне кажется очень важным при этом знать, как одеваются представители различных профессий. Что касается юристов, то я могу даже определить по их ботинкам, в каком районе города они практикуют. Я также могу сказать, работают они независимо или служат в какой-нибудь большой фирме. Кроме того... но достаточно об этом. Прошу вас, садитесь.

Филби сел на диван, а мы опустились в кресла. Холмс лениво забросил ногу на ногу и, согласно своему обычаю, сложил вытянутые пальцы рук вместе, посматривая на нашего гостя.

– Я благодарен вам, сэр, – сказал Филби, – что вы приняли меня в столь ранний час. Дело, о котором я хочу вам поведать, настолько уникально, что, принимая отсутствие у меня таланта к сочинительству, записка могла показаться несколько... как бы сказать?.. – загадочной.

– В какой-то степени да, – ответил Холмс сухо.

– Приношу свои извинения. Но сейчас я вам все объясню, если можно.

– Пожалуйста.

– Хорошо, сэр. Я пришел к вам, чтобы обсудить дело, в котором я участвую не только как адвокат – ибо и в самом деле такова моя профессия, – но также и как друг клиента. Итак, я был назначен душеприказчиком его поместья...

– Кто этот «он»? – вмешался Холмс.

– Я говорю о своем клиенте, мистере... из Ричмонда[3].

При упоминании этого имени я заметил странный огонек в глазах Холмса. Тогда я не знал, с чем это связано.

– Хорошо, – согласился Холмс. – Продолжайте.

– Говоря вкратце, проблема вот в чем. Мистер... исчез. Его нет вот уже шесть месяцев. Я хочу, чтобы вы нашли его. Мне бы просто хотелось знать, жив он или мертв. В последнем случае я соответствующим образом распоряжусь его поместьем.

– Это кажется не настолько уж сложным делом, – заметил Холмс. – Скорее всего, это работа более подходящая для Скотланд-Ярда, чем для частного детектива. Вы обращались в полицию?

– Нет, сэр. Не обращался.

– Могу я вас спросить, почему?

Филби тяжело вздохнул.

– Мне пришлось бы рассказать о всех деталях, сопровождавших его исчезновение. А тогда... мистер Холмс... тогда они бы сочли меня сумасшедшим. Или же подумали, что я их разыгрываю. В любом случае они бы заперли меня и отобрали ключ.

Холмс прищурился.

– В самом деле?

– Но, – заметил Юстас Филби решительным тоном, – у меня нет сомнений, когда я говорю с вами, мистер Холмс. Я расскажу всю историю, не опуская ничего.

– Вы решительный человек, – пробормотал Холмс. – Продолжайте.

– Хорошо. Это началось ровно год тому назад, когда я получил от мистера... его завещание, содержащее очень необычные пункты. Он назначал меня душеприказчиком поместья, которое, как мне известно, не маленькое, – ибо, как я уже сказал, я находился в дружественных отношениях с этим клиентом и знал, что он получает некоторый доход от своей собственности. Он не работал и занимался все время изобретением механических устройств.

– Как интересно, – сказал Холмс. – И что же это были за изобретения?

Мистер Филби на мгновение задумался.

– Одно из них, как я помню, было ящиком, с помощью которого он надеялся передавать телеграфные сообщения без помощи проводов.

– Абсурд, – заметил я.

Филби повернулся ко мне.

– И я того же мнения. Однако он сказал, что провел опыты, которые подтвердили его теорию. Он даже продемонстрировал мне и некоторым другим людям этот ящик в работе. Точнее, там было два ящика. С помощью одного сообщение посылалось, а с помощью другого принималось. Ну да, «сообщения»! Какие-то искорки вспыхивали, если они вообще посылались.

– Искорки? – спросил Холмс.

– Катушка в одном ящике испустила тусклую искру и почти одновременно то же сделала похожая катушка в другом ящике. Мой друг заявил, что эти события связаны между собой.

– Действительно, – сказал Холмс с интересом. – Но больше ничего не вышло из этого чудесного приспособления?

– Ничего. Были и другие устройства. Целые дюжины, и их работу он обычно демонстрировал во время вечеров, на которые приглашал небольшой круг близких друзей. Я не могу сосчитать, сколько именно таких механизмов я видел за прошедшие десять лет, – все они такие разные, загадочные и абсолютно непонятные. Непонятные для меня и для остальных его друзей. Однако мы все любили его и даже по-своему восхищались им и его энтузиазмом. Но позвольте мне вернуться к существу дела. Итак, в завещании говорилось, что я назначаюсь душеприказчиком владельца поместья в случае смерти моего клиента, а в том случае, если он исчезнет на неопределенный период, я останусь доверенным собственником.

– Это весьма странно, – сказал Холмс.

– Да. Но еще более странно то, что там был дополнительный пункт, запрещавший продажу дома. Нужно было поддерживать порядок, следить за ним, но ни в коем случае не продавать, не сдавать и не занимать. Все нужно было хранить на своих местах нетронутым, вплоть до последнего подсвечника или стула. На неопределенный срок, пока не вернется владелец.

– А он не вернулся, – сказал Холмс.

– Нет. Прошло шесть месяцев, а его все нет.

– Поехал путешествовать, – предположил я.

– Если так, – сказал Филби, – то не осталось ни малейшего намека на то, куда он отправился. Я сам пытался проводить розыски, проверяя все пароходные компании. Но мне не удалось найти подтверждение того, что он покинул страну. Если он все еще находится на Британских островах, то очень хорошо прячется.

– Никто не может скрываться вечно, – сказал я.

Филби посмотрел на меня.

– Вы еще не дослушали мою историю до конца, доктор Уотсон. Если вам кажется странным то, что я уже рассказал, то к концу вы придете в полное замешательство.

– Пожалуйста, продолжайте, – напомнил ему Холмс.

– Да, сэр. Это завещание сопровождала очень странная просьба. Я не должен был обсуждать детали завещания ни с кем, ни при каких условиях, даже с самим клиентом! Все обсуждения должны были вестись в письменном виде. Но это еще не все. Я мог отвечать на письма, но только по прошествии года. Но до истечения этого времени должны были прийти дополнительные инструкции по почте.

– А что вы сами подумали об этом? – спросил Холмс.

– Ну, сэр, я был полностью ошеломлен! Удивлен и сбит с толку, озадачен. Я не знал, как к этому относиться. Я даже не мог обратиться к своему клиенту, потому что он мне сам это запретил!

– И как вы поступили?

– Я положил завещание среди своих папок и постарался отнестись к нему как к очередной причуде своего друга. До тех пор, пока...

Холмс слушал его почти закрыв глаза.

– Пока что?

– Пока он не исчез. Но я еще дойду до этого. Я рассказал вам о его пристрастии к изобретательству. Около шести месяцев назад, в своем доме, в кругу все тех же друзей, он рассказал о работе над новым изобретением. И это... тут я серьезно стал сомневаться в психическом здоровье своего клиента... это, господа, должно было стать приспособлением, при помощи которого можно совершать путешествия во времени.

– Времени? – спросил я удивленно.

– Да. Он назвал это устройство Машиной времени.

– Оно походило на часы?

– Нет, доктор Уотсон. Не походило. Я не знаю, как еще ее описать. Эта машина может отправиться в будущее, а может и в прошлое. Он объяснил теорию – что-то связанное с четырьмя измерениями... Признаюсь, я не многое понял. Тем не менее он показал нам действующую модель устройства, затем и сам механизм, хотя он не был закончен. В основном Машина времени представляла собой металлический каркас, внутри которого располагалось сиденье и две кристальных рукояти управления. Некоторые части были из меди, другие из никеля или из какого-то другого серебристого металла. Сделана она была добротно и представляла изумительное зрелище.

– Вы сказали... действующая модель! – воскликнул Холмс, широко раскрыв глаза.

– Да, – ответил Филби. – Ведь я так и сказал, «действующая», не так ли? Я сам видел, как она работает, если верить объяснениям моего клиента. Это любопытное устройство, миниатюрная копия машины, стоявшей в мастерской, исчезла с поверхности стола и больше не появлялась. Я своими собственными глазами видел, как она исчезла, но тем не менее мне было трудно поверить в это.

– Салонный фокус, – решил я.

– Возможно, иллюзия, – сказал Филби. – И я так думал. Но теперь я в этом не уверен.

– А ваш клиент путешествовал во времени? – спросил Холмс. – Или, если выразиться иначе, заявлял, что путешествовал?

– Да, он так говорил, – ответил Филби. – В следующий четверг он пригласил меня и еще нескольких друзей на вечеринку. К сожалению, я не мог на ней присутствовать. Но мне рассказывали о том, что там произошло. А произошло следующее: гости прибыли, но хозяина нигде не нашли. Начался обед. Посреди обеда из лаборатории неожиданно выбежал мой клиент, одетый в рванье, и выглядел он так, словно только что побывал на поле боя. Весь он был покрыт грязью, а на руках и лице виднелись многочисленные царапины и порезы. Выпив два бокала вина, он рассказал гостям фантастическую историю о своем путешествии в будущее.

– Будущее? – переспросил я с иронией.

Выражение лица Холмса оставалось серьезным.

– Насколько далеко в будущее? – спросил он.

Филби невесело усмехнулся.

– Если вы сможете поверить, он утверждал, что путешествовал в будущее, отстоящее от нашего времени более чем на восемьсот тысяч лет.

– О Боже! – воскликнул я. – Так в это...

– С трудом можно поверить? – закончил Филби. – Конечно. Тем не менее, если это выдумка, то мой клиент обладает значительным литературным талантом. Повествование было долгим и подробным, хотя я не уверен, что...

– Постарайтесь вспомнить основные детали, – попросил Холмс, – и передать его рассказ вкратце.

– Я попытаюсь, – сказал мистер Филби.

[Если бы я предназначал эту рукопись для публикации, я бы привел здесь слова мистера Филби более или менее точно, сверяясь со своими заметками. Но так как мне кажется невероятным, чтобы этот рассказ когда-либо был напечатан, я просто передам в основных чертах похождения Путешественника во времени (как я буду называть его в дальнейшем), каковыми их запомнил Филби, опустив множество как интересных, так и ничего не значащих для сути дела подробностей.

Мир в 802 000 году от Рождества Христова представлял собой странное зрелище. Человечество разделилось на две группы. Существовали элои – эльфоподобные создания, ведущие в садах идиллическую жизнь, полную удовольствий и наслаждений, – и морлоки – дегенерировавшая, звероподобная раса, обитающая в подземных пещерах, заполненных механическим хламом. Жизнь элоев, изящных и красивых, хотя и апатичных и не интересующихся ничем, кроме приятного провождения времени, существ, заканчивалась очень грубо; правда состояла в том, что морлоки охотились на них и поедали их. Путешественнику во времени такое положение дел показалось негуманным и неэстетичным, как и всякому нормальному человеку. Он постарался что-то сделать, чтобы исправить такую чудовищную несправедливость, и ему удалось уничтожить большое количество мерзких тварей в локальной войне, однако сомнительно, чтобы он смог изменить положение дел на всей планете. Он достаточно близко познакомился с одним представителем элоев, женщиной по имении Веена. Но она погибла во время сражения. В отчаянии он отправился в невыразимо далекое будущее  – и история приняла еще более фантастический оборот. Он добрался почти до конца времен и увидел много странных и любопытных явлений – распухшее умирающее солнце, ужасные создания, обитающие под ним, почерневшее небо. Этот мир был так же мрачен, как и настроение самого Путешественника во времени. Огорченный и лишенный всех приятных иллюзий, он вернулся в настоящее, к своим давно забытым гостям.]

Закончив это повествование, Филби вздохнул. Но ему было что еще сказать.

– Один из гостей, бывших там в тот вечер, встретился с Путешественником во времени на следующий день. Мой клиент заявил, что снова отправится в путешествие и что на этот раз он возьмет рюкзак и фотографический аппарат, чтобы сделать снимки и привезти образцы неизвестных видов. Он сказал, что скоро вернется. Посетитель слышал, как заводилась Машина времени. Когда он зашел в лабораторию, это хитроумное устройство исчезло. С тех пор мой клиент не возвращался.

– И с того времени, все эти шесть месяцев, – подвел итог Холмс, – вы следили за домом и обеспечивали порядок в нем.

– Да, это так.

– Дом необитаем?

– Да. Экономка миссис Уотчет и слуга переехали. Миссис Уотчет живет сейчас у своей сестры в Кройдоне и считает, что дом посещают привидения. Однако она приходит туда раз в две недели, чтобы стереть пыль и проветрить комнаты.

– Понятно, – сказал Холмс и замолчал.

Мы с Филби в течение некоторого времени смотрели друг на друга, затем отвели взгляды. Холмс погрузился в размышления, закрыв глаза и положив голову на спинку кресла.

Пауза затянулась.

Когда молчание стало совсем неудобным, я кашлянул. Холмс открыл глаза, и я вздохнул с облегчением, так как уже подумал было, что он заснул. Он встал с кресла.

– Можем ли мы обследовать дом? – спросил он Филби.

– Разумеется, сэр.

– Сегодня?

– Как вы захотите. Однако мне нужно сделать одно дело здесь, в Лондоне. Иначе...

– Тогда можем ли мы встретиться у дома позже – скажем, в пять часов?

– Я оставлю вам адрес, – Филби написал его.

Потом он встал.

– Мистер Холмс, можно ли надеяться, что вы найдете его? Или по крайней мере найдете доказательства, что его фантастическая история правдива?

– Надеюсь, что да, – ответил Холмс. – А что касается доказательств, то, как вы говорите, он не привез никаких образцов из своего первого путешествия?

– Ах, едва не забыл! – воскликнул Филби, начав тут же рыться в карманах своего жилета. – У меня есть кое-что – мне дал это один человек, побывавший на том вечере. Он не знал, что с ними делать. Вот, пожалуйста.

Он вытащил сложенный кусок вощеной бумаги и развернул его. Внутри лежали два крохотных белых цветочка, со стебельками и другими частями. Они сплющились, завяли и высохли, но в остальном оставались нетронутыми.

– Эти цветы ему якобы дала Веена, – пояснил Филби.

Холмс взял эти образцы и стал изучать их. То есть он сначала посмотрел на Филби и на меня, а затем пересек комнату и положил их на стол для химических опытов.

Поискав по книжным полкам, он достал толстый справочник по ботанике, сел за стол и начал исследование. Одной книги оказалось недостаточно. Тогда он принес еще две, а потом и четвертую. Пролистав внимательно все книги, он поставил их на место и достал пятую.

Через пятнадцать минут Холмс поднялся из-за стола и вернул цветы и бумагу их владельцу.

Филби снова завернул их и положил в карман.

– Мистер Филби, – сказал Холмс. – То, что рассказал ваш клиент, абсолютная правда.

Челюсть Филби так и отвисла. Он попытался сглотнуть, затем произнес:

– Невероятно. Поразительно. Если так говорите вы, мистер Холмс, значит, это правда.

– Правда, – добавил Холмс. – Эти цветы принадлежат к виду, не известному современной науке. Я сразу же отбросил предположение о том, что они привезены из диких джунглей, так как у них имеются все признаки того, что они росли в умеренном климате. Кроме того, они обладают чрезвычайно странными характеристиками, особенно это касается формы пестиков. Нет, эти цветы не растут в той Англии, которая нам так знакома.

– Замечательно! – воскликнул Филби.

– Так значит мы встретимся в пять в Ричмонде?

– Что? Ах да! Да, да. Я должен идти. Благодарю вас, сэр. Благодарю.

– Всего хорошего, – пожелал ему Холмс на прощание.

– Я знал его, – сказал он, когда входная дверь захлопнулась.

– Кого? Филби?

– Путешественника во времени. Я знал его во время учебы в колледже. Более того, мы даже состоим с ним в дальнем родстве.

– Невероятно! Так вот откуда у вас этот блеск в глазах?

– Блеск? Возможно. Воспоминание. Я помню, что он был весьма странным малым. Я не очень хорошо знал его, но помню.

– Холмс, теперь, когда Филби ушел, вы подтвердите мне, что верите в эту в высшей степени нелепую историю о Машине времени?

Холмс повернулся и спокойно поглядел на меня.

– Верю. Доказательство тому – цветы. Однако мне нужно кое-что обдумать в связи с этим. Многое обдумать. Если вы позволите.

– Конечно, дорогой мой друг.

Холмс удалился в свою комнату, оставив меня наедине с утренней газетой, чем я и воспользовался, чтобы наконец прочитать последние известия.


День шел своим чередом. Я отправился по своим банковским делам и вернулся в четверть третьего. Холмс еще не вышел из своей комнаты. Я провел некоторое время за письменным столом, просматривая записи, затем взглянул на часы. Нужно было ехать на вокзал. Я поднялся наверх, оделся и снова спустился. Холмса нет. Я уже собирался постучать в его дверь, как он наконец появился. Он подошел к своему столу, взял лист бумаги, перо и начал писать. По всей видимости, это была короткая записка. Затем он сложил бумагу, положил в конверт, нагрел спичкой немного сургуча и запечатал его. После этого он встал, подошел к двери, снял с вешалки свой плащ с капюшоном, взял войлочную шляпу, оделся.

– Пойдемте, Уотсон, – сказал он, засовывая конверт во внутренний карман. – Нам нужно отправить письмо.

– К вашим услугам, – сказал я, надевая пальто. Для конца марта погода стояла чересчур холодная и сырая. – Может, вы объясните мне, кому адресовано это письмо?

– Путешественнику во времени, Уотсон, – ответил Холмс.

– Ага.

Конечно, это была полнейшая бессмыслица, но я решил посмотреть, как же Холмс будет действовать дальше. Я погасил настольную лампу, и мы вышли.

Найти свободный кеб в это время суток было сложно, но нам улыбнулась удача, и мы уговорили кебмена довезти нас до вокзала Паддингтон. Мы прибыли как раз вовремя, чтобы успеть на пригородный поезд.

Поездка до Ричмонда длилась недолго и прошла без всяких происшествий и разговоров. Холмс смотрел в окно, и мне оставалось только догадываться, что приходит ему на ум. Морлоки и элои? Необычные способы размножения аномальной флоры? Распухшее солнце и черное небо? Возможно, что-то очень тривиальное. Мы, существа с меньшими умственными способностями, с нашими неуклюжими, неповоротливыми мозгами можем только смутно догадываться о работе такого хитроумного инструмента – разума, каким обладал Шерлок Холмс. Не существует более точно настроенного, прекрасно смазанного и эффективного механизма; но как он работает, каким образом приходит к результатам и как с необычайной легкостью выдает решения, остается величайшей тайной.

На станции в Ричмонде мы быстро наняли экипаж и проехали по оставленному нам мистером Филби адресу. Перед нами предстал огромный пригородный дом со многими фронтонами и окнами, расположенный посреди большого земельного участка и окруженный высокой чугунной решеткой.

– Превосходно, – сказал Холмс. – Просто превосходно.

Что он хотел этим сказать? Я не стал его спрашивать. Мы высадились, заплатили кебмену и подошли к центральным воротам, которые оказались закрыты. Я посмотрел на часы. Без трех минут пять.

Филби появился ровно в пять часов. Он открыл ворота ключом и впустил нас. Мы последовали за ним к главному входу, который он открыл другим ключом. Мы вошли.

Внутри было темно и тихо, большая часть мебели скрыта под покрывалами. Комнаты оставались безупречно чистыми, без малейших следов пыли, но все равно в воздухе чувствовался дух заброшенного нежилого помещения. Мы прошли через несколько комнат. Библиотека была довольно богатой, как я и ожидал; в ней отдавалось предпочтение естественным наукам перед литературой и искусством.

Мы подошли к письменному столу Путешественника во времени. На нем были разложены кучи бумаг. Я осмотрел их. Похоже на диаграммы, чертежи, инструкции, технические расчеты – все очень непонятно. Холмс стоял рядом. Он, казалось, не уделял им особого внимания.

Из кармана он достал конверт.

Я посмотрел на Холмса.

– Вы предполагаете, что он вернется?

– Может вернуться. Это игра наудачу. Он ведь может в конце концов быть съеденным морлоками или другими фантастическими животными. Но если он жив, то непременно вернется в свой дом, а если так, то найдет этот конверт.

– Возможно, – сказал я.

Холмс кивнул и повторил:

– Возможно.

– А что теперь, Холмс?

– Мы подождем.

– Подождем?

– Да. Но не здесь. В лаборатории. Вы будете ждать с нами, мистер Филби?

– Конечно, мистер Холмс.

– А чего же мы будем ждать? – спросил я. – И как долго?

– Встреча у нас назначена на восемь часов, – ответил Холмс. – Пойдемте. Давайте расположимся в лаборатории.

– А вы не собираетесь оставить письмо?

– Позвольте мне сначала осмотреть лабораторию.

Лаборатория соединялась с домом длинным коридором.

Дверь не была заперта. Мы вошли в нее и увидели помещение, более похожее на мастерскую, нежели на научную лабораторию. На верстаках лежали разнообразнейшие инструменты. В углах были свалены обрезки труб, металлические прутья и другие случайные вещи.

Один из верстаков был устлан чертежами каких-то механизмов. Холмс положил письмо прямо поверх них.

– Вот так. Если он вернется, то, вероятно, захочет свериться с чертежами, чтобы сделать необходимые поправки в механизме.

– Хорошее предположение.

– А теперь будем ждать.

– Здесь нет стульев, Холмс, – сказал я. – Я принесу несколько.

– Благодарю вас, Уотсон.

Филби помог мне. Мы принесли три стула в мастерскую и сели в дальнем конце. Усевшись, я стал размышлять о психическом состоянии Холмса. Кого он ждал? Я решил не спрашивать. В восемь часов я либо узнаю ответ, либо окончательно укреплюсь в подозрении, что с умственной машиной Холмса происходит что-то не то. Пожалуй, она нуждается в смазке или в техническом осмотре.

– Я хочу что-нибудь почитать. Надеюсь, хозяин не будет возражать?

– Вы можете взять любую книгу, доктор Уотсон.

– Благодарю.

Я ушел в библиотеку и вернулся с философским трактатом о физических науках; кроме того, я захватил подсвечник со свечами. День за окном постепенно угасал. Холмс кивнул в знак одобрения.

Приближался вечер. Холмс сидел в молчании. Филби время от времени делал посторонние замечания, на которые Холмс отвечал только кивками. Я читал, причем жесткий стул спасал меня от дремоты. Книга и в самом деле оказалась интересной, и я понял, откуда Путешественник во времени позаимствовал некоторые положения. Автор рассуждал о различных концепциях времени и пространства. Все это было очень интересно, но написано совершенно академичным языком. Тем не менее я продвигался все дальше.

Посмотрев на часы, я увидел, что уже десять минут восьмого. Вздохнув, я поднялся со своего неудобного стула и сказал, что собираюсь принести другую книгу, так как полностью застрял в математических таинствах.

В библиотеке мое внимание привлекла полка с книгами по медицине, и я задержался. Сев на удобный стул с набивкой, я просмотрел по крайней мере дюжину томов, раздумывая, какой же брать. Должно быть, я потерял счет времени, потому что когда в очередной раз посмотрел на часы, то увидел, что уже почти восемь, и поспешил обратно в лабораторию.

Я уже почти достиг двери в дальнем конце коридора, когда услышал странный звук, словно шелест ветра, но в сочетании с механическим воем. Я схватился за ручку и распахнул дверь. Меня окатил поток холодного воздуха.

Посреди лаборатории возвышалась Машина времени. На сиденье располагался человек лет сорока с длинными каштановыми волосами. Одет он был в охотничьи куртку и брюки. Выйдя из машины, он посмотрел на меня, стоящего в дверном проеме, затем повернулся к Холмсу и Филби.

К Холмсу он подошел с протянутой рукой.

– Шерлок Холмс! Сколько времени прошло с тех пор, как мы не виделись!

– Что значит время для Путешественника во времени? – отвечал Холмс, пожимая ему руку.

– Боюсь, что не так уж много, – сказал Путешественник во времени. – Привет, Филби, старина!

Филби засветился от радости.

– Добро пожаловать! Мы думали, что вы уже окончательно потерялись.

– Да? А долго я отсутствовал?

Филби нахмурил брови.

– Шесть месяцев. Но, конечно же...

– Вы забываете, Филби, слова Холмса, высказанные только что. Время ничего не значит, если есть под рукой Машина времени. Для меня прошло всего лишь несколько часов, с тех пор как я отправился во второе путешествие.

– Но... – Филби не хватало слов. – Я не понимаю...

– Подумайте немного, Филби. Так или иначе, Холмс, я получил ваше послание, в котором говорится, чтобы я встретился с вами в это время, в этот день.

– Благодарю вас за то, что пришли. Когда вы нашли конверт?

– Точную дату я не помню, но, по всей видимости, через десять лет после настоящего момента. Я решил исследовать непосредственное будущее... и был озадачен. Дом стоит, но никто в нем не живет. Ворота заперты, все пусто. Такое состояние дел продолжалось полтора десятилетия, затем вдруг снова появились жильцы, не знакомые мне. Я могу истолковать эти события так, что я никогда не вернусь из очередного путешествия в будущее. Может быть, даже из этого.

Филби возразил:

– Дом стоит пустой согласно вашему собственному завещанию и инструкциям, которые вы мне переслали.

– Завещание и... Филби, о чем вы?

– Так что же, вы хотите сказать... что не делали этого?

Филби был совершенно смущен и растерян.

Неожиданно на лице Путешественника во времени отразилось понимание.

– Конечно же. Превосходная идея! Оставить дом стоять пустым, но пригодным для жилья, пока я путешествую во времени, чтобы мне всегда было куда возвратиться. Да, я должен послать вам такой документ и, вероятно, так и сделаю. Нет, я определенно должен послать вам завещание, так как, кажется, это уже свершившийся факт.

От таких слов Филби не стало легче.

Холмс спросил:

– Так вы собираетесь переехать в ближайшее будущее – если так можно выразиться?

– Наверное, я должен. Недавно мне пришла в голову одна мысль. Когда этим утром я проснулся... извините, когда я проснулся на утро после возвращения из моего первого путешествия в будущее...

– И что вы осознали?

– То, что Машина времени представляет угрозу для всего мира.

Холмс кивнул.

– Возможность парадокса временной петли.

– Да. Парадокс, вызванный вмешательством в прошлое. Вы легко могли бы встретиться с самим собой. Могли бы появиться в месте, где вам появляться не следовало... в битве при Ватерлоо... в сражении при Трафальгаре... во время Распятия...

– О Небо! – воскликнул Филби.

– Да, Филби. Даже так. Я этого не сделал. Было бы это богохульством? И какое бы влияние оказало мое присутствие на исторические события?

Я прошел через лабораторию и спросил хозяина дома:

– Почему Машина времени представляет такую опасность?

– Доктор Уотсон, не так ли? Рад вас встретить. Потому она опасна, что последствия парадокса непредсказуемы. Можно ли изменить историю? Нужно ли? И подумайте только: одна Машина времени может изменить историю. А представьте себе хаос, который настанет, когда у каждого будет по такой машине. Представьте себе каждого Тома, Дика и Гарри с машиной времени, разгуливающих по истории и сующих нос не в свои дела.

Холмс обратился ко мне:

– Он прав, Уотсон. Ее нужно уничтожить. Я провел целый день, думая о том же.

– Я могу уничтожить Машину времени, – сказал Путешественник во времени. – Я никогда не предполагал, что скажу такие слова, но я хочу уничтожить ее, и все планы с чертежами. Но остается проблема. О ней знают по крайней мере десяток человек. И среди них тот журналист  – как, кстати, его зовут, Филби?

– Уэллс, – ответил Филби.

– Да, Уэллс. Так что никакой тайны нет. Как только об этом узнает весь мир, начнутся проекты и разработки.

– Никто не поверит, – предположил я.

– Поначалу да. Но постепенно недоверие рассеется под напором фактов. А окажись я под рукой, из меня можно будет вытянуть все секреты, если вымогатели окажутся довольно безжалостными. Но даже если меня не поймают, то сам факт реального существования такого устройства будет вдохновлять будущих изобретателей. Нет, джентльмены, я принял решение. Я уничтожу все чертежи, записи... и саму машину – но только после того как совершу последнее вмешательство в историю.

– Вы отмените изобретение Машины времени, – сказал Холмс.

– Совершенно верно! – подтвердил Путешественник во времени. – Хотя я еще не знаю, как. Я должен избавиться от себя самого.

– О силы небесные, – вздохнул я. – Как вы это сделаете?

Путешественник во времени недобро ухмыльнулся.

– Просто возьму револьвер, вернусь во времени к тому моменту, как я собрался строить Машину, и выстрелю в себя.

Меня это ошеломило.

– Но тогда... как же... как вы смогли бы?..

Путешественник чистосердечно рассмеялся.

– Парадокс! Или же, если этот вариант так неприятен, я могу убить своего дедушку.

– Это безумие, – пробормотал я.

– Или, – сказал Холмс, – вы сможете устроить так, чтобы ваш дедушка взял в жены другую женщину, не вашу бабушку.

– Точно, Холмс. Есть и еще более деликатный способ произвести тот же эффект. Небольшое вмешательство в историю. Основного течения оно не затронет – кстати, история человечества и так идет к трагедии. Я могу поехать и подалее чем за два-три поколения до настоящего времени.

– После того как вы исполните задуманное, – сказал Холмс, – вернетесь ли вы в далекое будущее?

– Я мог бы вернуться. Есть возможность, что я спасу Веену – одну знакомую женщину. Но... Холмс, останется ли у меня будущее? Я могу быть стерт из космического плана мироздания, могу стать химерой, привидением, которому некуда возвращаться.

– И все-таки я сомневаюсь, – произнес Холмс. – Я уже сказал, что немного думал над этим. Вероятным результатом будет то, что история разделится на два параллельных потока.

– Никогда не задумывался над этим, – проговорил Путешественник во времени. – Но сейчас это предположение кажется мне правдоподобным.

– Мы никогда этого не узнаем, – сказал Холмс. – И не узнаем, в каком потоке находимся.

– Скорее всего, нет, – согласился Путешественник во времени. – Ну а теперь вы поможете мне? Я хочу сказать – уничтожить бумаги.

– Разумеется, – ответил Шерлок Холмс.

Так мы и поступили. Все записные книжки, чертежи, подробные планы и технические описания вылетели из дома в виде дыма через главный дымоход. Запасные части, какие только можно было найти, мы разобрали, согнули или поломали. По-моему, большего разрушения представить было нельзя.

– Готово! – воскликнул Путешественник во времени. – Теперь я должен оставить вас. Боюсь, что навсегда.

Холмс пожал ему руку.

– Удачи вам! Желаю непременно найти хорошее место, настоящий дом в далеком солнечном краю, в прошлом или будущем.

– Спасибо. Моя благодарность вам безгранична.

Путешественник пожал руку мне, а затем и Филби.

– Филби, дорогой мой друг и адвокат!

– Я буду охранять этот дом, пока могу, – заверил Филби своего друга. – Вам всегда будет куда вернуться.

– Спасибо. А теперь, джентльмены, я должен отправиться в путь.

Путешественник во времени подошел к своей машине и сел в нее. Сверившись с показаниями приборов на панели управления, он завел ее. Она начала гудеть и тихо постанывать. С пола поднялось облако пыли, и из этого невероятного устройства на нас подул холодный ветер.

Машина времени становилась все прозрачнее, исчезая, словно изображение в ненастроенном телескопе, и вот уже сквозь нее отчетливо проступал верстак. Затем воздух стал прозрачным, и больше мы ничего не видели.

Мы надели пальто и собирались выходить из мастерской, как вдруг я вспомнил одну вещь. Я посмотрел на верстак и снова пришел в изумление.

– Холмс! Письмо!

– Да, Уотсон? Что не так?

– Ваше письмо! Печать не тронута! Этот человек не прочел его. Но как он...

Холмс рассмеялся, и вдруг я начал понимать. Я почувствовал себя глупцом.

– Ах, – сказал я. – Какой же я дурак. Конечно же.

– Не судите себя, Уотсон. Люди не привыкли мыслить категориями Вечности. Мы связаны временем. Давайте вернемся домой.

Вот и все, что касается «Ричмондской загадки». Не проходит и недели, чтобы я не размышлял о Путешественнике во времени и о том, куда он мог отправиться. Любопытно, каким путем пошла история после его вмешательства.

Но мне также порой кажется, что нас просто надули. Все это довольно нелепо. Я сам не до конца верю в случившееся. Ведь мы можем полагаться только на слова Путешественника во времени и Филби. А они вполне могли сговориться.

Пожалуй, этих записей достаточно для черновика. Я и не буду больше работать над ними. Это на самом деле слишком невероятно.

(Здесь рукопись заканчивается)
ПОСЛЕСЛОВИЕ

Не следует исключать возможность того, что Уотсон не просто упражнялся в писательском мастерстве на вымышленной им самим истории. В любом случае, будь то правда или вымысел, «Ричмондская загадка» – история увлекательная. В ней есть немало интересного. Можно задуматься и о том, не является ли упоминаемый в ней Уэллс Гербертом Джорджем Уэллсом, молодым писателем-романистом, который позже стяжал себе литературную славу смелым описанием современной социальной действительности. Довольно заманчиво представить себе, что он мог бы сочинить, обратившись к жанру научной фантастики.

Это последнее из не публиковавшихся ранее произведений Джона X. Уотсона, ныне впервые выходящее в свет ограниченным тиражом в составе Полного собрания сочинений, издаваемого Музеем. Надеемся, что оно доставит вам немало удовольствия.

Последний рассказ пробудил во мне странную мысль. Не забыл ли доктор Уотсон о том, что Холмс и Путешественник во времени  – дальние родственники? И понимал ли он, что если отправиться в достаточно далекое прошлое для перемены хода истории, то существует возможность того, что на свете не будет и самого Шерлока Холмса?

Но это, конечно же, чистая фантазия. Ибо мы, почитатели его великого таланта, можем сказать, переиначив высказывание одного французского агностика: если бы Шерлока Холмса не было на самом деле, как он существует в нашем «потоке» истории, то его необходимо было бы выдумать.


А. Конан Дойл,

хранитель Музея Шерлока Холмса,

Лондон


Ли А. Зелдес
Этюд в Сассексе

Прошло несколько лет, с тех пор как я в последний раз виделся со своим старым другом, мистером Шерлоком Холмсом. Более тридцати лет тому назад он удалился в Сассекс, чтобы посвятить себя разведению пчел, и наши дороги после этого редко пересекались.

Поначалу он был очень занят обустройством своего хозяйства и исследованиями, составившими основу «Практического справочника по пчеловодству». Во время мировой войны я был буквально завален медицинской работой, так как мой помощник, доктор Вернер, отправился на фронт и смог в полном объеме приступить к своей деятельности, только вернувшись через несколько лет.

Тем временем Холмс становился все большим затворником, редко выбираясь из своего сельского дома. Мне случалось иногда встретиться с ним – во время поездок на выходные.

После того как я оставил практику, меня постоянно мучил ревматизм, беспокоили плечо и нога, раненные во время моей службы в Афганистане, поэтому свободное время я проводил за чтением у своего очага. Я писал Холмсу письма и получал, как правило, немногословные ответы, в которых говорилось, что он тоже страдает от боли в суставах, но я боялся, что, за исключением этого недомогания, у нас не осталось ничего общего.

Однако в прошлую среду я, к своему удивлению, получил от него телеграмму следующего содержания:

«Приезжайте немедленно, если вам удобно; если же нет, то все равно приезжайте. – Ш. X.»

В моем возрасте я отвык от таких внезапных поездок и сначала рассердился, но потом подумал, что Холмс никогда не посылал за мной без надобности. Я пожалел по поводу того, что в сельской местности еще очень мало телефонов, и послал по телеграфу ответ, в котором сообщал, что выезжаю.

Какой бы короткой ни была эта поездка, для восьмидесятилетнего старика она представляет значительную трудность, поэтому ко времени прибытия в Истборн я был почти полностью лишен сил. Я нанял кеб, чтобы он провез меня пять миль до дома Холмса возле деревни Фулворт.

Меня приняла его экономка.

– Мистер Холмс сейчас осматривает своих пчел, – сказала она. – Если вы расположены немного отдохнуть, он вернется к чаю.

Она провела меня в комнату. Я снял пальто, ботинки и лег на кровать прямо в одежде, решив несколько минут отдохнуть, а затем отправиться на поиски Холмса к ульям, но тело мое так не считало, и вскоре я уже крепко спал.

Когда экономка разбудила меня, я сначала не мог понять, где нахожусь. Солнце уже садилось, и вся комната была озарена багровым сиянием. Служанка зажгла лампу и принесла таз с кувшином.

– Мистер Холмс просит вас пройти в его кабинет, сэр. Чай почти готов, – сказала она.

Я и думать забыл, как много лондонских удобств мы считаем чем-то самим собой разумеющимся, например электричество и водопровод. Можно было представить, что я вновь оказался в старые добрые времена на Бейкер-стрит.

Впечатление, что я нахожусь в другом времени, усилилось, когда я вошел в кабинет, так как Холмс перевез сюда большую часть мебели из нашего жилища и расположил предметы приблизительно так же, как они располагались и там.

Столик для химических опытов стоял в углу, возле стола побольше, с сосновой крышкой, прожженной кислотой. Тот же старый диван, с новой обивкой, но по-прежнему усеянный бумагами, и мое старое кресло, стоящее возле камина, к доске которого складным ножом были приколоты письма. В ведерке для угля лежали сигары, а в старой персидской туфле, вне всякого сомнения, продолжал храниться крепкий табак.

Единственными знаками перемены времени и места можно было назвать соломенную крышу над головой, корешки справочников на полках и патриотические инициалы G. R., выбитые пулями на оштукатуренной стене.

– А, Уотсон! – приветствовал меня Холмс, когда я вошел в комнату. – Я едва узнал вас. Вы стали таким же худым, как и в день нашего знакомства, пять десятилетий тому назад.

Это была правда. В последнее время я, на протяжении большей части своей жизни остававшийся довольно грузным человеком, похудел и стал почти таким, каким вернулся из тропиков после ранения и брюшного тифа.

– Но вы, Холмс! – воскликнул я. – Вы совсем не изменились!

Знакомые черты стали немного отчетливей, лоб несколько выше, а тело, облаченное в пурпурный халат, несколько стройнее, но не более. Кроме того, Холмс, всегда бывший человеком бледным, так и сиял румянцем, словно двадцатилетний.

– Как великолепно вы выглядите!

– Мне пошла на пользу сельская жизнь.

Экономка внесла поднос и поставила его на стол.

– Если вам ничего больше не нужно, мистер Холмс, – сказала она, – то я пойду. Завтра у меня выходной, увижусь с вами в пятницу утром. Я положила ваш завтрак и холодный обед в холодильник. Вам точно ничего больше не нужно к чаю?

– Да, спасибо, миссис Мертон. Мы справимся и сами.

Холмс посмотрел на меня.

– Как видите, в последние годы жизни я перенял обычай рабочего класса пить чай вместо ужина. Но здесь поблизости есть прекрасная таверна, где мы завтра сможем пообедать.

После этого мы принялись за прекрасную закуску, приготовленную миссис Мертон – шотландский вальдшнеп, бутерброды с маслом, тонко нарезанная ветчина и печенье. Когда Холмс передавал мне тарелку, рукав его халата сполз и обнажил руку, испещренную бесчисленными отметинами, красными и темными точками, словно от уколов.

– Мой дорогой Холмс!

– Пустяки, – сказал он, опуская рукав.

Я осмотрелся в поисках знакомой шкатулки.

Он рассмеялся.

– Ах, Уотсон, вы боитесь, что я снова принялся за свою старую привычку. Нет, это не отметины, оставшиеся после иглы. Это всего лишь воспоминание о моих друзьях-пчелах.

– Но их так много, Холмс!

– Вот потому, Уотсон, – сказал он, – я и вызвал вас. Как вам известно, в последние тридцать лет – а это больше, чем моя практика в качестве частного детектива – я занимался пчеловодством. Пчелы – любопытнейшие создания, целиком преданные своему сообществу. Сохранение улья для них важнее жизни отдельных индивидуумов. Отдельные пчелы умирают, но улей продолжает жить.

Сначала я занимался систематическим изучением методов пчеловодства, и результаты моих исследований я обобщил в «Практическом справочнике по пчеловодству с некоторыми соображениями по выбору матки». Затем я обратил внимание на различные вещества, производимые пчелами. Вы можете вспомнить, как я посылал вам свои монографии об опасностях меда как пищи для младенцев и об использовании воска при производстве мазей.

– Да, они оказались довольно полезными в моей практике, – сказал я. – Жаль, что книги вышли таким малым тиражом.

– Медицинские авторитеты нелегко принимают новые идеи, – сказал Холмс. – Итак, потом я исследовал маточное молочко – вещество, которым пчелы кормят своих личинок и матку. Я был убежден, что эта субстанция влияет на срок жизни, так как матка, или их царица, ничем больше не питаясь, живет три года, тогда как рабочие пчелы, которые едят его только в первые два дня, живут шесть недель. Я проводил различные эксперименты. Я даже ел его сам и мазал им тело. Но кроме определенной гладкости кожи ничего не добился. Качества, которые приводят к таким удивительным последствиям у пчел, почти никак не действуют на человека.

– Я удивлен, вы занимались вопросами долголетия, Холмс? Мне помнится, что после того случая с хромым человеком вы высказали свою неприязнь к экспериментаторам, которые стараются исправить природу. Так можно упасть и гораздо ниже начального уровня, как вы заметили. «Лучшие представители человечества могут обратиться в животных, свернув с прямой дороги, уготованной им судьбой... Материальное, чувственное, мирское увеличит срок их бесполезной жизни. Но этим они оставляют в стороне духовное. Это такое выживание, которое лишает человека его лучших качеств».

– Когда это я был поборником духовности? – сухо спросил Холмс. – Да к тому же я говорил это двадцать лет назад. С тех пор мое мнение несколько изменилось, особенно когда это касается моего собственного долголетия.

– Понимаете ли, Уотсон, – продолжил он серьезным тоном, – я верю, что мои умственные способности еще потребуются миру.

– Понимаю, – сказал я, подумав о том, что мой друг всегда отличался некоторым эгоизмом. – Но в последние двадцать лет вы даже и носа не высовывали отсюда. Казалось, вы были довольны тем, что мир справляется и без вас, особенно после мировой войны. Откуда такая перемена во взглядах?

– Мне кажется, мир сейчас находится на грани новой войны.

– Конечно же нет!

– Да, Уотсон, да. И за этим стоит такая злобная и дьявольская воля, какой мир не видывал с момента смерти профессора Мориарти у Рейхенбахского водопада. Я еще понадоблюсь, Уотсон.

– А при чем тут укусы пчел, Холмс?

– Несколько лет тому назад, когда ревматизм особенно допекал меня, я вышел посмотреть на свои ульи. Я так привык к пчелам, что почти никогда не пользовался сеткой. Но в тот день из-за боли в суставах я двигался неуклюже, пчелы растревожились и покусали меня. Позже я заметил, что, когда места укусов воспалились и покраснели, ревматическая боль исчезла.

С тех пор я старался, чтобы пчелы жалили меня ежедневно, и стал таким, каким вы видите меня сейчас.

Он протянул руку, для того чтобы я ее осмотрел. Длинные пальцы были стройными и прямыми, без малейших признаков покраснения, опухания или скручивания, что характерно для ревматизма.

– Это удивительно, Холмс! – сказал я. – Но зачем вы вызвали меня? Вы же знаете, что я не занимаюсь медициной вот уже десять лет.

– Я хочу, чтобы вы помогли мне в одном эксперименте, Уотсон. Я не могу надолго уезжать из дома, так как нужно, чтобы пчелы меня кусали каждый день. Для этого требуется огромное количество пчел, так как каждый раз их брюшко отрывается вместе с жалом и они умирают. Кроме того, это больно. Я изобрел метод извлечения пчелиного яда, не повреждая пчел. Это долгий и сложный процесс – позволять им жалить себя гораздо легче. Так что я попробовал вводить себе месячный запас яда, и оказалось, что это равноценно тридцати дням обычного ужаливания, хотя обнаружились некоторые побочные эффекты.

Сейчас я приготовил запас яда на два года и хочу ввести его себе в течение двух дней. Потому мне нужно, чтобы за мной присматривал медик, которому я мог бы доверять и который мог бы записать результаты эксперимента.

С этими словами он вынул из кармана халата коробочку с двумя шприцами для подкожных инъекций.

– Мой дорогой Холмс, – запротестовал я. – Такой эксперимент, вне всякого сомнения, очень опасен.

– Я решился, Уотсон, и пойду на это невзирая на ваше согласие. Так вы поможете мне?

Мне ничего не оставалось, как согласиться.

Он закатал рукав.

– У меня может начаться жар или небольшой горячечный бред. Не пугайтесь. Я буду благодарен вам, если вы запишете все симптомы в той записной книжке, которая лежит на столе. Вторую порцию введите мне утром, – сказал он, протягивая мне один из шприцев.

Другой он взял сам, прикрепил к нему тонкую иглу и вонзил ее в левую руку, нажимая на шприц. Я отвернулся и посмотрел на упомянутую записную книжку. Когда я повернулся обратно, на щеках Холмса уже выступил румянец.

– Начинается жар. Пожалуй, я прилягу.

Я проводил его в спальню. Второй шприц я положил на столик и придвинул к кровати кресло, думая о том, что уже слишком стар, чтобы бодрствовать всю ночь. Когда Холмс снял одежду, я увидел, что его левая рука опухла и покраснела, раздуваясь буквально на глазах. На щеках и по всему телу выступили красные пятна, и появились капельки пота. Он начал задыхаться.

– Окно, Уотсон, откройте окно! – крикнул Холмс.

Я поспешил выполнить его просьбу.

– Я должен бороться, – сказал Холмс. – Никто другой не может остановить его. Вы не покинете меня, Уотсон. Вы всегда мне помогали. Защищайте улей. К несчастью, королева должна умереть.

– Королева умерла в 1901 году, – сказал я.

– Новые королевы умирают, все, кроме одной. А затем рой. Защищайте улей! Защищайте улей! В полет! В полет!

Он начал метаться, я забеспокоился, как бы он не упал с кровати. Я осмотрелся в поисках какого-нибудь успокоительного средства. Но после нескольких бредовых выкриков он успокоился и заснул, тяжело дыша.

Я записал все, что с ним случилось, в книжку, заметив, что там уже были описания предыдущих экспериментов с пчелиным ядом. Я просматривал их, пока не почувствовал, что засыпаю, сидя в кресле.

Проснулся я с тяжелой головой от пения петуха. Я опять не сразу пришел в себя. Мне потребовалось некоторое время, чтобы осознать, где я нахожусь и почему сплю в кресле. Я посмотрел на своего пациента и сжался от страха. В глазах у меня потемнело, а волосы встали дыбом.

– О Боже! – моему взору предстало ужасное зрелище в кровати, где я в последний раз видел своего друга Холмса. От головы до ног все это представляло собой кишащую черно-желтую массу тысяч и тысяч маленьких пчел.

Я продолжал смотреть, не в силах даже пошевелиться. Пчелы начали разлетаться, кружась по комнате, пока не образовали вытянутый силуэт, висящий в воздухе над кроватью. Сердце мое ушло в пятки, когда я увидел, что кровать пуста.

Жужжание усилилось, и я подумал, что схожу с ума. Затем я различил в мельтешении пчел знакомый профиль. Жужжание пчел обрело интонации хорошо знакомого мне голоса:

– Игра продолж-ж-жается. Идемте за мной, Уотс-с-сон, – сказал рой.

И пчелы вылетели в окно.

Я встал и долго смотрел им вслед. Затем, не спеша взял шприц со столика.


Гэйри Алан Руз
Преимущества коллектива

– Что за чушь вы несете! – воскликнул я. – Кто-то похитил вашего призового пит-терьера, а через два часа, словно раскаявшись, вернул?

Мой друг Шерлок Холмс окинул меня неодобрительным взглядом, но ничем другим не высказал своего отношения к моему взрыву негодования.

– Итак, лорд Фартингтон, – сказал он нашему благородному клиенту, – расскажите нам, пожалуйста, подробности происшедшего.

Лорд Десмонд Фартингтон поерзал на неудобном стуле, стоявшем в нашей лондонской квартире, и недовольно надул свои аристократические губы.

– Хорошо, господа. Как я уже говорил, это произошло вчера вечером. Я вернулся из парламента рано, когда меня еще не ждали, потому что заседание отменили из-за отравления в Карлтон-клубе. Ужасный случай! Но когда я пошел в свой собачий питомник, расположенный за домом, чтобы повидать Аполлона, то увидел, что его нет.

– Вы уверены, что животное не отошло куда-нибудь само по себе? – поинтересовался Холмс.

– Да, уверен. Двор был заперт и охранялся, как, впрочем, и внешние ворота.

– Понятно, – сказал Холмс. – Вы расспросили слуг?

– Да, сразу же, – ответил Фартингтон. – Но все они клялись, что ничего не знают об исчезновении собаки.

Я записал его слова в блокнот и не смог удержаться от вопроса:

– А вы доверяете своим слугам?

Лорд Фартингтон уверенно кивнул.

– Да, доктор Уотсон, я доверяю им. По крайней мере относительно этого случая. Я решил оповестить полицию, но так как не очень хорошо себя чувствовал, то решил сначала немного полежать, чтобы восстановить силы. Когда я встал через два часа, то случайно выглянул из окна своей спальни, расположенной на втором этаже. Оттуда питомник виден лучше, чем с первого этажа, потому что там вид заслоняет кустарник. И вот я увидел, как два неких типа бандитской внешности ведут моего Аполлона. Они впустили его в конуру и закрыли задвижку, затем тихо убрались прочь.

– Поразительно! – воскликнул я. – А вы не стали кричать... угрожать им каким-либо способом?

– Поверьте мне, доктор Уотсон, я начал было кричать, но что-то в их взгляде и манере поведения показалось мне очень странным, так что все слова застряли у меня в горле.

– Но, – вмешался Шерлок Холмс, – вы все-таки обратились в полицию?

– Да, да, мистер Холмс, – отозвался лорд Фартингтон. – Но там посмотрели на меня, как на слабоумного. Какие я мог предъявить доказательства совершенного преступления? Ведь я видел всего лишь – если это только не была галлюцинация, – как мою собаку возвращали на место, а не крали. Но я уверен, что за этим кроется чей-то злой умысел.

Холмс кивнул в знак согласия и поднял ладони к лицу, соединив выпрямленные пальцы вместе, и задумался.

– Если это галлюцинации, то, кажется, возникла эпидемия таких видений. Этим утром я прочитал в газете о двух подобных «кражах», где украденные объекты были таинственным образом возвращены.

– Что же это может быть, Холмс? – спросил я.

Холмс встал и прошел к двери, снимая с вешалки пальто и шляпу.

– Это значит, мой дорогой друг, что мы должны сопроводить лорда Фартингтона в его дом, и немедленно. Замышляется что-то недоброе, и на месте преступления мы можем найти ответы на ваш вопрос.

Частный экипаж лорда Фартингтона оказался более чем просторен для всех нас, и мы направились в нему в Вест-Энд. Вечер выдался несколько тусклым, и все предметы казались желтоватыми, но в остальном все было как обычно.

Лорд Фартингтон сам провел нас по дому, позволив Холмсу собственными глазами посмотреть на собачий двор из окна второго этажа. Однако Холмса более интересовал непосредственный осмотр места происшествия, и он пожелал пройти туда немедленно. Оказавшись на месте, он осмотрел ворота, замки, дорожки, высокую ограду, окружавшую частную собственность. Его орлиный взор не упускал ни одной мельчайшей детали.

Все это время пит-терьер лорда Фартингтона по кличке Аполлон недовольно ворчал и угрожающе лаял, следя за каждым нашим шагом. Взгляд Холмса остановился на самой собаке.

– Скажите, лорд Фартингтон, – сказал он. – Он всегда так себя ведет по отношению к незнакомым?

– Да. Даже слугам приходится быть с ним осторожными. Обычно я сам кормлю его.

– Но все же он позволил двум чужакам забрать себя и привести обратно, не издав ни звука?

Лорд Фартингтон пощипал подбородок.

– Да, действительно. Как странно! Он выглядел вполне смирным, когда его привели обратно.

– Значит, вы предполагаете, – сказал я Холмсу, – что его забрал человек, которого он хорошо знал?

– Это, конечно, только предположение, – ответил Холмс. – Но ему также могли подбросить отравленное мясо с усыпляющим веществом. Лорд Фартингтон, кто побывал здесь со вчерашнего вечера?

– Ну, разве что только я сам. Я строго запретил слугам шнырять здесь, чтобы они ничего не испортили.

– Разумные меры, – похвалил его Холмс. – Со вчерашнего дня дождя не было, и по следам я вижу, что вы приходили сюда и уходили по вымощенной камнем дорожке. Следовательно, вот эти две пары следов, которые ведут в грязь, должны принадлежать тем людям, которых вы видели.

– Значит, мне это не привиделось, – сказал лорд Фартингтон.

– Едва ли это могло вам привидеться, – Холмс склонился пониже, чтобы разглядеть отпечатки. Его обычно спокойные черты неожиданно исказились от удивления и едва сдерживаемого возбуждения.

– Уотсон, вы только посмотрите!

Я склонился рядом с ним и посмотрел на следы, но не увидел ничего примечательного. Мой растерянный взгляд, должно быть, позабавил Холмса. Понизив голос до шепота, он сказал:

– Бедный Уотсон, я не должен был ожидать, что вам это известно, но два дня тому назад инспектор Лестрейд хвастался мне, как он удачно расследовал дело благодаря необычным отпечаткам башмаков. Он весьма гордился проделанной работой и позаботился, чтобы владелец этой обуви угодил за решетку.

– Боюсь, я все еще ничего не понимаю, Холмс, – сказал я.

– Но не намного меньше меня, – сказал он самокритично. – Смотрите сюда: вот отпечаток подошвы правого ботинка – видите необычный разрез, похожий на букву У? А вот здесь, на левой подошве, уголок пятки оторвался, и теперь наружу торчит небольшой гвоздик. Я со всей ответственностью мог бы утверждать, что второй такой пары ботинок нет во всей Англии.

– Вы хотите сказать, что их будет легко найти?

– Возможно, ведь я уже видел их. Эти ботинки мне с гордостью показывал инспектор Лестрейд два дня тому назад. В настоящее время они находятся в тюремной камере Скотланд-Ярда, где еще пробудут с неделю!

– Но, Холмс! – запротестовал я. – Ведь это невозможно!

– По крайней мере достойный вызов, – пробормотал Холмс. – Так, а это что?

Холмс вынул из кармана перо и его острием поддел небольшой предмет, вдавленный в почву под отпечатком подошвы. Он поднял его, и я увидел, что это спичка, сломанная в двух местах и похожая на букву Z.

– Да, Уотсон, это нам поможет. Существует один мелкий жулик, который ломает спички подобным образом. Его зовут Эдди Мэнглз, и, мне кажется, я знаю, где его искать.

– Что это? – спросил лорд Фартингтон. – Вы что-то обнаружили?

– Да, сэр, – уверил его Холмс. – И, боюсь, гораздо больше, чем ожидал. Но я вам обещаю, что мы доберемся до сути этого дела, и очень скоро!

Не желая подвергать лорда Фартингтона и его кучера опасностям или в крайнем случае скуке, Холмс и я отправились в путь в наемном кебе. Когда мы достигли нашей цели – трехэтажного здания на Броад-стрит, была уже почти ночь. Вывеска гласила, что это гостиница «Павлиний хвост».

– Я слышал об этом заведении, Холмс, – сказал я. – И боюсь, оно не пользуется хорошей репутацией.

– Ваш страх вполне обоснован, – отозвался Шерлок Холмс. – Таверна на первом этаже служит местом сборищ для большого числа первоклассных лондонских преступников и мошенников, а женщина, содержащая комнаты на верхних этажах, разыгрывает роль добродушной хозяйки перед различными джентльменами, которым следовало бы быть более осмотрительными.

– Так-так. А Эдди Мэнглз тоже посещает это место?

Холмс вышел из кеба вслед за мной и засунул руку в карман в поисках монет для расплаты.

– Да, посещает, и мне кажется, он замешан в этом таинственном происшествии. Обождите, Уотсон! Смотрите! Я уверен, что это он вон там!

Холмс сказал это требовательным, хотя и по-прежнему тихим голосом, поэтому я немедленно посмотрел в том направлении, куда он указывал. Кто-то и в самом деле вышел из боковой двери «Павлиньего хвоста» и направился в аллею, тянущуюся вдоль здания. Видимость была плохая, но я заметил троих мужчин, двое из которых держали носилки. На носилках лежало нечто, прикрытое простыней.

– Холмс, скажите ради Бога, – прошептал я, – что это? Тело?

– Если нет, то очень походит на него.

Холмс поднял руку, призывая кебмена придержать коня, и пристально наблюдал за подозрительной троицей. Носилки были проворно погружены в некое подобие торгового фургона, стоявшего в аллее. Двое сели внутрь, а третий занял место кучера и взял в руки поводья.

Холмс открыл дверь кеба, в котором мы приехали.

– Быстро, Уотсон, – мы должны следовать за ними. Кучер, поезжайте за этим фургоном.

Кебмен прекрасно справлялся со своим заданием, и вскоре мы выехали на улицу возле доков в Ист-Энде, напротив, по всей видимости, заброшенного склада. Холмс остановил экипаж на краю квартала, расплатился с кебменом и отослал его, чтобы тот не привлекал внимания.

Мы видели, как впереди нас люди выгрузили носилки из фургона, осветившегося неясным светом, который погас, как только дверь закрыли. Потом мы заняли удобный наблюдательный пост за грудой ящиков в переулке напротив здания и принялись смотреть и ждать. Ждать и смотреть. Признаюсь честно, эта сторона деятельности Холмса меня никогда особенно не привлекала.

Прошло около часа, и даже Холмс начал беспокойно ерзать на месте.

– Уотсон, давайте рискнем. Если нам удастся найти открытое окно...

Но едва с его губ сорвались эти слова, как дверь склада бесшумно открылась, и из него вышли два человека с носилками, они быстро погрузили их обратно в фургон. Затем неожиданно вышел третий человек с двумя новыми помощниками, которые несли вторые носилки, на которых тоже, судя по всем признакам, лежало человеческое тело, накрытое покрывалом. Эти носилки погрузили в крытую повозку, и оба эти транспортных средства быстро поехали в противоположных направлениях!

– За каким нам следовать, Холмс?

– Ни за каким, Уотсон. Оба они скроются, пока мы поймаем кеб. Кроме того, я уверен, что разгадка кроется внутри здания.

Мы осторожно пересекли улицу, приблизившись к двери склада. Потом постарались заглянуть внутрь через несколько окон, но все они были закрашены изнутри черной краской. Ничего иного не оставалось, как пробираться внутрь.

К счастью, петли не скрипнули, когда мы открыли дверь и проскользнули в здание. И снова мы заметили мерцающий свет, который наблюдали до этого, хотя и не могли никак определить его источник. Казалось, он исходит сразу из нескольких секторов, на которые это здание было разделено.

Огромное помещение, представшее перед нами, выглядело точно так, как и должен выглядеть заброшенный склад. Несколько покрытых пылью ящиков и какие-то предметы, валяющиеся на полу. Я был уверен, что мой друг Шерлок Холмс видит гораздо больше, чем я, но для меня все казалось вполне обычным. За исключением, конечно, этого жутковатого сияния, которое манило нас, словно мотыльков на огонь. Оставалось только надеяться, что исход не будет столь же плачевным.

Холмс шел впереди, как всегда заинтересованный, но все же осторожный и слегка взволнованный. Свернув за первую перегородку, мы услышали рычание, которое сначала показалось знакомым, но потом нас удивило, потому что это не был один рык, а сразу несколько.

– Так-так, – произнес Холмс, осторожно приближаясь к ряду из шести клеток, аккуратно выстроенных вдоль стены. – Как я вижу, Аполлон не такая уж и редкая собака.

– Боже мой! – сказал я. Перед нами сидели и рычали шесть совершенно одинаковых пит-терьеров, все настолько похожие на собаку лорда Фартингтона, как будто бы они были из одного помета. – Не кажется ли вам, что собака Фартингтона была заменена одним из этих существ?

Холмс как-то странно и задумчиво улыбнулся.

– Нет, Уотсон. Я осмелюсь высказать предположение, что лорд Фартингтон действительно получил обратно своего Аполлона.

– Тогда что же это за «подделки»?

– Подделки не то слово, – ответил Холмс, внимательно изучая животных. – Но что бы за этим ни скрывалось, мне кажется, ответ находится за другими перегородками.

Собравшись с духом, мы двинулись дальше по обширному складу. Завернув за вторую перегородку, мы стали свидетелями самого странного зрелища, какое я когда-либо видел.

Это походило на кошмарный вариант лабораторного оборудования, которым так увлекался Холмс, увеличенного до гигантских размеров и совершенно невероятных форм. Там стояли ряды за рядами необычайно больших стеклянных банок, заполненных металлическими кругами, излучающими янтарное сияние. Огромная панель управления с циферблатами и рычагами соединялась с ними и другими приспособлениями посредством утолщенного телеграфного провода или кабеля, какой использовался в новых электрических системах Свана и Эдисона.

С потолка свешивались три кристаллических цилиндра, наполненных дымчатыми газами, с зеркальными поверхностями по обеим сторонам. Они, казалось, были сфокусированы на небольшой трехгранной платформе, боковые стороны и верх которой были разрисованы параллельными полосами с интервалом в один дюйм. Точно такая же платформа стояла чуть поодаль и на ней тоже были сфокусированы кристаллические цилиндры, и все это соединялось с панелью управления мириадами проводов и кабелей.

– Клянусь, это выглядит, словно лаборатория самого дьявола, – предположил я. – Какая же невиданная сила на земле может служить источником энергии этого не имеющего подобия оборудования?

– Лучше было бы спросить «какая сила в земле?»

Холмс подошел к одному концу огромного склада, где пол был вскрыт.

Массивные кабели тянулись от контрольной панели к вырытой в земле яме – настолько глубокой, что я не мог разглядеть дна. Мне показалось, будто я слышу шипение паровых цилиндров далеко-далеко под нами, но я не был уверен.

– Что вы скажете об этом, Холмс?

– Возможно, некий вид геотермальной энергии от горячего подземного источника. Но должен признаться, что я не понимаю использованного здесь принципа.

В этот момент неожиданно сзади раздался голос.

– Вы неплохо соображаете, сэр. Гораздо лучше, чем большинство ваших современников, осмелюсь сказать.

Холмс резко повернулся, я несколько более медленно. На нас смотрели около дюжины мужчин с разнообразным оружием в руках, явно криминального вида, чья внешность представляла резкий контраст с хорошо одетым человеком, возглавлявшим их. Он выглядел немного полноватым, был в шляпе-котелке, которая казалась на несколько размеров меньше его кудрявой головы. На носу торчали очки в тонкой оправе, а густые усы и борода почти закрывали красные губы.

– Предполагаю, – продолжил человек, – что даже незваные гости заслуживают того, чтобы им представились, особенно если это знаменитые Шерлок Холмс и доктор Уотсон...

Холмс кивком головы признал его правоту.

– А вы кто такой, сэр?

– Сильвестр Роузварн, профессор физики и любитель-инженер, интересующийся некоторыми практическими дисциплинами. Могу добавить также: тот, кто захватил вас в плен.

Холмс вроде бы не заметил этой угрозы, с восхищением рассматривая окружавшее его оборудование.

– Мне кажется, вы сами изобрели эти превосходные устройства?

Профессор Роузварн с гордостью выпятил грудь.

– Вам нравится, не правда ли? Я так и думал. Интересно, понимаете ли вы в полной мере, что это такое?

– Я не собираюсь заявлять, будто понимаю внутреннее строение этих механизмов, – ответил Холмс, – но могу сделать вывод, что они служат для редупликации материи. В частности, с их помощью можно получать точные копии предметов, таких, например, как ботинки рабочего или пит-терьер аристократа.

– Вы шутите, Холмс, – возразил я.

– Нет, я говорю правду.

– Вы совершенно правы, – сказал Роузварн. – Нетрудно было догадаться про собак, но как вы узнали про ботинки?

– Во дворе у лорда Фартингтона я увидел свежие следы той пары ботинок, которая, как я знаю, сейчас находится под замком в полиции.

– Что! – профессор Роузварн резко выпрямился и повернулся к бандитам, стоявшим слева от него. – Росс, разве я не приказал тебе избавиться от всех ботинок, после того как мы закончим проверку устройства?

Тот, кого назвали Россом, съежился от страха и нервно заморгал, глаза его забегали.

– Я так и сделал, сэр! Так и сделал!

– Как?

Росс струсил, словно собака, стегнутая кнутом.

– Ну... я отдал пару своему дружку, Эдди Мэнглзу, а остальные... остальные продал в лавку подержанных вещей за углом.

– Такова подоплека дела Лестрейда, – сказал Холмс, усмехнувшись.

– Мы обсудим твое поведение позже, Росс.

Профессор Роузварн повернулся к Холмсу, обратившись к нему более спокойно, но все же довольно грозно.

– Итак, я вижу, что у нас только один стул для наших нежданных гостей. Нужно вспомнить о приличных манерах. Давайте исправим эту оплошность, а заодно и продемонстрируем прославленному мистеру Холмсу наше устройство в действии. Росс, поставь этот стул на передатчик!

– Есть, сэр! – Росс торопливо подбежал к стулу. Это был обычный деревянный стул, в меру прочный, не очень изысканный, но для сидения пригодный. Росс поставил его на первую из двух трехгранных платформ, прямо в ее центр.

Все еще находясь под прицелом оружия, мы с Холмсом смотрели на то, как профессор Роузварн подошел к причудливо сконструированной панели управления и начал нажимать кнопки, поворачивать ручки и двигать рычаги. Откуда-то из глубины донеслось ритмическое шипение цилиндров парового двигателя; оно все убыстрялось и становилось громче.

Пританцовывая у панели управления и дергая за рычаги, Роузварн, с его грузным телом и тонкими ногами, походил на лягушку. Но когда гул усилился, наше внимание привлекли наполненные газом цилиндры, свешивающиеся с потолка. По всей вероятности, они были подключены к источнику электрического тока, так как по их внешней поверхности побежали искры, похожие на быстрых, изворотливых змеек. Они, скорее всего, и вызвали реакцию внутри цилиндров, которые засветились уже немного другим цветом.

Теперь из зеркальных поверхностей по бокам цилиндров исходили лучи энергии, превращающиеся в ослепительное сияние, окутавшее стул на первой платформе. Мне показалось, что свет настолько силен, что я могу видеть стул насквозь, различая его внутреннюю структуру.

Мгновением позже тот же самый процесс повторился и со вторым набором цилиндров, хотя мне послышалось, что гул от их работы был несколько иным. Они сфокусировали лучи на пустой платформе, поверхность которой засияла так, что мне пришлось зажмуриться, чтобы не повредить зрение.

Через несколько секунд сияние ослабло и загадочное свечение внутри цилиндров стало постепенно угасать. Когда мои глаза немного привыкли к нормальному освещению, я, к своему удивлению, увидел на второй платформе точно такой же стул, какой стоял и на первой.

– Чудо из чудес... – прошептал я.

– Замечательно, – сказал Шерлок Холмс. – Весьма впечатляет.

– И вполне функционально. Им можно пользоваться, – добавил Роузварн, – по крайней мере когда я стабилизирую его молекулярную структуру.

Профессор дернул рычаг контроля управления, и второй стул осветился зелеными лучами, исходящими из тяжелого на вид ящика, висевшего точно над второй платформой. На миг дерево стула заискрилось, но затем зеленые лучи погасли.

Подручные Роузварна поднесли нам стул-оригинал и его дубликат, усадили на них и крепко-накрепко привязали веревками. Все это время профессор расхаживал вокруг нас со все большим возбуждением.

Холмс спросил его:

– Я предполагаю, что этих собак вы собираетесь продать другим джентльменам-любителям?

– Конечно. Призовые пит-терьеры приносят немалый доход, если знать, где их можно продать без лишних вопросов. Мне нужны деньги для продолжения экспериментов. Очень много денег. Ведь, как известно, британское правительство не финансирует то, что, по его мнению, является безумными идеями.

Холмс приподнял бровь, снисходительно посматривая на профессора.

– А разве не было бы проще делать дубликаты монет или золотых слитков?

Профессор остановился напротив Холмса и оделил его презрительным взглядом.

– Проще? Проще? О мой Бог, конечно, это было бы проще! Есть только одно небольшое затруднение, дорогой мистер Холмс. Эта чертова машина не будет работать с золотом или с каким-либо веществом, атомный вес которого превышает 186,22.

– Неужели?

– Да, это правда!

– Хм-м... – задумался Холмс. – А как вы думаете, почему?

– Почему? Почему? – щеки Роузварна окрасились в густой красный цвет. – Ну, понимаете ли, если бы мы знали ответ, то это уже не было бы проблемой!

– Предполагаю, что нет.

Роузварн торопливо посмотрел на свои карманные часы.

– А теперь, мистер Холмс, несмотря на то, что мне очень приятно вести с вами беседы теоретического характера, разговор этот меня принуждают прервать насущные деловые вопросы. Итак, надеюсь, вы простите меня за то, что мы вас покинем. Вернемся утром, и тогда же решим, как лучше поступить с вами обоими.

– Я бы мог сопровождать вас, – скромно заметил Холмс. – Но, боюсь, мы с доктором находимся в несколько стесненном положении.

Профессор Роузварн раздраженно фыркнул, затем повернулся и направился к двери, приказав своим людям следовать за ним. Вскоре они все ушли, и на складе, превращенном в лабораторию, вновь воцарилась тишина.

После нескольких бесплодных попыток освободиться я спросил:

– Что нам теперь делать, Холмс?

– Никогда не впадайте в панику, Уотсон. Это всего лишь временная задержка. Но нам нужно спешить, если мы собираемся помешать злому умыслу.

– Вы теперь знаете, что они затевают?

– Немного. Чтобы узнать больше, мне нужно освободиться и провести расследование. – Тут он к чему-то прислушался. – Мне кажется, они теперь далеко.

Я наблюдал за тем, как Холмс стал извиваться всем телом, делая резкие рывки и все время подаваясь влево. Каждый раз стул ненамного отрывался от пола и опускался приблизительно на дюйм от того места, где стоял раньше. Не прошло и нескольких минут, как ему удалось развернуть стул по дуге, так что теперь мы сидели спиной к спине. Тут же его длинные проворные пальцы принялись развязывать веревку на моих запястьях с такой быстротой и умением, что и опытный рыбак восхитился бы, глядя на него.

Он действовал вслепую, но через несколько минут освободил мои руки. Теперь я мог отвязать себя от стула и после этого вызволить из пут Холмса. Вскоре мы оба были свободны.

– А теперь, – сказал Холмс, потирая следы веревок на руках, – за работу. Остается надеяться, что после их поспешного ухода остались некоторые улики.

Он тут же начал прочесывать пространство возле разнообразных устройств, панели управления и даже заглянул в яму. Затем он обследовал трехгранную платформу, на которую ставили настоящий стул. Опустившись на четвереньки, он просматривал каждый дюйм платформы и все укромные уголки вокруг нее. Неожиданно он замер. Потом пальцами высвободил некий предмет, застрявший между половицами, и резко вскочил на ноги.

– Вот, Уотсон, улика, которая нам может понадобиться, – заявил он торжественно. – Но она не отвечает на все наши вопросы.

– Что за безделушку вы нашли? – спросил я.

Холмс протянул мне маленький сверкающий предмет.

– Это не безделушка, Уотсон. Это золотая цепочка для часов, на которой выгравирована эмблема Британского общества владельцев железных дорог. Это в высшей степени закрытый клуб, число членов которого ограничено основными акционерами каждой из главных железнодорожных компаний, действующих на территории Англии.

Я боялся, что мой недоумевающий взгляд вызовет раздражение Холмса.

– И что?..

– Как вы не понимаете? Это не просто украденная вещь. Она каким-то образом выпала из карманов человека, которого принесли сюда и вынесли отсюда на носилках.

– О Господи! – выдохнул я, как только понял, о чем он говорит. – Вы хотите сказать, что второе тело, которое, как мы видели, тоже выносили отсюда на носилках, было на самом деле дубликатом первого человека?

– Совершенно верно, – подтвердил Холмс. – А это значит только то, что они похитили ничего не подозревающего владельца железной дороги с места его увеселения и привезли сюда, чтобы сделать копию. Предполагаю, что они намереваются вернуть настоящего джентльмена, чтобы никто ничего не заподозрил, а копию использовать для своего коварного плана.

– Какое злодейство! Но Бог мой, Холмс, – ведь под это описание подходят человек тринадцать – четырнадцать.

– И около дюжины находятся в настоящий момент в Англии, – продолжил он. – И поскольку у нас нет других улик, помогающих раскрыть их планы, то единственное, что мы можем сделать, – это посетить всех джентльменов из общества, выяснить, кто из них потерял цепочку, и спросить, какую курьерскую перевозку или какое важное событие планируют эти люди.

– Но это может занять всю ночь, – возразил я. – А может, и несколько дней.

– Да, это правда, Уотсон. А так как профессор Роузварн торопился, то времени у нас совсем мало.

Я взял в руки стул и собрался запустить его в панель управления.

– Это дьявольская машина!

Холмс быстро остановил меня.

– Да, в каком-то роде. Но она может послужить и нашим спасением. А теперь я хочу, чтобы вы сделали вот что...

Что произошло затем на этом таинственном складе, превращенном в лабораторию, несомненно, было самым странным событием, очевидцем которого мне довелось стать. Я давно предполагал, что Холмс обладает хорошей зрительной памятью, и он в очередной раз продемонстрировал свою феноменальную наблюдательность, повернув рукоятки и нажав переключатели устройства профессора Роузварна точно в той же последовательности, что и его изобретатель за некоторое время до того, сделав только несколько поправок – на его взгляд необходимых.

Когда причудливая конструкция начала разогреваться, сопровождая свое пробуждение шипением поршней паровых двигателей и жутковатым гулом, усиливающимся с каждой секундой, Холмс поместил мои дрожащие руки на два рычага, торчащих из панели управления, и быстро прыгнул в центр первой трехгранной платформы, приготовившись стойко встретить самого повелителя ада, если возникнет такая необходимость.

– Я сделал поправку на разницу между моей массой и массой стула, но все равно это рискованная затея.

Холмс перевел взгляд на цилиндры, нацеливавшиеся на него и заискрившиеся разрядами электрического тока. Когда неизвестный газ внутри них начал светиться, он крикнул:

– Уотсон, тяните рычаги!

Я сделал так, как он приказал – не без дрожи, – и часто заморгал, когда Холмса окутало ослепительное облако. Казалось, вся его одежда тело, даже кости и плоть – все это раскалилось добела.

Затем заработал второй комплект цилиндров, направив свои лучи на вторую платформу. Через мгновение, показавшееся вечностью, я услышал, как Холмс кричит сквозь гул:

– Отпускайте, Уотсон!

Я поднял рычаги и, когда сияние ослабло, увидел, что Холмс стоит не только на первой платформе, но и на второй. Дубликат Холмса мельком посмотрел на первого, затем спрыгнул с площадки и подошел ко мне. Следует признаться, что я отступил на шаг – не столько из страха, сколько из благоговейного трепета.

– Теперь я беру на себя управление, Уотсон, – сказал второй Шерлок Холмс, перехватывая рычаги, которые я только что отпустил. – Мне пришлось бы побывать в дюжине мест в одно и то же время, чтобы раскрыть это дело, значит, так тому и быть!

Получив утвердительный кивок от оригинала, второй Шерлок Холмс продолжил процесс, в котором я побывал ассистентом. Снова жужжание и ослепительное сияние. Через мгновения третий Шерлок Холмс спрыгнул с платформы, чтобы присоединиться ко второму, продолжавшему управлять дьявольской машиной без остановки. Шипение, огонь! Шипение, огонь! Под воздействием этих шумов и вспышек мое сознание начало путаться в окружающей меня действительности, и я не мог уже больше верить своим собственным глазам. Как Холмс это терпел, не могу сказать.

Когда наконец все прекратилось и оборудование замолкло навсегда, я поморгал и потряс головой, словно просыпаясь от тяжелого сна. Но сон не прекратился. Передо мной стояла чертова дюжина Холмсов: оригинал и двенадцать копий. Честно говоря, я не мог отличить, кто из них был настоящим.

– Пойдемте, Уотсон! – сказал хор в унисон. – Нам нужно торопиться.

Мне стало плохо, и я поразмыслил, что бы я посоветовал сам себе, как врач, в такой ситуации, но тут все они направились к двери, словно армейское отделение, все в охотничьих шляпах и плащах с капюшонами.

Я плелся в хвосте четыре квартала, пока они не остановились на углу, где можно было поймать много кебов, и сгруппировались. Один из них – как я догадываюсь, оригинал – выкрикивал команды остальным. Они незамедлительно разделились на группы по одному, по два, по три и останавливали кебы. Оставшийся последним Холмс взял меня за руку и усадил меня в последний ожидающий экипаж.

Под клацанье копыт мы прибыли прямиком в Скотланд-Ярд, где Холмс, сделав несколько предварительных замечаний офицерам и инспекторам, занял позицию у телефона. Там он ждал, пока не прошло минут пятнадцать-двадцать, хотя мне показалось – больше. Когда наконец-то телефон зазвонил, Холмс схватил трубку и стал внимательно слушать. Он быстро поговорил со звонившим и повернулся к нам.

– Мы должны послать отряд на вокзал Юстон! – заявил Холмс. – Похищенный оказался не кем иным, как президентом лондонской и северо-западной железных дорог. Его ключи и секретные пароли теперь в распоряжении профессора Роузварна и его негодяев, а не более чем через час на вокзал Юстон прибудет партия денег из Английского банка, которую собираются отправить в Ливерпуль. Там ее погрузят на корабль, отправляющийся в Дублин.

Один из инспекторов пояснил:

– Жалованье для войск, дислоцированных в Ирландии.

– Не стоит терять времени, господа.

С этими словами мы с Холмсом вышли из здания, сопровождаемые значительным контингентом столичной полиции. На служебных экипажах мы миновали Трафальгарскую площадь, проехали по Чаринг-Кросс-роуд, пересекли Оксфорд-стрит и продолжили путь по Тоттенхэм-Корт-роуд. Поворот направо и еще один поворот налево вывели нас к вокзалу Юстон.

Паровоз уже выпускал клубы дыма, когда мы вышли на платформу. С другой стороны появились охранники из Английского банка, несущие тяжелые чемоданы, их сопровождали чины столичной полиции. Из открытого почтового вагона за ними наблюдали около полудюжины железнодорожных охранников. Некоторые из них, в плохо сидящей форме, показались мне знакомыми. Люди из банка подошли к ним и обменялись паролями, как вдруг железнодорожные охранники заметили наше приближение. Лица их побелели. Они повернулись, чтобы завершить операцию обмена, схватили чемоданы, но банковские служащие, также заметившие нас, стали оказывать сопротивление. Последовала неуклюжая стычка между двумя группами, и, когда полицейские стати их окружать, мнимые железнодорожники бросились бежать, побросав свою добычу.

– Поймать их! – раздался чей-то крик. Нет нужды добавлять, что с таким превосходством в живой силе все шестеро бандитов были очень быстро схвачены.

Холмс присматривал за преступниками, но в то же время успевал наблюдать и за платформой.

– Профессора Роузварна здесь нет. Боюсь, Уотсон, пока мы мешали осуществлению его плана, сам главный злодей от нас ускользнул...


Прошла неделя, и мы снова приехали в Скотланд-Ярд. Холмс считал своим долгом доказать невиновность человека, арестованного Лестрейдом на основании отпечатков ботинок и обвиненного в преступлении, совершенном, скорее всего, Эдди Мэнглзом. Холмс доказал, что это был Мэнглз, не столько очевидными фактами, сколько своей настойчивостью и убедительными рассуждениями. Лестрейд высказал ему скромную благодарность за помощь, но, как я подозреваю, скрепя сердце.

– Вы предотвратили большую ошибку, мистер Холмс, – сказал Лестрейд сквозь растянутые в улыбке губы. – Какая жалость, что профессору Роузварну удалось бежать и что нам не досталось его замечательное оборудование.

– Хотя вашей вины здесь нет, – произнес Шерлок Холмс с такой же любезностью. – Роузварн, должно быть, вернулся на склад и увидел, что мы с Уотсоном исчезли. Хотя часть его людей была задействована в ограблении, другие его пособники разобрали все устройство на части и увезли их. Вернувшись с вокзала, на полу склада я заметил следы фургона. Осталась только паровая машина в яме.

– По крайней мере мы нашли двойника президента железнодорожной компании целым и невредимым, – сказал Лестрейд. – У вас есть какие-либо новости о его состоянии, Уотсон?

– Он вполне освоился, – ответил я. – Они с его, так сказать, «близнецом» уже составили план, по которому поочередно будут приходить на работу и оставаться дома. Им даже понравилось такое положение дел, насколько я полагаю.

Лестрейд захихикал.

– Интересно, а что их жена... думает об этом?

– Жюри еще не решило этот вопрос, – сказал я.

– Но стойте, – прервал меня Лестрейд, – а как же с вашими собственными дубликатами, мистер Холмс?

– Спеша поймать профессора Роузварна, – ответил Холмс, – я опустил последнюю стадию операции – зеленый луч, который стабилизирует молекулярную структуру объекта. Без такой обработки все мои копии быстро рассыпались в течение нескольких часов, оставив по всему Лондону дюжину загадочных и довольно грязноватых лужиц.

Лестрейд закатил глаза и вздохнул.

– Какая жалость.

– Да. И вот снова, – объявил я с гордостью и даже с некоторым облегчением, – на свете существует только один Шерлок Холмс!


Лоуренс Шимел
Приятного аппетита!

Когда я зашел к своему другу Шерлоку Холмсу поздравить его с праздником, передо мной предстало знакомое зрелище. Он развалился на кушетке в красном халате, положив трубки, набитые табаком, на стол справа от себя и свалив все утренние тщательно изученные газеты на пол. И хотя был второй день Рождества, а не третий, и рассматривал он цилиндр, а не сильно поношенную войлочную шляпу, мне показалось, что я снова присутствую при событиях, описанных в моем рассказе «Голубой карбункул».

– А где же, скажите ради Бога, гусь? – спросил я громко, входя в комнату и надеясь, что попытка пошутить рассеет мое чувство неловкости. – Вы ведь не посмели снова съесть его до моего прихода?

Холмс положил шляпу и лупу на деревянный стул рядом с собой и тепло мне улыбнулся.

– Дорогой мой друг, на этот раз кролик, а не гусь, если вы хотите знать. Миссис Хадсон как раз сейчас его готовит. Тем временем ответьте, что вы можете сказать об этой шляпе.

Он дал мне лупу. Я взял в руки цилиндр. Я помнил, как Холмс определил характер Генри Бейкера и то, что с ним произошло, рассмотрев как следует его старую войлочную шляпу, и постарался, как мог, сделать выводы на основании осмотра этой шляпы. Это был обычный во всех отношениях цилиндр, за исключением клочка бумаги, приклеенного изнутри к полям и гласившего: «РАЗМЕР 10/6», и небольшого пятна, по всей видимости, от чая. Я поразмыслил над этими фактами и заявил:

– Это не очень аккуратный человек, и он не заботится о своей внешности. Он купил себе очень элегантную шляпу, но она ему не по размеру и сползает на глаза. Если бы он заботился о впечатлении, которое производит на окружающих, то не стал бы ходить в ней, не очистив такого заметного пятна от чая. Но, конечно, если пятно не возникло в результате драки и он не поспешил убежать, схватив свою испачканную шляпу. Могу я вас спросить, это был праздный вопрос или за этим стоит какое-то преступление?

Я положил шляпу и лупу на стул и ждал, когда Холмс оценит мои догадки.

– Очень хорошо, Уотсон. Вы постепенно избавляетесь от робости в искусстве делать выводы. Однако здесь еще можно сказать следующее: хозяин шляпы невысок ростом, так как угол, под которым было посажено пятно, свидетельствует, что в тот момент шляпа была на голове владельца, а не лежала рядом с ним на столе в ожидании, пока ее обольют. Значит, ваше предположение о драке очень даже правдоподобно. Только этот человек не схватил свою шляпу, перед тем как убежать, иначе бы она к нам не попала. Она найдена в доме некоего мистера Чарльза Доджсона, который в настоящее время отсутствует. Не согласитесь ли вы вместе со мной нанести визит в его дом сегодня, во второй половине дня?

Я дал согласие.

– Хорошо, тогда садитесь и угощайтесь кроликом. Я слышу, миссис Хадсон уже поднимается по лестнице.

– Полиция сказала, что прошло недостаточно времени, чтобы объявить розыск, – сказал Холмс, когда мы шли к жилищу Доджсона, – но по настоятельной просьбе его экономки миссис Багл и ради его малолетней племянницы Алисы, проживавшей вместе с ним, я согласился провести расследование. Должен признаться, меня заинтриговали загадочные обстоятельства исчезновения, о которых она сообщила: хотя ее дядя не ждал никаких посетителей, она нашла эту необычную шляпу, которую вы уже подвергли осмотру, в его кабинете, и увидела, что большое зеркало треснуло, хотя не слышала звуков борьбы или разбивания стекла, а на полу лежал белый кролик со сломанной шеей, судьбой которого мы с миссис Хадсон недавно распорядились по своему усмотрению.

Мы прибыли к Доджсонам, и я размышлял над тем, что поведал мне Холмс, пока миссис Багл приглашала нас пройти в кабинет, где представила нам племянницу Доджсона, Алису. Когда мы вошли, она, подобно другим детям, разговаривала с вымышленными друзьями и угощала их чаем.

– Какие красивые у тебя часы, – заметил Холмс. – Они дядины?

Девочка вынула из кармана часы и показала нам.

– Дядины? Нет, они принадлежат Мартовскому Зайцу.

При упоминании зайца мой желудок начал урчать, и я с опаской подумал о том, не был ли съеденный нами кролик любимцем этой девочки.

– А ты знаешь, что они спешат на пятнадцать минут? – продолжил Холмс, поглядывая на стол, где были расставлены чашки и блюдца.

– Да, – ответила девочка, – он всегда опаздывает и поэтому специально перевел часы вперед, чтобы приходить вовремя.

– А это тоже принадлежит Мартовскому Зайцу? – спросил Холмс, показывая шляпу, которую передала ему миссис Багл.

– Ага! – воскликнула девочка, увидев цилиндр. – Вот он куда подевался. Он принадлежит Безумному Шляпнику. Со вчерашнего дня, когда он потерял свой цилиндр, он просто места себе не находит. Это его единственная шляпа.

– Он пришел выпить с тобой чаю?

– Только так можно заставить его прийти, понимаете, и ему пришлось прийти, чтобы они мне помогли. Им нужно было принести ее с собой.

– Это? – спросил Холмс, указывая на бутылочку, стоявшую на столе. К ее горлышку был прицеплен ярлычок с надписью «ВЫПЕЙ МЕНЯ», выведенной большими буквами. Девочка кивнула.

– А зачем она? – спросил Холмс.

– Она уменьшает того, кто выпьет.

Холмс и глазом не моргнул, услышав такое странное заявление.

– А как сделаться опять большим?

– Вот, – указала девочка на пирожок в стеклянной шкатулке под столом. Наклонившись пониже, я заметил надпись «СЪЕШЬ МЕНЯ», выложенную изюминками.

– Понятно, – сказал Холмс, погружая палец в бутылку и пробуя ее содержимое на вкус, после чего он заметно сократился на два-три дюйма вместе со своей одеждой.

– Все чудеснее и чудеснее, – заявил он после такого преображения. Он задумался на мгновение и продолжил: – На вкус это смесь вишневого пирога, омлета, ананаса, жареной индейки и тянучки.

– И гренков с маслом.

– Да, – подтвердил Холмс, – и гренков с маслом. А зачем Мартовский Заяц и Безумный Шляпник должны были принести тебе эту бутылочку?

Девочка посмотрела на нас с Холмсом, и губы ее задрожали. Довериться она решила Холмсу. Подойдя к нему, она начала:

– По ночам он залезал ко мне в кровать и трогал меня и...

Тут она так горько расплакалась, что вскоре ее окружала целая лужа слез. Я не мог объяснить, откуда она взялась, так как казалось, что все ее тело не содержало столько жидкости. Но Холмс и я видели лужу собственными глазами.

Я хотел погладить и утешить девочку, но, принимая во внимание причину ее слез, воздержался. Холмс перевел разговор на другую тему.

– Какая красивая у тебя кошка.

– Дина? – девочка вытерла нос рукавом и размазала слезы по щекам. – Ну да, она такая хорошенькая. Она так здорово ловит мышей, и если бы вы видели, как она охотится на птичек! Сразу же съест птичку, как только поймает!

– Или человека, – спросил Холмс, – уменьшенного до размеров мыши?

Дина улыбнулась и постепенно исчезла, начиная с кончика хвоста и заканчивая улыбкой, которая висела в воздухе еще некоторое время.


Холмс отнесся ко всем этим странностям гораздо спокойнее меня. Когда мы вернулись на Бейкер-стрит, он заметил:

– Вы могли бы написать в ваших заметках, что он скончался от неправильного пищеварения или от чего-то в этом роде. Вы же доктор.

Улыбнувшись, он отвернулся и принялся за химическое исследование содержимого загадочного пирожка, определяя, сколько ему требуется откусить, для того чтобы вернуть себе свой обычный рост. Ничто не указывало на то, что его шутка – это только повод смягчить неловкость, в отличие от моей утренней попытки. Мне показалось странным, что он не размышляет о природе необъяснимых явлений, свидетелями которых мы стали сегодня днем. Девочка отомстила обидчику, сказал он, и можно закрыть дело за недостатком улик.

Я покачал головой и посмотрел, как он работает. «Не успели мы приняться за завтрак, – составил я фразу, садясь за свои записи, – как он сумел убедить меня по крайней мере в шести невероятных вещах».


Байрон Тетрик
Машина будущего

Хотя моя репутация биографа Шерлока Холмса, запечатлевшего память о его великих деяниях, принесла мне некоторую славу, вместе с ней пришли и неудобства, по прошествии времени отнюдь не ставшие менее ощутимыми. Я не говорю об обязанности записывать малейшие детали всех разговоров, составлять описание места или объяснять мотивы преступлений. Нет, если Шерлок Холмс и научил меня чему-либо, так это обращать внимание на пустяки, составляющие основу нашей жизни.

Не жалуюсь я также и на опасности, сопровождавшие нас с Холмсом на каждом шагу, иногда опережая нас, иногда отставая, но чаще всего идя следом, ожидая, когда же мы допустим роковую ошибку. Честно говоря, мне даже нравилась эта сторона наших дел, хотя не дай Бог об этом узнать моей жене. Мои друзья – ветераны афганской войны и других сражений во славу Британской империи поймут, о чем я говорю.

Дело даже не в том, что во время расследования преступлений Шерлок Холмс постоянно обнажал неприглядные мотивы человеческой деятельности – жестокость и жадность. Как врач я знаю, что в человеке добро смешано со злом и что величайшее чудо – жизнь – продолжается даже тогда, когда тело изнутри подтачивает тяжелая болезнь.

Нет, мои дорогие читатели, бремя мое заключается в том, что я никогда не был откровенен. Внимательные читатели могли бы заметить, что между событиями, описанными в рассказе «Пестрая лента», и его публикацией прошло немало времени, – такая задержка была необходима из-за обещания сохранять происшедшее в тайне. Я часто ссылался и на другие случаи, которые по тем или иным причинам нельзя было представлять на суд публики. Но всегда – назовите это джентльменским соглашением – мы приходили к мнению, что когда-нибудь, когда позволят обстоятельства, все будет рассказано. На самом деле Шерлок Холмс иногда если и не просил меня напрямую, то давал понять, что ему хотелось, чтобы я подробно записывал наши приключения. Не мог же он рассчитывать на мои способности к дедуктивному мышлению!

Но вот я сижу здесь, с пером в руке и знаю, что написанное мною никогда не увидят те, кто с таким вниманием следил за нашими похождениями; что столь необычный и имеющий важное значение случай будет известен лишь немногим его участникам, а между тем он оказал бы огромное отрицательное влияние на будущее всей Англии, не прояви мой друг Шерлок Холмс свои замечательные способности.


Два, казалось бы, не связанных между собой разговора, происшедшие накануне тех самых событий, в немалой степени повлияли на их развитие. Я остановился на Бейкер-стрит, чтобы пригласить Шерлока Холмса на ужин в «Симпсонс», где нас ждал генерал-майор Гарольд Томпсон, мой прежний командир во время службы в Афганистане. Моей жене в последнее время нездоровилось, и она уехала к родственникам, проживающим на берегу моря, оставив меня днем заниматься практикой, а по вечерам ужинать с Холмсом. Холмс сидел в гостиной и, по всей видимости, пребывал в дурном настроении; он даже не соизволил, как обычно, предложить мне виски с содовой. Я отряхнул со своего пальто капли октябрьского дождя и погрелся у огня, ожидая, пока мой друг переоденется для долгой поездки в Стрэнд.

– Уотсон, – сказал он, когда мы сидели в коляске. – Я в течение долгого времени верил, что викторианская Англия представляет собой высочайшее достижение человеческой расы. Мы покорили континенты, установили прекрасный порядок под покровительством британских законов и начали всемирную индустриализацию. Казалось, все собрано воедино, и остается только должным образом организовать функционирование всех частей, что у нас, англичан, получается лучше всех, смею добавить, – и Британская империя вступит в Золотой век своего развития.

– Я вполне согласен с вами, – сказал я и попытался вставить свое замечание, но Холмс продолжал говорить, будто и не слышал меня.

– Тогда что происходит с нашей экономикой? Я провел целых полдня в разговорах со своим банкиром и выяснил, что мои вклады стремительно убывают.

Я понял причину сегодняшнего плохого настроения Холмса, когда он пустился рассуждать о бедственном положении британской экономики: снижение цен на сельскохозяйственную продукцию, профессиональные ассоциации, овладевающие рынками и диктующие свои цены, нехватка ресурсов из-за того, что цены все более и более определяются руководством, а не законами рынка. Казалось, за один вечер Холмс узнал об экономике больше, чем за всю жизнь, так как я никогда не замечал за ним интереса к денежным вопросам.

– Все это похоже на то, что некий злодей пытается меня разорить, – сказал он, наконец-то подойдя к заключению.

Я рассмеялся.

– Ну что вы, мой дорогой Холмс, не станете же вы утверждать это всерьез? Захватить рынки всей империи только ради того, чтобы вы потеряли свои деньги? Вы уж слишком переоцениваете врагов. Мои финансовые дела тоже не так уж хороши.

– Неужели обесценились все ваши ценные бумаги, все вклады и сбережения?

– Нет, конечно же, – ответил я.

– А вот со мной именно это и произошло.


Ресторан «Симпсонс» на Стрэнде издавна был нашим любимым заведением, и его приятная обстановка вскоре успокоила нас, словно всепрощающая жена. Холмс и генерал Томпсон понравились друг другу, обнаружив бесчисленные общие интересы, не говоря уже об искусстве фехтования. Казалось, Холмс позабыл про свои финансы. Ужин был превосходен – жареная дичь с дальневосточным рисом и пара бутылок токайского.

Отужинав и уютно расположившись за тяжелым резным столом на стульях с кожаной обивкой, генерал искренне рассмеялся одному из остроумных замечаний Холмса и сказал:

– Прежде чем мы заговорим о другом, прошу вас, прекратите называть меня генералом. Мне кажется, мы уже достаточно близко знаем друг друга. Зовите меня просто Гарри.

– Я ценю ваше предложение, генерал, – сказал Холмс, – и нисколько не удивляюсь ему, так как уже давно понял ваш характер. Однако я слишком уважаю ваше звание и ваши заслуги.

Генерал рассмеялся еще громче.

– Уже понял, посмотрите-ка! Я и забыл, что вы детектив по роду деятельности. А что говорит ваша дедукция обо мне?

На губах Холмса заиграла легкая улыбка. Если в искусстве сражения генералу не было равных, то же самое можно было сказать и о Холмсе в искусстве логических рассуждений.

– Не так уж много. Вы прибыли в Лондон верхом, несколько часов тому назад... возможно, из своего фамильного поместья, расположенного к северу от Манчестера – скажем, в Лидсе или Брэдфорде. Вы происходите из довольно большой семьи – и очень состоятельной, могу добавить, – в которой были вторым сыном. Вас дважды ранили в бою, хотя хромаете вы не от ранения, а от повреждения пальцев, которое произошло тем не менее во время афганской войны. Вы чересчур скромный человек для своих героических поступков, и ваши подчиненные вас любят и уважают...

– Достаточно! – воскликнул генерал. – Все это правда, хотя за своих подчиненных я не отвечаю. Я бы обвинил Уотсона в том, что он все это рассказал вам заранее, но он не знает подробностей моей жизни. Объясните ваше волшебство, иначе я сойду с ума.

– Элементарно, сэр, и достаточно просто, – Холмс сделал паузу, разжигая трубку и несколько раз затягиваясь. – То, что вы недавно прибыли в Лондон, видно по вашей обуви, сохранившей следы грязи, и в этом следует винить персонал отеля «Лангхэм». На подъемах видны конские волосы. – Холмс наклонился поближе к ботинкам джентльмена. – Арабский скакун, как я вижу. Судя по выговору, вы из Манчестера, а грязь указывает либо на Лидс, либо на Брэдфорд. То, что вы из богатой семьи, видно по покрою вашего мундира. Ее величество платит своим генералам хорошо, но не достаточно, чтобы они заказывали мундиры у портных с Сэвайл-роу. Старшие сыновья обычно перенимают дело отца, оставляя младшим братьям шанс испытать себя на армейском поприще. То, каким образом вы едите, указывает на большую семью. Даже такой прекрасно воспитанный человек, как вы, не станет отвлекаться на пустяки, пока не съедено все, не так ли? – рассмеялся Холмс.

– Ваше правое плечо малоподвижно, – продолжал он, – что указывает на глубокое пулевое ранение или порез от сабли. Черная точка на щеке – порох от пистона, попавшего в лицо. При ходьбе вы прихрамываете, как люди, у которых нет больших пальцев на ногах. Так как шансы потерять сразу два пальца в сражении малы, то остается мороз. Где, кроме как не в горах Афганистана, англичанам приходилось воевать, испытывая сильный холод? Раны ваши свидетельствуют о том, что вы подаете пример своим подчиненным, сражаясь с ними бок о бок.

На вашей груди всего две медали, хотя вон тот полковник, сидящий за три столика от нас, украсил себя таким количеством лент, какого бы хватило на всех леди в этом заведении. Первый – это крест Виктории, высочайшая английская награда. Второй похож на знак воинской части, возможно, той, какой вы командуете теперь. Наконец, вы покраснели и остановили меня, когда я начал говорить о вашей скромности и о любви к вам ваших подчиненных. Из высказанных мною предположений в этих я уверен более всего.

Наступило мгновение тишины. Я всегда восхищался театральным мастерством Холмса, с каким он преподносил результаты дедукции, но сейчас он превзошел самого себя. Я гордился обоими своими друзьями, с величайшим удовольствием наблюдал, как они прекрасно ладят. Генерал Томпсон вынул серебряный портсигар и предложил нам гаванские сигары, потребовавшие несколько минут разжигания, раздувания, а затем долгого наслаждения ароматом.

Наконец генерал ухмыльнулся.

– Вы не думали о том, чтобы поступить на военную службу, Холмс? Разведке нужны люди с вашими способностями к наблюдению.

Холмс улыбнулся.

– Вы оказываете мне честь, генерал, но у меня хватает дел с преступниками и хулиганами здесь, в Лондоне. Кроме того, военная жизнь не для меня, не правда ли, Уотсон? – Холмс посмотрел на меня и подмигнул.

Я кивнул и вежливо улыбнулся.

– Нет, Холмс. Я не могу представить себе, как вы будете подчиняться армейской дисциплине.

Тон генерала стал серьезным, когда речь зашла о науке и поразительном прогрессе в области вооружений. Генерал Томпсон был посвящен в последние достижения и, не разглашая секретов, описал ход битвы в будущем, когда на поля выйдут повозки с двигателем внутреннего сгорания, несущие на себе пушки, а летательные аппараты, управляемые людьми, будут забрасывать солдат внизу взрывчатыми веществами.

– Больше всего я боюсь, что враг тоже разработает оружие, не уступающее нашему, – сказал он, – так что мы не сможем вести успешные боевые действия. В таких условиях миром будет называться очень хрупкое равновесие.

Холмс сходил за своей трубкой, вернулся и обратился к генералу:

– Вы описали живую, но несколько унылую картину, генерал. Технически совершенное оружие, попав в руки злобного гения, сможет дать ему власть над миром, не так ли?

Генерал кивнул.

– Так точно.

На этом мы закончили беседу, так как было уже поздно. Пожав друг другу руки, мы попрощались. Приятный вечер; правда, его немного омрачил такой конец, но тем не менее впечатление осталось очень хорошее.

Холмс предложил мне провести ночь в моей старой комнате, и я с удовольствием принял его предложение, проспав до позднего утра. Когда я встал, то Холмс уже был одет и курил трубку, а на столе остывали остатки завтрака. Выглядел Холмс еще более худым, принимая во внимание его финансовое положение.

– А, Уотсон, вот и вы. Миссис Хадсон сейчас принесет вам горячий завтрак. Поторапливайтесь! – Он протянул мне визитную карточку на веленевой бумаге. – Это пришло сегодня утром. У меня клиент.

Все стало на свои места. Ничто так не поднимало настроение Холмсу, как новое дело!

Он расхаживал взад-вперед, поглядывая в окно, пока я разделывался с завтраком.

– Это должен быть он. Изысканный экипаж и прекрасно одетый джентльмен, выходящий из него, – сказал он, возвращаясь к столу и набивая заново свою трубку табаком.

Минуту спустя миссис Хадсон провела джентльмена в гостиную.

– Меня зовут Генри Бэббидж. Надеюсь, вы получили мое послание, – сказал посетитель, посмотрев сначала на меня, а затем на Холмса.

Холмс выступил вперед, представив себя и меня, предотвращая неловкий момент. Взяв пальто и шарф мистера Бэббиджа, он предложил ему кофе, и мы уселись возле камина из уважения к нашему замерзшему гостю. Это был дородный человек с седеющими бакенбардами, обрамляющими его полное лицо. Как уже Холмс заметил, одежда его была безупречна, шелковый галстук украшала булавка с большим бриллиантом.

– Так вы прочитали мое послание? – начал мистер Бэббидж.

– Несомненно, – ответил Холмс. – Вы пострадали от кражи и хотите, чтобы я вернул похищенное. Вне сомнения, вы уже обратились к полиции, но безрезультатно, поэтому и пришли ко мне.

– Это верно. На самом деле похитили два предмета. С чего мне начать?

Холмс встал и налил еще кофе.

– С начала, пожалуйста.

– Вы, должно быть, слышали мое имя или по крайней мере имя моего отца – Чарльз... Чарльз Бзббидж.

– Да, конечно же! – вмешался я. – Он основал Королевское астрономическое общество. Астрономия, можно сказать, это мое увлечение...

– Да, это был он. Мой отец был человек несколько эксцентричный и увлекался изобретениями. Большую часть жизни он провел, растрачивая свое семейное состояние на конструирование машины, которая была бы способна осуществлять математические операции с чрезвычайно большой скоростью. Первоначальный проект финансировался канцлером казначейства и назывался Вычитающей машиной. Сперва хотели составить безошибочные навигационные таблицы, но мой отец продолжал переделывать механизм, стараясь построить мощную машину, которая освободила бы человечество от нудных математических вычислений.

Ему так и не удалось усовершенствовать Вычитающую машину, и он начал работать над более сложным математическим устройством, которое он назвал Аналитической машиной. Она состояла из двух частей. В первой части накапливались все математические переменные, связанные с проблемой, и результаты операций. Во второй части, которую мой отец называл мельницей и которая представляла собой внутренность машины, происходили вычисления, которые впоследствии посылались на хранение в первую часть или печатались для непосредственного использования.

– И именно эта Аналитическая машина и была похищена? – спросил Холмс, набивая свою трубку табаком.

– Да. Около года тому назад. Ее украли со склада, в котором она хранилась двадцать лет, со времени смерти моего отца. Она исчезла за одну ночь.

Холмс подошел к огню, вынул из него уголек, зажег трубку и продолжал стоять, шумно ее раскуривая.

– Эта Аналитическая машина никогда не была усовершенствована?

– Нет. Хотя мой отец сконструировал даже свои собственные инструменты, чтобы добиться безупречной точности тысяч деталей, ему не удалось достроить свою машину.

– Почему вы хотите получить ее обратно? – спросил Холмс. – Она все еще представляет какую-то ценность?

Наш гость встал и подошел к большому окну, вглядываясь в утренний туман, словно обдумывая очень важный ответ. Потом он повернулся и сказал с жаром:

– Моего отца считали глупцом. Научное сообщество называло его проект «безумием Бэббиджа». Но мистер Холмс, мой отец был гений! Я изучал его записи и обнаружил ссылки на другие документы, которые он засекретил. Будучи усовершенствованной, его Аналитическая машина была бы способна на поразительные и даже волшебные дела. Можно было бы определить проблему в математических терминах и загрузить все данные в мельницу, которая выдала бы возможные решения. Вы понимаете, что заложено в этой идее? Видите власть, которую она бы дала вам? Вы могли бы предсказать будущее... или, что более важно, изменить будущее!

– Машина будущего, – сказал Холмс задумчиво, погрузившись в размышления.

– Вот именно! – воскликнул Бэббидж.

– Невероятно! – фыркнул я.

Оба собеседника повернулись и посмотрели на меня. Я и не заметил, что говорю вслух.

– Невероятно, Уотсон? – сказал Холмс, нахмурившись. – Тогда позвольте спросить вас, если ветер дует с севера, в каком направлении полетит упавший с дерева лист?

Я рассмеялся.

– На юг, разумеется.

– А если на полпути неожиданно подует ветер с востока?

– Ну, тогда он приземлится к юго-западу от дерева. Я понимаю, к чему вы клоните, Холмс, – сказал я, улыбнувшись. – Но что вы скажете, если всю листву подхватит ураганом?

– Если Машина будущего может производить тысячи тысяч вычислений, как заявляет наш уважаемый гость, то она сможет предсказать, где приземлится каждый лист и даже какой стороной он ляжет на землю, – ответил он с такой же улыбкой.

После этого я, признаюсь, стал сомневаться в моем первоначальном недоверии ко всей этой истории.

– Мистер Бэббидж, могу ли я спросить, какого рода математика используется при вычислениях?

– Конечно, Уотсон. Она основана на биноме Ньютона.

Если бы в Шерлока Холмса выстрелили из пистолета, он не смог бы прореагировать быстрее. Он тут же выронил трубку из рук и просыпал ее содержимое на ковер. Лицо его, и без того бледное, совершенно побелело, и мне показалось, что он сейчас упадет в обморок. Но вместо этого он пнул ногой трубку через всю комнату, затоптал угольки и начал бормотать:

– Каким же я был дураком. Дураком! Я знал, что моими вкладами манипулируют, а вместо того ругал себя.

Я поднялся с кресла и схватил его за руку.

– Что с вами, Холмс? Что не так?

– Я скажу вам, в чем дело. Это профессор Мориарти. Это он стоит за этой кражей. Именно он пытается подорвать мое финансовое положение. И пока мы не остановим его, он будет править всем миром при помощи Машины будущего!

– Кто такой профессор Мориарти? – спросил Бэббидж в смущении и в немалой степени пораженный вспышкой раздражения Холмса.

– Это Наполеон преступного мира. Этот негодяй контролирует большинство преступных групп в Лондоне. Он гений, свернувший на путь зла. И... он бывший профессор математики, в молодости написавший трактат о биноме Ньютона!

Холмс пересек комнату, подобрал трубку и изучающе осмотрел ее. Словно осознав, что одержать победу можно только при помощи ясной головы и холодной логики, снова зажег трубку и принялся расспрашивать мистера Бэббиджа.

– Вы сказали, что украдены две вещи.

– Да. Ровно четыре месяца тому назад пропали все личные бумаги и научные заметки моего отца.

– Из дома или со склада?

– Из моего дома.

– А вы сами работали над Машиной будущего?

– Немного. Она могла составлять таблицы с точностью до шести знаков после запятой, и я вычислил первые тридцать два числа кратных пи, но после этого зубчатые механизмы стали буксовать, и я не смог починить их. Я не работал с нею более года.

– Кто знал о вашем успехе?

– Несколько человек. Поначалу я был весьма воодушевлен и рассказал об этом в Королевском астрономическом обществе.

– Ага... в том числе и высокому худому лысому человеку с глубоко запавшими глазами и острым носом?

– Да. Он казался очень заинтересованным... и сведущим в этом вопросе.

– Вы, сэр, встретились с величайшим преступником планеты, – сказал Холмс, кладя руку на плечо Бэббиджа. – Ладно, проводите нас на место кражи. Время не ждет.

Бэббидж замялся.

– Прошел год, да и Скотланд-Ярд уже тщательно исследовал склад и мой дом.

Холмс покачал головой.

– И что же они обнаружили?

– Ну... ничего.

Мы с Холмсом обменялись многозначительными взглядами и улыбками.

– Так я и думал, – сказал он и снял пальто с вешалки. – Давайте отправимся немедленно.


Склад располагался среди нескольких строений и фабрик в промышленном районе близ Темзы. Машина будущего – это новое имя уже крепко приклеилось к ней, и даже Бэббидж называл ее так – стояла некогда на втором этаже, в центре огромного зала с высоким потолком, причем в этом помещений, к моему удивлению, было довольно тепло. Бэббидж объяснил, что так нужно для того, чтобы влага не испортила хрупкие механизмы. Помимо отсутствующей машины в зале находилось очень мало вещей: чертежная доска, несколько шкафов для бумаг, рабочий стол, установленный у закрашенного черной краской окна и несколько контейнеров с разнообразными шестернями и зубчатыми колесами. Контуры машины четко обрисовывались на полу благодаря более темным половицам и пятнам масла, накапавшего за двадцать лет хранения.

– Она была довольно большая, как я вижу, – сказал Холмс.

– Понимаете, какая это была загадка для полиции. Она весила тонну с лишним. Моему отцу потребовалось более недели, чтобы разобрать ее, перевезти и собрать заново двадцать лет тому назад. На этот этаж вела отдельная лестница с первого этажа, дверь была заперта и закрыта на цепь, но ее даже не тронули.

Холмс достал свою лупу и исследовал площадку. Затем осмотрел дверь и замок.

– А можно осмотреть первый этаж? – спросил он.

– Конечно, – ответил Бэббидж и провел нас вниз, объясняя по дороге, что здание принадлежало его семье, но когда ее состояние уменьшилось, пришлось сдать первый этаж внаем.

Нижнее помещение было центром деловой активности. Его снимал торговец, занимающийся импортом и экспортом, которому Бэббидж полностью доверял и который располагался здесь уже целое десятилетие.

– Как вы видите, – сказал Бэббидж, – место это деловое, и днем воры бы сюда не проникли. Ночью же мой склад, как и другие здания по соседству, охраняют наемные сторожа. Не проходит и часа, чтобы склад не проверяли.

Холмс недолго осматривал здание. Остановившись у ближайшего трактира, он сказал:

– Ну хорошо, мы знаем кто, что, когда и как. Остается вопрос, где...

– Извините, сэр, – прервал его Бэббидж, – вы сказали, что знаете как? Я в недоумении...

Холмс улыбнулся.

– Иногда меня приводит в отчаяние работа Скотланд-Ярда. Даже когда они находят какие-то улики, им никогда не удается объяснить их как следует. Например, исходя из того, что в какой-то день машина была на месте, а на другой день ее уже не было, они делают вывод, что машина исчезла ночью.

– Верно, – кивнул Бэббидж.

– Нет, не верно. Здесь нет свежих царапин – даже допуская, что с момента кражи прошел год. Но есть несколько старых отметин, приблизительно двадцатилетней давности и сделанных тогда, когда эту машину устанавливали. Машину будущего не украли за одну ночь, ее переносили по частям. Каждый вечер кто-то из рабочих внизу прятался в одном из многочисленных укромных уголков склада, взбирался сюда по отдушине центрального отопления – я видел котельную и печь на первом этаже; в летние месяцы она не работает – и здесь, под пламя свечи, продолжал отвинчивать небольшие детали машины. Затем, до рассвета, он возвращался вниз, прятал свою добычу и смешивался утром с толпой рабочих, когда те приступали к работе.

– Я часто бывал на складе и не замечал, чтобы чего-то недоставало, – сказал Бэббидж, явно сбитый с толку.

– Но вы ведь прекратили эксперименты, не правда ли?

– Да, за некоторое время до того, – ответил он.

– Значит вы видели всего лишь оболочку своей машины... пустеющую с каждым днем. Пока наконец не был легко разобран ее корпус. Основная масса приходилась на шестеренки и различные детали внутри машины. Ворам потребовалось только проследить за перемещениями сторожей, погрузить каркас на тележку и быстро скрыться. Я обследовал замок на двери нижнего этажа – и он явно был взломан.

– Должен сказать, Холмс, ваши наблюдения впечатляют, – сказал Бэббидж, подымая бокал в честь Холмса.


Осмотр дома Бэббиджа не дал ничего нового или по крайней мере ничего, о чем Холмс хотел бы нам рассказать. Мы оставили Бэббиджа, договорившись встретиться с ним через два дня. Холмс был уверен, что к тому времени мы узнаем больше, и, возможно, даже обнаружим местонахождение Машины будущего. Во время поездки на Бейкер-стрит я спросил его, почему он так уверен.

– Что мы знаем о Машине будущего, Уотсон?

– Она большая, тяжелая, сложная и... так как она побывала в руках Мориарти, способна определять будущее, – ответил я.

– Нет, мы знаем больше, – сказал он. – Ее нужно содержать в теплом и сухом месте, а в Лондоне это нелегко. Значит она стоит, скорее всего, на складе, похожем на склад Бэббиджа. Мы знаем, что она здесь, в Лондоне, потому что Мориарти требуется выход на мировые рынки и ему нужно быстро получать свежие новости, чтобы соответственным образом настроить свою дьявольскую машину. Можно предположить, что ее механизм следует подвергать тщательному уходу, время от времени ремонтировать. И, наконец, потому что это самая ценная – и опасная – машина в мире, она хорошо охраняется, возможно, даже так хорошо, что это привлекает к себе внимание.

Хотя у меня были дела, я предложил Холмсу свою помощь в поисках. Он посоветовал мне походить по магазинам и лавкам, торгующим различными деталями, приказав соблюдать осторожность. Мы разошлись, договорившись встретиться через два дня. Я сомневался, что за это время Шерлок Холмс хотя бы раз поспит.


Когда через два дня, ровно в семь часов вечера, я пришел к Холмсу, у него в гостиной уже сидел Генри Бэббидж. Холмс предложил мне виски с содовой. Он выглядел вполне довольным собой, так что я предположил, что он времени зря не терял, чего я не мог сказать о себе и о чем сказал ему, сделав глоток из бокала.

– Не важно, Уотсон, – сказал он, пренебрежительно махнув рукой, словно мои усилия ничего не значили. – Я шел другим путем к той же самой цели. Не похоже, чтобы Мориарти нанимал себе законопослушных помощников. Я опросил своих друзей в Скотланд-Ярде и составил список механиков, которые были выпущены из Ньюгейта или Дартмура за этот год. В частности был выпущен из тюрьмы некий Вилли Стоукс, устроившийся на работу в мастерскую и позже исчезнувший с оборудованием, стоившим несколько сотен фунтов. Найти его оказалось не так уж трудно.

– И он вывел вас к машине? – спросил Бэббидж.

– Нет... – ответил Холмс. – Но он направил меня по нужному следу. Я сверился с несколькими арендными агентствами, но не мог определить вероятное местонахождение злодея. Тогда, принимая во внимание заработанный нечестным образом капитал Мориарти, я понял, что он мог просто купить здание для безопасности и более строгого контроля над машиной. Просмотрев официальные записи о покупках недвижимости, я определил для себя несколько наиболее подходящих мест и осмотрел для начала их внешний вид из окна кеба.

Холмс взял с подставки свою трубку из вишневого дерева и не спеша раскуривал ее, пока мы ждали продолжения его рассказа.

– Я нашел нужное место, – сказал он, перестав испытывать наше терпение. – Оно расположено к северу от Броуд-стрит и станции на Ливерпуль-стрит, возле Тилрея. Это маленький уединенный склад, примыкающий к железной дороге, к которому ведет только один тупик. На второй этаж идут телеграфные провода, а снаружи его бдительно охраняют сторожа – или скорее головорезы.

– А план, Холмс? – спросил я нетерпеливо, желая быстрее приступить к охоте на преступника.

– Завтра в полдень инспектор Лестрейд из Скотланд-Ярда прикажет отряду полицейских собраться у станции на Броуд-стрит. – Повернувшись к Бэббиджу, он добавил: – Завтра, к этому часу, ваша собственность будет возвращена. – Повернувшись опять ко мне, он сказал: – А Мориарти окажется за решеткой.

– Великолепно! – воскликнул Бэббидж, поднимаясь со стула и надевая пальто. – Вы, надеюсь, известите меня, когда это произойдет?

– Вне всяких сомнений, сэр, – ответил Холмс.

За ужином мы с Холмсом завершили разработку плана, и я стал собираться домой.

Когда я надевал шляпу, Холмс предупредил меня:

– Не забудьте взять с собой револьвер, Уотсон.


На следующий день полицейские силы были приведены в состояние готовности. Лестрейду также не терпелось, как и Холмсу, поймать Мориарти, так как он тоже знал о существовании преступной сети, в центре которой находился этот злой гений. Инспектор поставил группу офицеров вдоль железнодорожной линии, чтобы наблюдать за складом сзади, а мы присоединились к основным силам, которые должны были атаковать его с фасада. Я сомневался, что кто-то смог бы ускользнуть из этой ловушки, – настолько плотно оцепили дом полицейские в мундирах.

Когда мы ехали по улице в казенном экипаже, я услышал, как Холмс выругался и, проследив за его взглядом, увидел, что склад пуст. Холмс выскочил из фургона и побежал к зданию, собираясь, невзирая на опасность, во что бы то ни стало найти Мориарти. Достав пистолет, я побежал за ним.

Догнал Холмса я только на верхнем этаже, когда он остановился возле прямоугольного маслянистого пятна на полу – там, где когда-то стояла Машина будущего. Пол пересекали свежие царапины, ведущие до того места, где с открытого чердака свешивалась лебедка.

– И снова я недооценил своего противника, – сказал он мрачно. – Можете вернуться к Лестрейду. Я собираюсь поискать улики. Но приходите ко мне сегодня вечером, Уотсон. Нужно составить план.


Я предполагал, что вечером меня будет встречать удрученный Холмс. Но он казался энергичным и веселым. Я поинтересовался причиной его приподнятого настроения.

– Сегодня днем была всего лишь задержка, а не поражение, – сказал он. – Мне нужны такие задержки время от времени, чтобы держаться в форме. Найти склад казалось так легко, что я не завершил логический процесс определения всех возможностей.

– Что же вы не учли, старина?

– Самой элементарной вещи, Уотсон. Машины будущего! Мориарти знал заранее, что я определю его местонахождение. Он знал вплоть до точного дня, если не до часа, когда я решу эту загадку, и спланировал отступление. Вот почему лебедка была наготове – он слишком хорошо меня знал. Вне сомнения, он увеличил возможности Машины будущего, так что теперь с ее помощью можно вычислять мои действия – действия его величайшего врага.

Я беспомощно всплеснул руками.

– Мы оказались в безнадежном положении. Если он может предсказать наши действия, то как нам надеяться...

– Действуя непредсказуемым образом, – перебил меня Холмс. – Действуя быстро и инстинктивно, а не медленно и обдуманно.

Снизу донесся шум голосов, смех, крики и топот дюжин ног по ступенькам. Все это старалась перекричать миссис Хадсон.

– Вот! – крикнул Холмс. – Это шум случайных переменных.

В комнату ввалилась компания самых пестро одетых, оборванных, грязных, шумных и ловких уличных мальчишек, какую только можно встретить на этом берегу Темзы – нерегулярные части с Бейкер-стрит!

Они выстроились в некое подобие шеренги, оделяя друг друга подзатыльниками, пинками, осыпая ругательствами и ворча. Все они сняли шапки и встали в позицию, которую с большой натяжкой можно назвать «смирно», если не обращать внимания на то, что один чесал свой зад, второй – пах, и почти все вытягивали шеи и разглядывали комнату, представлявшуюся им пещерой волшебника.

Самый высокий из них выступил вперед.

– Мы пришли, мистер Холмс. Чем можем помочь?

– Соберите всех своих знакомых. У меня есть для вас работа, – сказал Холмс, предлагая им подойти к столику с большим подносом, на котором лежали булки и печенье.

Не успел я моргнуть, как поднос опустел.

Холмс описал им Машину будущего, особое внимание уделяя ее размерам, весу и структуре.

– Я не скажу вам, где именно ее следует искать, – это зависит целиком от вас, – пояснил он. – Однако мне следует предупредить вас, что ее охраняют опасные люди. Так что будьте осторожны. И приходите немедленно ко мне, как только что-нибудь обнаружите. Немедленно!

Холмс перевел взгляд на предводителя.

– Ну-ка, выстрой своих мальчишек... э-э... парней.

– Смир-р-на!

После этого крика последовала еще одна волна тычков, но результат получился не лучше прежнего.

Пройдя вдоль ряда, Холмс положил каждому в руку по полгинеи. Последнему оборванцу, не старше семи лет, он добавил шиллинг, прошептав:

– Купи себе теплое пальто, понял?

Ответом ему были кивок и улыбка.

– Пять фунтов тому, кто найдет машину. А теперь  – разойдись!

Нерегулярные части с Бейкер-стрит выбежали из дома быстро и очень шумно, сразу же растворившись на лондонских улицах.

Я оставался недолго. Холмс в общих чертах поведал мне свой план и дал несколько поручений, но более всего надежд он возлагал на мальчишек, объяснив, что Мориарти теперь наиболее уязвим из-за поспешного бегства прошлой ночью.


В следующие несколько дней я был довольно занят, и не только своей медицинской практикой, но и поручениями Шерлока Холмса, помогая ему в поисках Машины будущего. Спать теперь я ложился очень поздно и на время переехал в свою старую комнату на Бейкер-стрит.

Утром пятого дня после безуспешной облавы на склад Том, юный предводитель нерегулярных частей с Бейкер-стрит, ворвался в гостиную.

– Бобби убили! – крикнул он.

– Потише, парень, – сказал Холмс, подводя его к стулу и поднося чашку горячего чая. – Успокойся и расскажи, что случилось.

– Ему перерезали горло – словно глотку кабану; очень много крови. Потом бросили в Темзу.

Бедный Том походил сейчас скорее на обычного мальчишку, которым и был, чем на предводителя отряда. Глаза его покраснели, и он изо всех сил боролся с собой, чтобы не заплакать.

– Мне очень жаль, Том, – сказал Холмс, кладя ему на плечо руку. – Мы поймаем их и проследим за тем, чтобы их повесили. Должно быть, Бобби нашел Машину будущего. Он что-то докладывал тебе?

– Ему поручили склады и здания к югу от реки, и на нашей последней встрече он сказал, что идет прочесывать местность от Уоппингской пристани до моста Ватерлоо.

– Значит, это где-то неподалеку от Докленда и моста Ватерлоо, – сказал Холмс, вставая с кресла. – То есть недалеко от нас.

– А как быть с Лестрейдом и полицией? – спросил я.

– Нет времени, Уотсон. Помните, что сейчас мы должны действовать быстро.

Подойдя к рабочему столу, он нацарапал записку и передал ее Тому.

– Том, ты доставишь это в Скотланд-Ярд, затем соберешь всех своих парней и встретишь нас у моста Ватерлоо. Потом у меня будет к тебе другое поручение.

Когда паренек убежал, Холмс повернулся ко мне и с жаром произнес:

– Какая гнусность, Уотсон. Такое подлое преступление нельзя оставлять безнаказанным. Я клянусь, что не успокоюсь до тех пор, пока этот нарыв на человечестве, убийца детей Мориарти, не покинет навсегда царство живых и не отправится на муки вечные в преисподнюю!

Гневный, с трясущимися руками, он проверил обойму своего пистолета и положил его в карман.

– Посмотрим, удастся ли мне выполнить свою клятву сегодня же вечером, Уотсон!


Холмс приказал кучеру остановиться за несколько улиц до моста Ватерлоо, и под прикрытием ночи и сгущающегося тумана мы начали поиски. Задача показалась почти невозможной, когда мы вошли в район темных складов, дешевых магазинчиков и домов, сдаваемых внаем. Улицы освещались исключительно светом из открытых таверн и трактиров – газовых фонарей не было.

Холмс тоже, должно быть, осознал трудность поисков в таком районе и предложил:

– Думаю, нам нужно вспугнуть добычу, Уотсон.

Мы подошли к широкой улице, непосредственно примыкавшей к южной набережной, на которой располагались склады и которая днем, возможно, была забита повозками и телегами, но сейчас казалась хмурой и зловещей. Мы остановились возле публичного дома и таверны, откуда доносились такие проклятия, крики, смех и песни, словно из самодеятельного театра сумасшедшего дома.

– Войдите пошумнее, Уотсон, и предложите соверен тому, кто что-нибудь расскажет о смерти мальчишки. Я буду стоять снаружи. Если кто-то сразу выйдет, оставайтесь еще некоторое время, чтобы не возбуждать подозрений. Если он решит устроить вам засаду, я сверну ему шею, и мы вытянем из него все сведения.

Холмс снял свой шарф и, вынув из кармана ножик, порезал его на полоски.

– Если разбойник побежит докладывать или за подмогой, я последую за ним и оставлю вам след.

Я колебался, но Холмс подгонял меня. Мне было страшно не столько заходить в таверну – в кармане я ощущал успокаивающий холод металла моего пистолета, – сколько оставлять Холмса одного, чтобы он следил за предполагаемым сообщником Мориарти.

Когда я вошел в таверну, сердце мое тяжело застучало. Я не стал терять времени.

– Бармен! Пинту для моего сухого горла, – проорал я посреди неожиданно умолкшей комнаты. Оглядевшись по сторонам, я добавил: – И соверен тому смельчаку, кто расскажет мне об убитом прошлой ночью на пристани мальчишке.

Единственным ответом были несколько проклятий, раздавшихся с разных сторон. Толпа расступилась, когда я подходил к изрезанной деревянной стойке бара и швырял монеты, чтобы купить кружку пива. Отпив немного, я повернулся и встретил хмурые и враждебные взгляды собравшихся здесь людей, принадлежащих к самым низшим слоям человечества, – карманников, взломщиков, мошенников и, вне сомнения, даже убийц. Мне не удалось заговорить ни с барменом, ни с грубиянами, стоявшими вдоль стойки.

Прошло по крайней мере десять-пятнадцать минут, пока я маленькими глотками попивал крепкое пиво, желая сохранить ясную голову, и наблюдал за выходом, но ничего не заметил. Наконец я прокричал еще раз свое предложение, достаточно громко, чтобы его услышали в этом гвалте, но опять безрезультатно. Холмс не сказал мне, сколько точно нужно было ждать, и поэтому я подумал, что прошло достаточно времени и что стоит повторить этот трюк в другой таверне. Под косые взгляды окружающих я подошел к двери и вышел на улицу, ожидая встретить Холмса.

Он ушел!

Я чуть с ума не сошел от беспокойства, предполагая самый худший исход, как вдруг заметил полоску от шарфа и на некотором расстоянии от нее еще одну, указывающую, в какую сторону ушел Холмс. Давно ли? Я не мог узнать, так как не видел, чтобы кто-то выходил из таверны. Возможно даже, что пятнадцать минут назад, и я проклинал себя за то, что ждал так долго. Я пустился бежать по улице в направлении, указанном мне Холмсом, отчаянно ища взглядом еще одну полоску ткани... фрагмент надежды!


Не знаю, что мне помогло – чистая удача или искусное расположение полосок, но мне удавалось держать след. Как только я начинал сомневаться в правильности выбранного направления и собирался повернуть назад, мне на глаза попадался очередной кусок ткани, и я продолжал свой бег. След вел вниз к реке и подводил меня все ближе и ближе к пристани, пока я наконец не добежал до здания с фундаментом, уходившим вниз по берегу, и с мостками над водой. Обогнув потемневшее от времени строение, я обнаружил лестницу, спускавшуюся к открытой двери... и последний указатель: тело связанного моряка с кляпом во рту и с изящным бантиком в его грязных, обагренных кровью волосах.

Перешагнув через безвольное тело, я прошел в здание и увидел лестницу, ведущую наверх. На следующем этаже я нашел еще одну связанную морскую крысу. На каждом этаже лестницы горела газовая лампа, увернутая до минимальной мощности, – так, чтобы можно было только видеть длинные тени. В помещении, располагавшемся на уровне доков, находился огромный предмет, покрытый промасленной парусиной и стоявший на деревянных полозьях. С одной стороны парусина была разрезана ножом, и через прореху можно было разглядеть части механизма... Машина будущего!

Вдруг сверху донеслись крики и звуки борьбы, затем последовал выстрел. И еще один выстрел. Я в два прыжка преодолел оставшийся пролет и едва достиг площадки, как в планку над моей головой врезалась пуля. Другая пуля слегка задела мое пальто. Я отступил в тень лестницы и вынул пистолет. Несмотря на свое громкое хриплое дыхание и звон в ушах, я услышал шаги над своей головой и звук разбиваемого стекла, за которым последовала тишина. Всмотревшись в лестничную шахту, я едва различил на другой стороне разбитое окно и устремился к нему.

Кто-то сбегал по лестнице сзади меня, и я вовремя повернулся, чтобы увидеть окровавленное видение, прыгнувшее на меня. Я поднял оружие и только благодаря мерцанию газовой лампы не убил моего самого близкого друга. Это был Шерлок Холмс.

– Прочь с дороги! – крикнул он. Подбежав к окну, он разрядил револьвер в ночную темноту. Я с трудом дотащился до окна и увидел корму современного катера с паровым двигателем, исчезавшую в густом тумане. Профессор Мориарти снова сбежал.

– Меня подвела моя собственная кровь, Уотсон. Я схватил его, но не мог удержать. Он выскользнул из моих рук и скрылся.

Я посмотрел на Холмса. По его безвольно висевшей правой руке текла струя крови. Лицо его, хотя и в царапинах, казалось, не было задето, а только испачкано кровью, щедро обагрившей его руки.

– Посмотрите сюда, Холмс! – закричал я в тревоге. – Нужно остановить кровотечение.

Пока я оказывал Холмсу помощь, он сказал мне, что вывел из строя охранников, обнаружил машину, готовую к отправке на континент, и на третьем этаже нашел Мориарти, погруженного в думы над чертежами Машины будущего, разложенными на его столе.

– Я бы мог выстрелить ему в спину, и дело с концом. В этом смысле у зла всегда есть преимущество, Уотсон. Я не смог сделать этого. Отобрав у него оружие, я повел его вниз по лестнице, как вдруг он неожиданно ударил меня гвоздем, спрятанным в ботинке, и порезал мне руку, отчего я выронил свой пистолет. Мы начали бороться, и я почти победил его, когда он выскользнул из моих окровавленных рук и схватил пистолет, который лежал возле лестницы. Времени у меня оставалось только на то, чтобы укрыться за столом, до того как он выстрелит. Я ответил ему из пистолета, захваченного у одного из охранников. Затем он побежал, а остальное вам известно.

– Пойдемте, – сказал я. – Вас нужно доставить ко мне в приемную. Я остановил кровотечение, но нужно еще наложить швы.

– Нет. У нас есть еще дела, мой друг, – ответил Холмс, подводя меня к рабочему столу профессора Мориарти. Он собрал все бумаги, и мы спустились двумя этажами ниже, к Машине будущего. Холмс попросил включить газ поярче, пока сам он снимал парусину и приступал к разборке шестеренок, проводов, цепных колес и других деталей, составляющих внутренности машины. Несколько раз он сверялся с чертежами и набросками, возвращаясь к машине и вынимая очередной набор разных железок.

Снова собрав корпус и наполнив расстеленный брезент деталями машины, он повернулся ко мне и сказал:

– Осталась последняя задача, Уотсон.


Газовые фонари моста Ватерлоо отбрасывали колеблющиеся тени в речном тумане и словно приветствовали нас в отличие от негостеприимных улиц и переулков, расположенных возле пристани. Нерегулярные части с Бейкер-стрит, преданные, как королевские полки, неожиданно выросли вокруг нас, словно порожденные туманом.

Холмс поприветствовал мальчишек и похвалил их за проделанную работу.

– Вы, ребята, сделали то, что мне оказалось не под силу, – признался он.

Все уличные мальчишки выпрямились, подобрали живот и выпятили грудь. Развязав тюк с деталями, Холмс жестом попросил их подойти поближе.

– Пусть каждый из вас возьмет столько деталей, сколько сможет унести, и выбросит их в Темзу. – Каждому он раздал по шиллингу, пока они набивали свои карманы железками. – И учтите: нужно разбросать их по разным местам!

Мы медленно подошли к центру моста, ожидая появления полиции. Холмс вынул трубку и задумчиво курил в тишине, в то время как мы посматривали на темную маслянистую реку.

Наконец я заговорил:

– Что вы скажете Бэббиджу?

Холмс ответил:

– Правду, конечно же. Я вынул только те детали, которые установил Мориарти. Бэббидж получит обратно свою машину. Что же касается бумаг... – Он вынул пачку бумаг из кармана и, начиная с первой страницы, порвал их пополам и пустил летать по ветру, словно опавшие листья, – теперь ни одна машина не могла предсказать их движений. – Бумаги были утеряны... в процессе борьбы.

Как все мы, живущие в славную эпоху научных открытий, я всегда полагал, что наука должна быть свободна от религии... политики... от любых ограничений. Но теперь я так больше не думаю.

Мы наблюдали за тем, как клочки бумаги порхают в воздухе, падают в реку и их сносит течением.

– Страхи генерала Томпсона вполне оправданны. Наука превосходит наши способности управлять ходом событий. Машина будущего в руках Мориарти – пожалуй, в любых руках – это орудие уничтожения... оружие, которое не разрушает зданий и не калечит, но уничтожает то, что делает нас людьми.

С двух сторон Темзы до нас донеслись смех и крики нерегулярных частей – мальчишки развлекались тем, что швыряли детали Машины будущего в реку. На лице Холмса заиграла улыбка.

– Вот настоящее будущее, – сказал он, отпуская из рук последнюю страницу чертежей. – Давайте исполнять наши обязанности по искоренению преступности в Англии, Уотсон, а будущее позаботится о себе.


Несколько недель спустя мы вернулись на Бейкер-стрит, проведя приятный вечер в кафе «Рояль», и обсуждали перипетии нашего последнего дела. Моя жена все еще гостила у родственников на юге, и мы с Холмсом вели приблизительно такой же образ жизни, когда я еще был холостяком. Наш разговор – как и само дело – не лишен был мрачных ноток. Холмс – и с полным на то правом – боялся, что Машину будущего можно собрать снова, и еще более укрепился в решимости положить конец Мориарти. Он зажег свою глиняную трубку. Глубоко вдохнув дым, он выпустил превосходные кольца и наблюдал за тем, как они висят в воздухе и постепенно исчезают в окружавшей его дымке.

– Вы намереваетесь описать этот случай и опубликовать свой рассказ, Уотсон? – сказал он, складывая вытянутые пальцы рук в обычном для него жесте.

– Не против вашей воли. Но собираюсь. Хотя мне кажется, что лучше ему немного полежать взаперти, – сказал я, имея в виду сейф в подвалах «Кокса и компании» на Чаринг-Кросс.

– Я согласен. Скажем, лет сто.

Сначала я решил, что это шутка. Но, посмотрев на его тонкое угловатое лицо, еще более исхудавшее в результате наших последних похождений, я расслышал искреннее чувство в его ровном голосе и увидел истину в его словах.

– А как же быть с читателями?

– Что делать? – вздохнул Шерлок Холмс. – Придется им подождать.


Часть вторая
ХОЛМС В НАСТОЯЩЕМ


Сьюзен Каспер
Холмс ex machina [4]

Посвящается памяти Роберта А. Хайнлайна

Меня зовут Уотсон. Доктор Джон Уотсон, чтобы быть точным, хотя я и не доктор медицины. Мне кажется, что родители назвали меня так не в честь персонажа книги; по крайней мере они всегда клялись, что у них и в мыслях этого не было. Вынужден признать, что они вообще не любят читать, тем более детективные истории полуторастолетней давности. Но, будь то случайный выбор или осознанное намерение, благодаря своему имени я прочитал те самые рассказы. Возможно, каким-то образом это повлияло и на мою работу в «Вид-Техе».

Однажды мы сидели на собрании нерегулярных полицейских частей с Бейкер-стрит нашего колледжа и смотрели голофильм «Собака Баскервилей», поглощая огромные количества пива и еще большее количество картофельных чипсов. Джин, как всегда, отличалась не таким большим аппетитом по сравнению со всеми остальными. Когда Холмс начал расхаживать по болотам с лупой в руке, Джин принялась кидать чипсы на вид-платформу и получилось так, что Холмс шел прямо по ним. Так у меня родилась идея «Рути-Тут».

Да, это я придумал, но перед тем как вы начнете швыряться различными предметами, я должен сказать, что никогда не предполагал, что из этого возникнут какие-либо проблемы. Мне казалось, что будет просто здорово, если у ребят появится возможность интерактивного управления видео. Я думал, что они бросят веревку на вид-платформу, чтобы Рути связал ею злодеев или выбрался из канавы. Я и не знал, что цветные мелки плавятся на экране или что вода зальет все оборудование. Затем появились эти большие домашние театры, и вы знаете, что было потом.

Итак, меня перевели с творческой работы на техническую, и последние пять лет я переделывал старые двухмерные фильмы для головидео, чтобы люди могли смотреть «Касабланку» и «Звездные войны» или другую классику по виду. Но в моем мозгу все время вертелось некое подобие идеи. Для того чтобы снять новый фильм, вовсе не обязательно иметь под рукой актеров. Предположим, вы хотите увидеть «Человека, который должен был стать королем» таким, каким Джон Хьюстон замышлял его первоначально, с Богартом и Гейблом в главных ролях. Ну что же, вам всего-то нужно достать образцы работ Хьюстона и несколько отрывков из фильмов с этими актерами. Остальное сделает компьютер. Это и так уже практиковалось вовсю, когда компьютер менял возраст, вес или даже пол актера, если того требовал сценарий. За последние двадцать лет весь гримерный коллектив свелся к одному человеку за клавиатурой. Я пытался какое-то время хоть кого-нибудь заставить прислушаться к этой идее, но если у тебя репутация неудачника, никто не обращает внимания на то, что ты говоришь.

Лично я никогда не считал «Годзиллу против чудовища Смога» очень интересным фильмом, но когда поступает заказ от Ландерса сделать его головерсию, не время задавать глупые вопросы. Единственная уцелевшая копия, какую мы только смогли найти, была послана сегодня утром, а мне оставалось два дня до срока. Достаточно жесткие условия, если работу начать в десять, но когда стрелки подобрались к одиннадцати, я позвонил в приемную.

– Да, – сказала мне Софи, – пленки привезли в девять тридцать. Я оставила их на столе для Майка и пошла пить кофе. Когда я вернулась, их уже не было. Я думала, их унес Майк.

– Я не брал, – сказал Майк, когда немного позже я зашел в его офис. – Никто мне даже не звонил и не сказал, что их привезли. Ты же не думаешь, что их взял Ландерс?

– Ландерс? – покачал я головой. – Ему же нужно спешить. Он бы сразу принес их ко мне. Кроме того, там еще были новые справочники, я видел, как он уходил с ними сегодня утром и, мне кажется, до сих пор не вернулся.

Я опустился в кресло, испытывая чувство тяжелого поражения. Это была бы хорошая работа. Принимая во внимание кризис, охвативший нашу отрасль, вряд ли бы я нашел еще одну такую работу.

– Ну хорошо, ты же поклонник Шерлока Холмса. Как бы ты вычислил, что случилось с пленками? – спросил Майк. Он говорил это с иронией, но я даже не обратил на это внимания.

– Послушай, это замечательная идея! – вскричал я, вскакивая с кресла. – К счастью, у меня в офисе хранилось несколько книг.

– Ты что задумал? – спросил Майк, следуя за мной в соседнее помещение.

– Они не верят, что фильм можно сделать из одного только сценария, без актеров и без рабочей группы. Я покажу им и, может быть, найду ответ на мой вопрос.

Я порылся в ящиках, расшвыривая бумаги по всему столу.

– Видишь? – спросил я, демонстрируя драгоценные диски. – Скоро эти книги станут персонажами фильма, – сказал я загадочно.

Я уже написал программу, конвертирующую прозу непосредственно в изображение, создающую персонаж, исходя из авторского описания, и протестировал ее в те моменты, когда Ландерс отсутствовал. Я даже добавил подпрограмму, позволяющую осуществлять интерактивное взаимодействие с персонажами, на тот случай, если директору потребуется изменить сюжет. Именно ее я и хотел сейчас применить. Она носила рабочее название Ансон-502 и была, согласно описанию, самопрограммирующейся, саморедактирующейся и управляемой голосом программой. Если мне посчастливится, то очень скоро я получу результат. Будучи уверен, что ввел все данные, я нажал на кнопку и побежал к демонстрационному помещению, а Майк следовал за мной по пятам.

Я настроил машину так, чтобы она реагировала на внешнее воздействие, пока работает программа. Итак, скрестив пальцы для удачи, я встал в поле действия камеры и нажал кнопку «ввод». Экран включился. Камера начала подавать признаки жизни. Ничего больше не произошло.

– Черт, – выкрикнул я.

– Проверка команды «черт», – сказал компьютер, затем, секундой позже, добавил, – команда не зарегистрирована.

– Проверка, – сказал я. Как бы вы ни старались, всегда что-то остается недоделанным, хотя сейчас мне казалось, что я предусмотрел все. Я нервно ожидал результатов проверки.

– Изображение отсутствует. Конфликт данных, – произнес механический голос.

Я вздохнул.

– Создать изображение из описания. Использовать самый тщательный метод разрешения конфликтов.

На мониторе замигали огоньки, и я отступил назад в ожидании изменений.

Постепенно сформировалась голограмма. Когда посреди помещения с синими стенами появились самые первые неясные очертания, я даже не знал, чего мне ожидать. Даже здесь его нельзя создать в реальном размере, зато можно видеть, что мы делаем. Будут ли изображения стабильными в таком масштабе? Затем мне подумалось, что театры могут возродиться вновь. Многочисленная публика, смотрящая превращенные в голофильмы пьесы? Различные возможности приходили мне в голову, а тем временем изображение становилось все четче. Сначала возникла комната. Персидская туфля на каминной доске, скрипка Страдивари, оставленная на столе. Пачка писем, приколотая ножом, причем бумаги слегка колыхались от ветра, проникавшего через открытое окно. Они были настолько реальны, что я подавил желание подойти и прочитать, что там написано. Затем, к еще большему своему удивлению, я увидел, как начала формироваться человеческая фигура. Некто сидел в кресле с пышной обивкой, положив руки на подлокотники и подавшись вперед. Он повернулся, чтобы посмотреть на меня, и в глазах его отразилось любопытство. Хотя мне самому никогда не приходилось голографировать фильмы о Холмсе, мне посчастливилось их посмотреть достаточно в свое время. Странно, что компьютерное изображение немного походило на одного очень известного актера в этой роли. Интересно, была ли заложена в памяти компьютера фотография Джереми Бретта? Чтобы побыстрее договориться с ним, я отсканировал записку «Дорогой мистер Холмс, я хотел бы встретиться с вами этим утром по одному немаловажному делу». Эта же записка и лежала перед ним на столе, выглядывая из конверта.

– Я вижу, сэр, что вам довелось пережить довольно большую трагедию в жизни. Чем могу быть полезен? – спросил он.

– Трагедию? – спросил я.

Майк засмеялся. По его приподнятым бровям я видел, что все происходящее занимает его в не меньшей степени, чем меня. Я настроил оборудование таким образом, чтобы Холмс мог видеть только стену в том месте, где располагалась камера и стулья. Майк находился вне поля его зрения, но в пределах досягаемости микрофона, который служил Холмсу ушами. Я жестом приказал приятелю молчать.

Холмс нахмурил брови и поглядел на меня несколько раздраженно.

– Не беспокойтесь, сэр, – сказал он. – Если вам самому больно говорить об этом, ничего не говорите, но неприятность, случившаяся с вами, вполне очевидна. Вы художник и, смею добавить, довольно хороший, который в последнее время испытывает тяжелые времена. Это очевидно по тому, что вы вынуждены были писать картину на своей одежде за неимением холста, – сказал он, указывая на мою расписанную от руки футболку. – То, что неприятности наступили недавно, легко определить из того факта, что ваши брюки и обувь очень высокого качества, хотя и непривычного фасона. По всей видимости, куплены за границей. Но трагедия налицо, какова бы ни была ее причина. Что бы еще заставило вас носить на себе этот шедевр, если не крайняя нужда?

Я повернулся к Майку и пожал плечами. Он громко хохотал, но теперь его голос не попадал в звукосниматель.

– Вы довольно сентиментальный человек, иначе вы бы скорее продали это кольцо, нежели стали писать картину на одежде. Отсюда я могу сделать вывод, что кольцо довольно ценное, а так как вы не решились отдать его в залог, то оно, скорее всего, было подарено вам в знак обручения.

Ну что же, отчасти он был прав. Золото с однокаратным рубином – и в самом деле довольно ценное. Холмс взял записку в руки и просмотрел ее.

– Что еще сказать? Вы американец, но вы не были воспитаны в Америке. Там обязательно восьмилетнее образование, но вас учили дома слуги или члены семьи, не отдавая в школу.

Но это было уже далеко от истины. Я родился и вырос в Калифорнии; проучился все двенадцать лет в самых лучших школах штата и еще четыре года в колледже. Мне не совсем понравились его выводы, и я спросил угрюмым тоном:

– А что привело вас к таким выводам? – Отчего Майк развеселился еще пуще.

– Извините, сэр. Я не хотел вас оскорбить. Вы говорите как образованный человек, хотя ваш акцент немного необычен. Я уверен, что ваше образование прекрасно, за исключением одной вещи, которую ни один частный учитель или школьный преподаватель в наших бывших колониях никак бы не пропустил, – чистописания и пунктуации.

Он поднял бумагу с моим корявым, неразборчивым почерком.

– Стоп, – я остановил машину. – Вырезать!

Майк выполнил мою команду с неохотой, трясясь от смеха.

– Мне очень жаль, – сказал он, придя в себя. – Я и не знал о вашей величайшей трагедии. В самом деле не знал. Почему вы ничего мне не сказали раньше, Микеланджело?

– Ладно, проехали. Я забыл, что компьютер не дал ему информации позднее 1900 года или около того. Но все равно это потрясающе. Я имею в виду как оно работает. То есть... мы сотворили персонаж. В какой-то мере. Не так ли? Если машина и на такое способна, то она, конечно, сделает кино и без всяких актеров.

Майк выпрямился, и глупая улыбка сошла с его лица.

– Слушай, а ты прав, – сказал он. – Красный перец! Ты понимаешь, что это такое?

Наконец-то он поймал наживку.

– Перепрограммируй его на современность и посмотрим, сможет ли он найти ящики с пленками.

– Мне кажется, это лишнее. Время не ждет. Давай посмотрим, что он сможет сделать в таком состоянии, – ответил я. – Продолжать, – сказал я машине, и Холмс возродился к жизни.

– Моя проблема заключается в следующем, – сказал я и вкратце обрисовал ситуацию, не упоминая содержимое ящиков, по крайней мере он не спросил меня об этом.

– Это пара круглых ящиков приблизительно такой величины, – сказал я, показав их размер руками.

– У вас есть нечто похожее, чтобы я мог посмотреть, что это такое? – спросил Холмс.

– Конечно, – ответил я. Под компьютером их была целая полка. Я взял один и протянул Холмсу. Ящик с грохотом упал на пол.

– Черт! Дерьмо! – выкрикнул я, ударяя себя по лбу.

– Сэр! – воскликнул Холмс, выпрямляясь и сверкая глазами от негодования.

– Извините, сэр, – сказал я.

Я положил ящик в сканер, и не успел еще обратно взять его в руки, Холмс уже держал в своих его дубликат.

– И справочники, прошу вас.

Я снова сказал «стоп» и послал Майка за справочниками. Они были новыми сборниками инструкций по производству, продаже и хранению голофильмов. По каким-то причинам в управлении настояли на том, чтобы издавать их в форме старых папок. То есть они представляли собой большие прямоугольные коробки с небольшим количеством листов внутри, но с достаточным свободным местом, чтобы добавлять новые бумаги по мере их поступления. Я их тоже отсканировал. Затем включил машину.

Холмс открыл папку, положил ящик внутрь и закрыл ее.

– Ага! – воскликнул он. – Видите, что стало с вашими ящиками?

Я безвольно опустился в кресло. Я так рассчитывал на него.

– В справочниках? Почему? – спросил я.

– Деньги, саботаж? У меня недостаточно информации о вашем мистере Ландерсе. Но вы сказали, что искали повсюду. Я должен принять ваши слова на веру, так как не могу покинуть это помещение для поисков. Значит, если ящиков нет на месте, то их должен был вынести человек, спрятав в паре таких вместительных папок. Отбросьте все невозможное, а то, что останется, каким бы невероятным оно ни было, и есть истина.

– Стоп, – сказал я, затем приказал: – Печатать.

Изображение дернулось и погасло. Снова перед нами был угол комнаты с синими стенами.

Я устало взял папку, открыл ее и положил внутрь ящик из-под пленок.

– Они как раз такого же размера, – сказал я Майку.

– Точно, Джон, – отозвался Майк, широко раскрывая глаза. – Ландерс их украл и положил в справочники, а затем отдал их на переделку, чтобы продать Мориарти за миллионы долларов.

Со вздохом я понес справочники обратно в офис Ландерса. Когда я зашел, он собственной персоной сидел за своим рабочим столом. Я не ждал, что он так скоро вернется, но рано или поздно мне бы пришлось поговорить с ним. Я приготовился к неизбежному.

– Мистер Ландерс, мне нужно поговорить с вами, – сказал я.

– Об этом? – спросил он, вынимая ящики из-под стола.

– Где вы их нашли?

– Я не находил их, я их похитил. Ну, не совсем так. Я как раз шел на съемку с этими инструкциями, когда увидел ящики на столе Софи. Я подумал, что стоит их немедленно передать вам и поэтому решил захватить с собой. Но при этом одна коробка упала и треснула. Я положил все коробки внутрь папок, так как не мог жонглировать всеми вещами сразу. Но тут зазвонил телефон Софи. Это оказалась просьба срочно выполнить другую съемку. Я побежал в павильон и совсем забыл про ящики. Но когда вспомнил, сразу же поспешил обратно. Я собирался найти вас, – сказал он.

Он не мог понять, почему я так смеюсь.

– Скажу позже. Точнее, покажу. Я очень хочу, чтобы вы кое-что увидели, – сказал я.

Когда Ландерс сел на место Майка, я включил запись. Я до сих пор не знаю, выйдет ли из этого нечто стоящее, но впечатление на Ландерса произвел хорошее. Однако что-то во всей этой истории мне казалось незаконченным. Я подождал, пока он уйдет, и нажал на «ввод». Снова на меня смотрел Шерлок Холмс.

– Благодарю вас, – сказал я. – Вы оказались правы.

– Естественно, – как само собой разумеющееся воспринял он, но мне показалось, что он доволен, что его предположения подтвердились. – Кроме того, не расстраивайтесь из-за вашего положения. Ваши дела скоро улучшатся.

Глаза мои широко раскрылись. Я и забыл о своей предполагаемой трагедии.

– Мне, кажется, давно пора, – отозвался я. – Но скажите, как вы догадались?

– Я никогда не догадываюсь, – ответил он. – Привычка догадываться пагубно сказывается на способностях к логическому мышлению.

Он встал, взял в руку трубку и произнес, подчеркивая каждое слово:

– Мои рассуждения основаны на строгой логике и на наблюдениях за мельчайшими деталями, которые ускользают от внимания других людей. Наблюдение – это моя вторая натура. Я никогда не догадываюсь. Я знаю.


Крейг Шоу Гарднер
Четыре Шерлока и один Уотсон

День этот для Саманты Уилсон выдался очень неудачным.

Она надеялась, что отпуск придаст ей новые силы, пробудит интерес к работе, возродит любовь к своей квартире. Она надеялась, что улицы Бостона будут освещены радужным сиянием к моменту ее возвращения. Но вместо этого ей показалось, что за время ее отсутствия город постигла катастрофа. В утренних новостях было много насилия; бойкотирование строительного проекта; четыре случая обстрела из проезжающих автомобилей; перебранка членов городского правления, обвиняющих друг друга. Постоянно моросил холодный дождь, а такого количества дорожных пробок она еще никогда не видела.

Когда она пришла в лабораторию, то поняла, что ситуация может быть еще хуже.

Она приехала на работу рано, чтобы побыстрее начать заниматься новым проектом. В прихожей никого не было. Ушел даже охранник – вне всякого сомнения, за утренней порцией пончиков. Она поднялась на лифте на третий этаж и ввела код, позволявший ей попасть в отдел исследований. Она заметила, что нет и Дорис. А это уже странно. Дорис, секретарь доктора Кингхоффера, приходила на работу раньше всех и уходила позже всех. Главой проекта был Кингхоффер, но лабораторией заведовала Дорис. Наверное, это все из-за транспорта. В здании не было совсем никого.

Ее подбитые кожаными набойками каблучки одиноко простучали по линолеуму. В коридоре ей стало еще более неуютно. В «Смарт-Теке» никто особенно не заботился о том, чтобы приходить на работу вовремя, но в первый раз за все время Саманта оказалась здесь одна. Она направилась в свой офис.

Когда она открыла дверь, чувство неуютности сменилось почти отчаянием. Комната представляла собой настоящую свалку. Повсюду валялись газеты, открытые книги, дискеты без ярлыков, а также пустые и не совсем пустые коробки из-под «Тони-пиццы», «Сидс-Дели» и «Линга».

Хорошенькое начало рабочего дня! Саманта принялась расчищать себе место, приводя в некое подобие порядка рабочий стол и примыкающее к нему пространство. Что случилось с ее сослуживцами? Вообще-то Брайн был даже аккуратнее, чем она. Нужно поговорить с этим парнем. Когда она заполняла вторую мусорную корзину, то в голове у нее разрасталась целая речь.

В разбросанных газетах некоторые заголовки были подчеркнуты или обведены цветными фломастерами. «ГОЛОДНЫЙ БУНТ В АФГАНИСТАНЕ», «ГУБЕРНАТОР ЗАМЕШАН В ПОХИЩЕНИИ ЛЮДЕЙ», «ТАКОГО КОЛИЧЕСТВА ОРУЖИЯ НА УЛИЦАХ ЕЩЕ НЕ БЫЛО». Она сложила газеты – должен же кто-то организовать здесь работу – возле стопки дискет на столе Брайна. Но что-то еще оставалось необычным в этом помещении. Конечно, это абсурд, но помимо запаха гниющих остатков пищи в воздухе витал запах табака, как будто бы здесь курили.

Но не стоит об этом задумываться. Ей станет легче, когда она приступит к работе.

Саманта ввела свой пароль и напечатала имена нескольких файлов, которые она хотела просмотреть в первую очередь.

– Ага! – закричал Карузерс, вваливаясь в лабораторию. – Наконец-то я нашел ответ!

– Да? – посмотрела на него Саманта из-за компьютерного терминала. Она даже и не подозревала, что был какой-то вопрос.

Зато она знала, что в помещении скопилось очень много мусора. Убирая корзину с пути Карузерса, она еще раз взглянула на него.

– Прошу прощения, – сказал он бесцеремонно.

Лицо ее лысеющего сослуживца оставалось таким же полным, а на носу, как обычно, торчали очки. Но вместо того чтобы, как всегда, бессмысленно улыбаться, Карузерс посмотрел на нее так, будто никогда раньше не видел.

– Вы недавно приехали с юга, из мест с благоприятным климатом, где часто светит солнце, – заявил ее товарищ по службе.

– Ну да, – согласилась Саманта, сбитая с толку. Довольно странный способ интересоваться, как она провела отпуск. – Я побывала во Флориде...

– Хотя своим светлым цветом ваши волосы не обязательно обязаны солнцу, – продолжил Карузерс, переводя взгляд с нее на рабочие столы и обратно. – И по очертаниям вашей одежды я бы предположил, что вы набрали несколько лишних фунтов. Но сейчас у нас нет времени для обмена любезностями.

Замолчав, он более пристально вгляделся в ее лицо.

– Скажите, мисс, вы пришли сюда, чтобы поговорить о... Мориарти?

– О ком? – Теперь Саманта уставилась на него в недоумении.

– Боюсь, с этим придется повременить, – сказал Карузерс, обратив взор на большой круглый циферблат настенных часов. – Я жду прибытия остальных.

Он повернулся и уверенным шагом вышел из комнаты.

– Что? – крикнула Саманта ему вслед, но ответа не получила. – Что здесь происходит?

Ответа опять не последовало. Но с другой стороны двери она услышала голоса. Значит, пришли остальные сослуживцы. Она бы поклялась, что, кроме голосов, услышала еще и звук скрипки.

– Мориарти? – сказала она громко.

Она вспомнила, что «мориарти» называли часть той глупой компьютерной программы «Шерлок Холмс», над которой в свое свободное время работали Брайн и Карузерс (его имя было Джордж, но никто его так не звал). Хотя нет, подумала она, программа была довольно умной: она делала логические выводы в духе не то чтобы персонажа книг Конан Дойла, но скорее персонажа многочисленных фильмов о великом сыщике. Она тоже иногда играла с нею, но никогда не уделяла такого внимания, как другие, которые готовы были сидеть над ней часами.

И так слишком много отговорок, лишь бы не работать. Кстати...

Она повернулась к монитору.

Файлов не было.

Вместо этого она увидела предупреждение:

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. ДОПУСК НЕ ПОДТВЕРЖДЕН.

Саманта ударила ладонями по столу. Одно дело играть со своими знакомыми, другое – пытаться одурачить компьютер.

Ребята действительно попали в беду.

Она выбежала из офиса, желая побыстрее поговорить со своими сослуживцами.

– Восхитительно! – сказал один из них с жаром. – Так значит, он вошел через систему фильтрации воздуха?

– Скорее «болезнь легионеров», – предположил другой с таким же воодушевлением, – только с совершенно другим результатом!

– Все довольно просто, – сказала женщина. – Удивительно, что мы не догадались раньше.

– Но ведь это были экспериментальные медикаменты, еще не проверенные на людях!

Саманта завернула за угол и увидела, как Брайн что-то объясняет Дорис, Карузерсу и Стану, охраннику.

– Но как такая сильная реакция могла произойти с этими мерами предосторожности... – Брайн снова замолчал, обратив внимание на Саманту.

– Кто это? – спросил он.

Карузерс позволил себе слегка улыбнуться.

– Это та самая молодая леди, о которой я вам говорил.

– Молодая леди? – переспросила Саманта. Ей уже было далеко за тридцать.

– Судя по ее акценту, она уроженка Среднего Запада. Пригород Кливленда, скорее всего – к югу от Кливленда.

– Обождите, – сказал Брайн Браунинг. – Мне кажется, я ее помню.

– Послушайте, ребята, вы о чем? – не вытерпела Саманта. Наверное, это шутка. – Вы все меня помните.

– Ну, – протянула Дорис, тоже слегка улыбнувшись, – возможно, мы и помнили вас до того, что случилось.

– А что случилось? – прокричала Саманта, потеряв всякое терпение. – О чем, ради всего святого, вы говорите?

Теперь и охранник Стан ответил ей улыбкой.

– Это, моя дорогая леди, мы и стараемся выяснить.

– Моя дорогая леди? – переспросила Саманта. Стан никогда раньше так не говорил. Да и все они выражались как-то непривычно. – Я хочу, чтобы вы ответили немедленно, – сказала она требовательным тоном, – что произошло в этой лаборатории?

Она нахмурила брови и обвела взглядом всех сотрудников.

– И при чем здесь Мориарти?

Все четверо переглянулись, будто она выспрашивала у них государственную тайну.

– Стоит ли нам... – начал Стан.

– Даже сейчас он может нас подслушивать, – согласилась Дорис.

– Он, кажется, везде, – добавил Брайн.

Карузерс кивнул.

– В конце концов он всегда неотступно преследовал меня.

– Преследовал тебя? – выпалила Саманта. Карузерс говорил так, как будто бы и на самом деле был Шерлоком Холмсом.

– Молодая леди права, – вмешалась Дорис. – Мориарти преследовал всех нас!

Еще хуже. Кажется, все подыгрывали Карузерсу.

Саманта решила как-то взять ситуацию под контроль.

– Подождите! – Она показала на Карузерса. – Говорите по одному.

– Мне кажется, молодая леди права. Чаще всего мы лучше соображаем после некоторого раздумья.

Охранник полез рукой в коричневый бумажный пакет.

Ах, подумала Саманта, еда! Хотя их охранник часто не справлялся с системами сигнализации и видеомониторами, в еде-то уж он знал толк, особенно в пончиках! Хоть что-то осталось прежним.

Стан вынул нечто овальное, завернутое в фольгу.

– Кажется, после некоторых исследований мне удалось найти местонахождение самых лучших бубликов в нашем районе. Не то чтобы это дело первостепенной важности, – сказал он, разворачивая пакет, – но оказывается, в нашем квартале продается целых семь сортов сыра «Дели»! – Развернув пакет, он откусил бублик и продолжил: – По этому поводу я собираюсь написать монографию.

Саманта едва сдерживала свое возбуждение и вертелась так, словно ее кололи булавками.

– Подождите! – крикнула она, не веря собственным ушам. – Вы же не можете все одновременно быть Шерлоками Холмсами!

Карузерс мрачно закивал.

– Хотя это звучит так невероятно...

– ...но если отбросить все невозможное... – добавил Стан, жуя.

– ...то это самое и останется, – закончила Дорис за остальных. – Когда я сказала, что Мориарти преследует всех нас, то я имела в виду буквальный смысл.

– Как это произошло? – продолжил Брайн. – Ну что же, вам, должно быть, известно о нашей программе развития интеллектуальных способностей...

– ...увеличение раздражителей...

– ...два «Смарт»-медикамента...

– ...и усовершенствованное обучающее программное обеспечение.

Все говорили почти одновременно, без всяких пауз, словно один человек с четырьмя голосами.

– И все это одновременно, – продолжила Дорис, постепенно перенимая право главного голоса. – Мозги наши были основательно прочищены и переделаны в аналитическую машину наподобие модели «Шерлок Холмс».

– Только теперь, – сказал Стан, – мы воплощаем весь проект по кусочкам.

Саманта подняла руки, словно защищаясь от этого бреда.

– Так вы хотите сказать, что с вами что-то случилось в результате какого-то преступления?

– Конечно, – кивнул Брайн. – Это весьма необычное явление, требующее подробного исследования.

– Мы все согласны с этим, – снова улыбнулся Карузерс. – Правда, теперь мы всегда во всем согласны.

Он вытащил трубку из кармана и начал набивать ее табаком.

Саманта решила, что сейчас не лучшее время напоминать им о том, что в лаборатории не курят. Вместо этого она спросила:

– Но почему вы считаете, что здесь не обошлось без влияния врага?

– А как же иначе? – повысил голос Брайн. – Вы слышали последние известия? Читали газеты? Повсюду видна рука Мориарти!

Так вот почему газеты были помечены фломастерами.

– Ну ладно, – сказала она после некоторого раздумья. – Значит, все так плохо. Это легко признать. Но ведь за всем этим хаосом не видно разумной деятельности. Почему обязательно винить во всем Мориарти?

– Понимаете, – настойчиво сказала Дорис, – в этом-то и заключается его гениальность. Его стиль – отсутствие рациональных мотивировок, по крайней мере на поверхности!

– Если не копнуть поглубже, – сказал Стан, – и не увидеть, что он собирается захватить контроль над всем миром.

– И он весьма мог бы в этом преуспеть, – добавил Карузерс, – если бы не мы.

Брайн поднял вверх сжатый кулак.

– Но теперь, когда мы работаем сообща, у величайшего преступника не осталось практически никаких шансов!

Свет погас.

Кто-то пронзительно закричал.

– Мориарти добрался и сюда! – прокричал другой голос.

По всей видимости, это крикнул Шерлок Холмс.


Саманта первой догадалась нажать на выключатель.

– Что это было? – спросила она окружавших ее людей. На первый взгляд в помещении ничего не изменилось.

– Довольно интересное высказывание, – холодно сказала Дорис. – Однако крик был впечатляющим.

– Мне кажется, совершенно очевидно, кто это сделал, – сказал Брайн.

– Мориарти? – спросила Саманта, почти не веря, что ей могло прийти в голову такое предположение.

Стан кивнул в знак согласия.

– Но мне кажется, мы еще не определили причину...

– Или степень, – продолжил Карузерс. – Могли ведь произойти изменения, поначалу незаметные.

– Двери закрыты!

В подтверждение этого Дорис дернула ручку ближайшей двери.

Стан прыгнул на стол и провел ладонью по вентиляционной решетке.

– Прекращена подача воздуха.

Саманта переводила взгляд с одного Холмса на другого.

– А он, то есть Мориарти, что... собирается нас убить?

После недолгого размышления Дорис ответила:

– Нет. Он, кажется, хотел сказать, что если бы он захотел, то мы уже давно были бы мертвы.

Карузерс вынул незажженную трубку изо рта.

– А мне кажется, что это скорее всего вызов.

Брайн проверил вторую дверь. Она тоже была закрыта.

– Он замуровал нас в нашей же лаборатории. Очень умно.

– Но как это возможно? – спросила Саманта.

На этот вопрос ответил Стан.

– Очень просто, по крайней мере теоретически. В «Смарт-Теке» есть главный компьютер. Он-то и управляет всеми системами внутри здания.

Напрашивался следующий вопрос.

– Если всем заведует компьютер, то почему бы нам его не отключить?

Услышав ее предложение, Брайн хлопнул руками.

– Конечно! Хорошо придумано, дорогой Уотсон!

– Уилсон, – поправила его Саманта. – Кроме того, я женщина.

Ей пришло на ум возражение ее же собственному предложению.

– Но если Мориарти завладел контролем над этим компьютером, то разве он не попытается остановить нас?

– Вполне, – сказал Стан, спрыгивая со стола. – Но нет ничего невозможного, особенно если наготове соответствующие инструменты. – Он отстегнул от пояса связку ключей. – Они перезагрузят всю систему.

– Ах вот как, – ответила Саманта, – но ведь тогда сотрется работа многих людей...

Стан оставался непреклонен.

– Сейчас есть нечто более важное, чем работа над проектом. Вся система заражена вирусом под названием Мориарти!

Саманта нахмурилась. Что-то здесь все-таки не сходилось.

– Но как же Мориарти, занимаясь всем сразу, смог найти время, чтобы проникнуть не только в нашу компьютерную систему, но и в другие системы по всему миру?

Все четыре Холмса изумленно посмотрели на нее.

– Уотсон! Великолепно! – воскликнул Карузерс.

– Ему не нужно было обманывать и портить другие компьютеры, – продолжил Брайн.

– Если он сам – эти компьютеры! – закончил Стан.

– Наконец-то, – заметила Дорис, – по-настоящему думающая машина! Но, что если этой машине станет скучно? Что, если она захочет развлечься и бросить вызов людям?

– Невозможно? – спросил Карузерс, словно прочитав мысли Саманты. – Наверное. Но если изучить все данные...

Нужно было как-то соотнести эти рассуждения с их настоящим положением.

– Значит, Мориарти бросает вызов, заперев нас в этом помещении? – спросила Саманта.

– В некотором роде, да, – ответила Дорис. – Но подумайте – мы заперты снаружи, а не внутри.

– Мы не одни, – добавил Брайн. – Есть и другие Холмсы. По крайней мере еще сто шесть Холмсов.

– Сто шесть? – переспросила Саманта почти шепотом. Она вспомнила, что в «Смарт-Теке» насчитывалось сто семь сотрудников.

Пока другие рассуждали, Стан подошел к панели рядом с лифтом и одним из ключей открыл ее крышку. Другие два ключа он вставил во внутренние скважины и повернул их. Зеленый огонек на панели сменился красным.

Свет погас снова.

Но тут же появился.

– Теперь мы на аварийном питании, – объяснил Стан.

– Двери открылись, – сказал Карузерс, толкнув ближайшую к нему дверь, ведущую в офис.

Саманта вошла внутрь. Монитор ее компьютера был абсолютно темным. Оставалось надеяться, что не пропало ничего важного. Теперь уже здесь так не поработаешь, как прежде.

Щелчок, гудение, и рабочая станция проснулась.

– Ах, – сказала Саманта, слегка удивившись. – Ты уже перезагрузил компьютер.

– Но я еще не повернул ключи обратно! – прокричал Стан из коридора. – Ничего такого я не делал.

По экрану поползли буквы:

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ. СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. ДОПУСК НЕ ПОДТВЕРЖДЕН.

Потом слова «не подтвержден» сменились словом «РАЗРЕШЕН».

– Я уверен, что он принял наш ответ, – сказал Карузерс, стоя за плечом Саманты и наблюдая за процессом вывода данных.

– А разве были какие-то сомнения? – добавила Дорис со смешком. – Знаешь, как говорится, «если бы Мориарти не существовало, то Шерлоку Холмсу следовало бы выдумать его».

– Но Мориарти существует на самом деле! – продолжил Брайн. – И именно он выдумал нас!

Саманта слушала разговор вполслуха, следя за экраном, который заполняли разнообразные факты, цифры, статистические данные, телефонные номера, секретные банковские счета со всего мира.

Стан вошел в комнату, держа в руках кипу газет.

– Надо тщательным образом просмотреть все эти вызовы.

– Для Шерлока Холмса не существует неразрешимых проблем! – воскликнула вся четверка.

Саманта почувствовала, как на ее плечо ложится рука.

– И ты тоже должна сопровождать нас, – сказала Дорис.

– Нам без тебя не справиться! – согласился Брайн.

– Вместе мы быстро окружим его, – воодушевленно произнес Стан.

– Идемте, Уотсон! – взмахнул своей трубкой Карузерс. – Игра продолжается!

– Уилсон, – поправила Саманта.

Может, сегодняшнее утро и не такое уж плохое, подумала она.


Дэвид Герролд
Сотворение кумира

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА. Семнадцать копий этой рукописи приходили в мою контору на протяжении трех недель. Некоторые были доставлены по почте, другие переданы с курьером, третьи посланы по факсу, две по компьютерной почтовой системе «КомпьюСерв» и одно по «Джини». Некоторые мне передали посланники. Все семнадцать были подписаны разными именами и указывали на различное место отправления. Я уверен, что их было больше семнадцати, но дошли только эти.

В начале каждой копии имелось письмо следующего содержания:

Дорогой мистер Резник, я приношу свои извинения за то, что столь необычным способом привлекаю ваше внимание, но после того как вы прочтете это послание, вы поймете, почему мне пришлось пойти на это, чтобы на ваш стол легла хотя бы одна его копия.

Кстати, сразу скажу, что я не автор этого произведения, хотя за отсутствием других наследников имущества заявляю на него свои права. Прилагаемый рассказ – история, письмо, исповедь, называйте как вам угодно – попал мне в руки весьма странным образом.

Я никогда не был особо близок со своим отцом; это был строгий и суровый человек, поэтому как только я достаточно вырос, чтобы без посторонней помощи прожить в этом мире, то сразу же покинул его дом. При этом я зашел настолько далеко, что поменял даже имя, фамилию и переехал в другой город. В течение некоторого времени я избегал всяческих контактов со своим отцом (имени которого не стану здесь приводить), так что вы можете представить мое изумление и раздражение, когда я увидел, что он стоит на пороге моего дома. Не питая к нему особых чувств, я тем не менее счел своей обязанностью пригласить его в дом. Он держал в руках небольшой пакет, завернутый в коричневую бумагу и перевязанный толстой бечевкой.

– Здесь твое наследство, – сказал он в качестве объяснения.

Он положил пакет на столик и снял тяжелое пальто, повесив его на крючок в прихожей. Мне было очень неприятно видеть такой знакомый жест в своем доме. От его присутствия мне стало не по себе, и я не знал, что ему ответить.

– Мне известно, что ты полагаешь, будто я не был хорошим отцом, – сказал он. – В отличие от других родителей, я не баловал тебя вниманием в годы формирования личности. Мне казалось, что это только бы повредило тебе и превратило в одного из тех мужчин, которые недостойны называться этим словом. Теперь ты вырос, и я вижу, что был прав. У тебя твердый характер, и ты можешь постоять за себя. Я всегда полагал, что независимость – величайший дар, который я могу дать сыну. Нет, не благодари меня. Надеюсь, что ты когда-нибудь так же поступишь по отношению к своему сыну. Но сейчас дело не в этом. У меня мало времени, и мне нужно многое рассказать тебе.

Он взял меня за руку и провел в гостиную. (Я приобрел старый дом, построенный еще в середине девятнадцатого века.) Он сел напротив меня, положил сверток на стол между нами и начал говорить тихим голосом:

– Возможно, ты удивляешься тому, как мало у меня было друзей и знакомых и что мы так часто переезжали во времена твоего детства – раз в несколько месяцев. Возможно, ты удивлен и тем, почему за последние годы я не старался найти тебя. Все это было ради твоей же пользы и безопасности. Я не хотел, чтобы он нашел тебя.

После того как я уйду, ты волен будешь совсем забыть обо мне; я не стану тебя больше беспокоить. Я оставлю этот пакет тебе. Ты можешь сделать с ним все что пожелаешь. Но я должен предупредить тебя, что если ты примешь этот дар, твоя жизнь окажется в ужасной опасности, самой страшной, какую ты только можешь себе представить. Ты можешь изучить содержимое пакета, как поступил я в твоем возрасте. Ты можешь швырнуть его в огонь, как собирался сделать и я. Ты можешь в один прекрасный день передать его своему сыну. Или сочтешь, что настало время предать его содержание огласке. Выбор остается за тобой, как он был и у меня. Возможно, я допустил ошибки, но... я сделал все что мог. Если ты должен обвинить кого-то, то ругай своего деда, потому что именно он первый принял на хранение эту... эту тайну.

У меня сохранились лишь смутные воспоминания о своем деде. Он умер, когда я был еще маленьким. Мне он всегда казался очень нервным человеком. О какой бы тайне ни собирался поведать мне отец, он определенно заинтересовал меня. Я никогда не видел, чтобы человек так вел себя. За небольшой промежуток времени он сказал мне больше слов, чем за весь год последнего нашего с ним проживания под одной крышей. Мне ничего не приходило в голову, и я произнес только нелепую фразу: «Не хотите ли чаю?» Я просто хотел показать, что внимательно слушаю его и что, несмотря на все между нами происшедшее, я по-прежнему уважаю его.

Отец посмотрел на меня в замешательстве, словно на помеху. Мой вопрос перебил его. Но при мысли о моем гостеприимстве черты его лица разгладились – наверное, он понял это как знак моей признательности или даже теплого чувства к нему. Возможно, так и было; я и сам до конца ничего не понял – настолько меня смутили его признания. Я поспешил на кухню и поставил на огонь чайник. Лицо мое покраснело от смущения. Это долгое вступление разожгло во мне любопытство, а теперь нам обоим пришлось отложить развязку.

Однако чайник вскоре вскипел, и чай уже заваривался в керамическом чайничке, стоявшем на столе между нами, его успокаивающий аромат наполнял комнату доброжелательной атмосферой. Когда я положил на поднос печенье, которое испек сам этим утром, отец продолжил свое повествование.

– Твой дед, – сказал он торжественно, – был племянником известного доктора Уотсона – да, того самого Уотсона.

Он остановился, чтобы до меня в полной мере дошел смысл сказанного.

Я знал, что у нас существует какая-то семейная тайна, хотя бы потому, что отец отказывался говорить об этом, но мне всегда казалось, что это связано с преступностью. Какой-нибудь предок, которого повесили за конокрадство или другой позорный поступок.

– Боюсь, я не понимаю тебя. Почему это следовало хранить в тайне? Наоборот, мы должны были бы гордиться своим предком.

Отец похлопал рукой по пакету, лежащему на столе.

– Когда прочтешь вот это, то поймешь. Это правда о его так называемых приключениях. Я хочу оставить тебя наедине с нею. Теперь это твое. Послушайся моего совета: швырни пакет в огонь и покончи с этим раз и навсегда. Потому что, если ты его откроешь и прочтешь записи, то никогда уже не сможешь спать спокойно.

Он одним глотком допил свой чай, нетерпеливо посмотрел на часы – скорее для видимости, а не потому, что торопился, – и поднялся с кресла.

– Я должен идти. Но дам тебе еще один совет, возможно, самый главный из тех, которые когда-либо давал тебе, и ты должен принять его, как знак моей заботы о тебе и гордости за тебя. Чем бы ты ни занимался, мой сын, куда бы ты ни отправился, храни все в тайне. Старайся сделать так, чтобы никто не смог проследить за тобой. Не оставляй записей и не говори, где тебя можно найти. Это сохранит тебе жизнь. Поверь мне.

И он ушел. Облачившись снова в свое темное старое пальто, он растворился в ночи так же быстро и загадочно, как появился. Пакет остался лежать нераспечатанным на моем столе.

Теперь, мне кажется, стоит объяснить немного, кто я такой. Я холостяк, мне без малого сорок лет, я живу один в старом доме. Я никогда не женился, у меня нет детей, нет домашних животных, и я живу сам по себе. Я считаю, что в немалой степени обязан этим своему порочному воспитанию; меня не научили формировать стойкие узы, и я не усвоил социальных навыков. Вместо того чтобы навязывать окружающим свою неуклюжую дружбу, я предпочитаю вести уединенный образ жизни среди множества книг, накопленных мною за долгие годы.

То, что мой отец передал мне нечто, по всей видимости, являющееся неопубликованной рукописью знаменитого доктора Уотсона, казалось мне актом невиданной щедрости; но его манера объясняться при этом была настолько странной, что повергла меня в такое расстройство, которое даже не поддается описанию. Другой на моем месте сразу бы раскрыл рукопись, но я после визита отца был в таком состоянии, что смог только допить чай и вымыть чашки. Я позволил себе роскошь долго посидеть в горячей ванной, чтобы успокоить нервы, и затем сразу же отправился в постель. Вопрос о том, как поступить с пакетом, я решил отложить до следующего утра.

К моему ужасу, на следующий день пакет все еще лежал в гостиной. Я надеялся, что визит отца был всего лишь видением, дурным сном. Но не тут-то было. Никто также не пробрался в мой дом и не скрылся с загадочным пакетом. Что бы там ни находилось, теперь я несу ответственность за его содержимое.

После скудного завтрака, состоящего из чая, гренков с мармеладом и яйца всмятку, я сел в гостиной и приготовился исследовать свое «наследство». Внутри пакета оказалось двадцать три исписанных листа бумаги. Почерк был поспешным и кривым, как будто автор писал в страшном волнении. В некоторых местах его почти нельзя было разобрать.

Я медленно продирался через страницы, не приступая к следующей, пока не убеждался, что все понял в предыдущей. Когда я закончил, мои мысли пришли в еще больший беспорядок. Если бы эту рукопись не передал мне собственный отец, то я был бы твердо уверен, что это самая хитрая подделка в истории литературы.

Если даже самая малая часть того, что здесь написано, правда, то мой отец прав: моей жизни действительно угрожает опасность. Я никак не могу подтвердить истинность этой информации, не привлекая внимания к себе и давая ему возможность определить мое местонахождение и времянахождение.

Подумав над этим вопросом несколько дней, я решил распечатать рукопись, сделать копии ее страниц и распределить их по как можно более многочисленным каналам, чтобы он не смог предотвратить ее публикацию.

Я понимаю, что большинство читателей воспримут эти строки как всего лишь очередное забавное произведение в жанре фантастики и забудут о них на следующий день. Но если хотя бы один-два человека отнесутся к этому признанию серьезно, то мы сможем остановить его, перед тем как станет слишком поздно. Я уверен, что теперь ваше любопытство достаточно возбуждено. Ну что же, я удаляюсь в сторону и предоставляю вам самим прочитать последнюю рукопись моего предка.

ИСТОРИЯ ДОКТОРА УОТСОНА

Благодаря моему литературному успеху в журнале «Стрэнд» внимание публики было привлечено к нашим с Шерлоком Холмсом личным делам. По большей части внимание это оказывалось недоброжелательным, особенно это касается досужих домыслов и непристойных намеков по поводу нашей дружбы. Я могу только предположить, что те, кто пишет подобные отзывы, обладают огромным количеством свободного времени, которое они не умеют потратить с пользой.

Правда заключается в том, что наша дружба носит исключительно профессиональный характер. Холмс и я договорились о партнерстве по взаимному соглашению, и оно принесло нам гораздо больше выгод, чем оба мы предполагали изначально. Но по мере развития ситуации мы заходили в тупик. Мы держали тигра за хвост. Никто из нас не мог порвать с соглашением, не опасаясь понести личный ущерб и, как мне кажется, никто из нас даже не собирался по-настоящему отпускать хвост этого самого тигра. Вместе мы были знамениты и удачливы. Но кем бы мы стали по отдельности?

Хотя мы весьма уважали способности друг друга, никто из нас не питал к другому партнеру особых чувств. Точнее сказать, нам нужны были способности другого. Холмс обладал прирожденной остротой ума и проницательностью, превосходящими его довольно-таки посредственный интеллект; у меня были литературные способности, но не как у журналиста или репортера, а как у сочинителя сказок.

И главное признание в этой исповеди – то, что такого Шерлока Холмса, каким он известен широкой публике по обоим берегам Атлантического океана, просто не существовало. Это чистейшей воды выдумка.

Позвольте мне с самого начала сообщить, что я вовсе не претендую на непричастность к этой выдумке. Я также виновен в обмане, как и человек, выдающий себя за Холмса. (Ради удобства я буду называть его Холмсом на протяжении всей этой рукописи.) Хотя большую часть физических обстоятельств блестящей карьеры Холмса следует отнести на счет человека, известного под именем Холмс, литературный образ Шерлока Холмса с его превосходным интеллектом и способностями к дедукции в криминалистике был обманом, автором которого я должен назвать себя. Нас обоих немало забавляло то, что мы сотворили такой замечательный образ Шерлока Холмса, выдающегося детектива.

Я не говорю, что Шерлок Холмс вовсе не расследовал криминальных загадок. На самом деле он распутал очень большое – больше, чем какой-либо другой детектив – количество разных дел, к великой зависти скончавшегося инспектора Лестрейда. Даже те приключения, которые не были подробно освещены в моих записках, как, например, любопытный случай с гигантской крысой с Суматры, были хорошо известны в Скотланд-Ярде как свидетельство невероятной ловкости Холмса в обращении с фактами.

В одном из моих рассказов, а именно в «Знаке четырех», я вложил в уста Холмса следующую фразу: «Отбросьте невозможное, и то, что останется, каким бы невероятным оно ни казалось, и есть истина». Холмсу она очень понравилась, и после того как рассказы был опубликован, он стал часто повторять ее; ему присуще было тщеславие, и не раз мне приходилось в буквальном смысле слова вырывать его из рук поклонников. Это раздражало его. Ему нравились обмороки молодых девиц и сердечные приветствия зевак, но я беспокоился, что он ненароком может сказать нечто не согласующееся с общепризнанным образом Шерлока Холмса и дать повод для нежелательных расспросов и расследований, в результате которых мы оба поплатились бы карьерой. Тогда я считал, да и теперь считаю, что покров тайны обоим нам был на пользу.

Даже когда я давал ему советы в присутствии влиятельных лиц, никто из них не пожелал довести логическое рассуждение до конца и понять, что Холмс смеется над ними, и вычислить причины его небывалых удач.

Я должен сделать здесь паузу и признать, что даже сейчас мне трудно обсуждать вопрос об этом пресловутом поясе. Мне это кажется предательством всего того, над чем мы так долго работали. Тем не менее я чувствую себя обязанным оставить письменное объяснение по поводу настоящей причины мастерства Холмса.

Человек, который впоследствии стал известен публике под именем Шерлок Холмс, впервые подошел ко мне после смерти моей жены Тэсс. Он сказал, что у него есть для меня предложение. Он был американцем, с характерным гнусавым выговором американцев, свидетельствующим о том, что он вырос в той стране, где литературный английский язык на протяжении поколений подвергался систематическим надругательствам. Звали его Дэниел Джеймс Икинс, и он сказал, что родился в штате Калифорния. Когда я заметил, что Калифорния не штат, а территория, он покраснел от смущения и извинился; иногда, судя по его словам, он забывает, когда находится.

– «Когда»? Что за странная манера выражаться? – удивился я.

Тогда он рассказал мне любопытную историю.

– Представьте, – начал он, – что время похоже на длинную улицу. Если мы пойдем вдоль нее на запад, то окажемся во вторнике. Но если пройдем достаточно далеко на восток, то можем поспеть на прошедший воскресный ужин с куропаткой. Что бы вы делали, если бы обладали такими способностями?

– Забавная выдумка, – признал я. – Вам следовало бы попытать удачи на литературном поприще. Возможно, журнал «Стрэнд» заинтересуется подобными фантазиями.

– Но что, если то, что я вам сказал, не выдумка, доктор Уотсон? Что, если на самом деле существует приспособление, которое помогает передвигаться во времени?

– Это очень опасное приспособление. А вдруг вы убьете своего собственного дедушку до того, как родится ваш отец?

– Ничего опасного не случится, – сказал он. – Я пробовал. Парадоксы тут невозможны. Он умер. Я остался.

Затем он распахнул пальто, чтобы показать какой-то странный пояс с ремешками и различными кнопками-заклепками.

– Это пояс времени, – сказал он. – С его помощью я могу путешествовать в любом направлении.

Заявление это было чересчур дерзким, и я сразу же решил, что передо мной стоит пациент, сбежавший из того заведения, в котором содержат опасных для общества душевнобольных.

– Я знаю, о чем вы подумали, доктор Уотсон, – сказал он. – Но я вам докажу. Прямо сейчас.

Он вынул из кармана газету «Ивнинг Стандарт» и показал мне ее.

– Посмотрите на дату, – сказал он. Газета была помечена завтрашним числом. – Сохраните ее до завтра. Потом купите экземпляр «Ивнинг Стандарт». Если они совпадут, то вы, пожалуй, спросите себя, а как же я купил завтрашнюю газету до того, как она была напечатана? Я переехал вперед во времени и привез ее назад. Вот так.

Я тщательно осмотрел газету. Если это подделка, то очень умелая. Но ведь в таком случае зачем тратить энергию на подделку, если ее можно будет разоблачить так легко?

Взгляд мой упал на небольшую статью в нижнем левом углу страницы. Заголовок гласил: «ТРЕВОРСКАЯ ТАЙНА ОСТАЕТСЯ НЕРЕШЕННОЙ». Я указал на нее:

– Может, ваша машина позволит вам перенестись в тот день, когда произошла трагедия, и предотвратить ее?

Он взял газету и внимательно прочитал статью.

– И в самом деле, – согласился он. – Я сейчас вернусь.

И тут же вышел за дверь, не попрощавшись. Почти сразу же он вернулся, но на этот раз на нем была совсем другая одежда, которую он, вне сомнения, купил в одном из самых дорогих магазинов в Гарроде: охотничья войлочная шляпа, трость и длинный серый плащ. В руках он держал причудливую трубку немецкого фасона. Мне доводилось видеть выступления артистов, быстро меняющих одежду на сцене, но вне сцены подобная быстрота казалась почти невозможной. Мистер Икинс гордо протянул мне другую газету.

Это был тот же номер, но с другим заголовком статьи. «ЧАСТНЫЙ ДЕТЕКТИВ РАЗГАДАЛ ТРЕВОРСКУЮ ТАЙНУ». Я прочел заметку вслух:

– «Мистер Шерлок Холмс, проживающий в доме 221-Б на Бейкер-стрит...» – я взглянул на него в недоумении. – Так это же мой адрес!

– Да, ваш, – ответил он. – Очень проницательно с вашей стороны, мой дорогой Уотсон! Мне же нужно было что-то сказать репортерам. Если вам не нравится, то назову другой адрес. Ладно, игра продолжается. Это завтрашняя газета. Следовательно, сегодня мы должны пойти в полицию и поведать им секрет загадочного послания. Если вы прочтете каждое третье слово, то увидите, что в нем говорится нечто иное.

Я не стану повторять здесь детали того дела. Оно подробно описано в моем рассказе «Глория Скотт». Следует только сказать, что это был первый случай, когда Икинс-Холмс, к раздражению полицейских, вмешался в расследование уголовного дела.

Пока мы шли, я наблюдал за странным преображением мистера Икинса. Он каким-то образом избавился от своего американского акцента и стал произносить слова как следует. Когда я сказал ему об этом, он признался, что в течение долгих лет изучал актерское искусство и теперь мог подражать речи и манере поведения других людей. Он сказал, что находит «английский акцент» очаровательным. Да уж, скорее очаровывающим! Но нужно отдать ему должное  – через очень короткий промежуток времени речь его стала настолько чистой, что походила на речь истинного джентльмена.

Икинс сообщил об основных фактах инспектору Лестрейду, не вдаваясь в подробности и не объясняя, как ему удалось их узнать. Неудачливый полицейский слушал его сначала вежливо, а затем с возрастающим раздражением.

– Кто вы? – спросил он требовательным голосом. – Почему я должен верить вам?

При этих словах мистер Икинс вежливо поклонился и представился:

– Шерлок Холмс, к вашим услугам.

На лице его сияла самодовольная улыбка.

– А это мой компаньон, доктор Уотсон, – добавил он. – Мы частные сыщики, и мы рады помочь вам, инспектор.

Тогда Лестрейд задал нам вопрос, определивший всю нашу дальнейшую судьбу.

– Как вам удалось разгадать эту загадку? – спросил он. – Мои лучшие люди работают над этим делом вот уже полторы недели.

Мистер Холмс, урожденный Икинс, заволновался. Он размышлял, как бы объяснить инспектору путь, по которому он пришел к этим выводам, не разглашая тайны своего пояса. Мне стало неудобно за него – он проявил такие способности и не знал, как продемонстрировать их. Поэтому я пришел ему на помощь.

– Мистер Холмс разработал методику криминальной дедукции. Долгие годы он работал над теорией криминального сознания и наконец решил проверить свои гипотезы на практике.

Оба они – и Холмс и Лестрейд – посмотрели на меня с любопытством. Я продолжал сочинять на ходу.

– Например, своим нетренированным глазом я заметил пятно на вашем жилете, инспектор Лестрейд. Но для Холмса, с его тренированным взглядом, совершенно очевидно, что пятно это от мясного пирога, купленного в лавке по соседству с конюшней. Когда мы пересекали улицу, Холмс обратил мое внимание на пирожника и предсказал, что тщательное изучение мундиров полицейских может многое нам поведать о том, какого рода еда продается в радиусе трех кварталов.

Лестрейд смотрел на меня, не говоря ни слова. Холмс (так я уже мысленно называл его) светился от гордости. Лестрейду он сказал:

– Доктор Уотсон прав. Другие только видят, но я еще и наблюдаю. В этом-то вся и разница, инспектор. Если вы хотите подробно узнать, каким образом я применил свою методику к расследованию этого преступления, вы должны будете приобрести следующий номер «Стрэнда». Ибо доктор Уотсон собирается составить полный отчет для публикации.

На этом мы оставили инспектора.

Так все и началось.

Через несколько лет имя Холмса гремело по всему Лондону. Благодаря своему поясу времени и актерскому мастерству он пробирался на место преступления, наблюдая за всем, что попадало в поле его зрения. Используя сырые факты, я сочинял историю о дедукции и интеллектуальных рассуждениях, чтобы заинтересовать даже самого недалекого из своих читателей. Холмс пришел в восторг от моего изобретения; мне также было приятно участвовать в этой игре с представителями власти.

Я не прошу прощения. Я понимаю, что мы с Холмсом давно перешли границу, за которой просить прощение бессмысленно. Я не раз спрашивал Холмса, не мог бы он вместо того чтобы расследовать преступление, предотвратить его. Но каждый раз он сердито отвечал мне: «Если так, то не будет никакого преступления и нечего будет расследовать! Мы останемся без работы. Я лишусь славы, а вам не о чем будет писать».

– Но тем не менее, – говорил я. – Мы ведь живем за счет несчастья других людей, и я не могу выбросить из головы, что это аморально. И мне это отвратительно.

Холмс раздраженно смотрел на меня в течение некоторого времени, словно раздумывая, что ему следует и чего не следует говорить. Потом он грубо извинялся за свой гнев.

– Я устал и проголодался. Пожалуйста, простите меня, – говорил он и добавлял: – Кроме того, дорогой мой Уотсон, мы не можем изменить течение времени без серьезного риска для себя и других.

Затем он долго распространялся о совершенно непонятных для меня проблемах; я запомнил только несколько слов и фраз: «прерывание континиума... опасности дублирования... не имеющий логического начала процесс...» Эти заумные объяснения убеждали меня не полностью, так как я вспоминал, что еще при первой нашей встрече он хвастался тем, что убил своего деда; но видя, в какое негодование он приходит при упоминании об этом, я понимал, что он готов убить любого, кто встанет у него на пути. Пояс времени позволил ему совершить безнаказанное убийство, и я часто оправдывал свои действия тем, что по большому счету – хотя бы таким образом – мы служим на благо правосудия.

Однако были люди, подозревавшие, что Холмс не тот, за кого выдает себя. Среди них – Мориарти. То, что случилось у Рейхенбахского водопада, расстроило большое количество людей. Потом Холмс говорил мне, что ему заранее было известно, что он не подвергнется никакой опасности, так как он несколько раз наблюдал за этой сценой издали, перед тем как участвовать в ней.

Хотя во многих своих произведениях я подчеркивал гнусную деятельность нашего главного врага, Мориарти, здесь я должен признаться в том, что испытываю странное восхищение этим человеком. Иногда я ловил себя на мысли, что было бы лучше, если бы Мориарти удалось убить Холмса и освободить меня из золотой клетки. Но планы Мориарти вновь и вновь терпели поражение, пока я наконец не понял, что Холмс просто играет со злодеем, как кот играет с обезумевшей мышью. Холмс никогда не намеревался поймать его совсем и положить конец его преступной деятельности. Скорее наоборот, Холмсу нужен был Мориарти для того, чтобы он, Холмс, продолжал свою деятельность.

К этому моменту я уже осознал развращающую силу власти. Холмс стал таким высокомерным по отношению к другим смертным, что уже не считал обязательным соблюдать их законы. Тогда же я понял, что моя жизнь зависит от того, насколько долго и преданно я буду служить ему.

Я понимаю, что ничего не могу сделать для опубликования этих записок. Ни даже после своей смерти, ни даже после смерти Холмса. Ведь с его устройством он может посетить далекое будущее и узнать, как относятся к нам грядущие поколения. И если он увидит эту рукопись, в которой описана правда о его так называемых подвигах, то узнает, что тайну разгласил я. А тогда ему будет очень просто вернуться и задушить меня, до того как я напишу это признание. Единственная моя защита и защита моих наследников – это хранить тайну все время. Ибо я уверен, что человек, называющийся Холмсом, может убить нас всех, чтобы истина никогда не восторжествовала.

Став свидетелем многих случаев, когда Холмсу грозила неминуемая смерть и когда он всякий раз спасался, я осмелюсь предположить, что он практически бессмертен, по крайней мере настолько, насколько бессмертным может стать любой человек. Если и есть средство остановить это чудовище, то я еще не придумал его.

Сейчас наступило время закончить признание и положить рукопись на хранение в безопасное место. В следующий раз я напишу мои соображения по поводу того, как можно остановить Холмса раз и навсегда.

Эту рукопись я передам тому, кому доверяю больше всего, и попрошу его молиться за всех нас. Да смилуется Бог над моею душой!

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА. На этом рукопись заканчивается. Вторая часть найдена не была, все попытки связаться с отправителем оказались неудачными. Прошу всех, кто располагает информацией о том, где можно найти наследников доктора Джона Уотсона, обратиться ко мне через издательство.


Кристина Кэтрин Руш
Вторая скрипка

Среда, 5.36

Холмс выглядел очень неуклюже, склонившись к тротуару и рассматривая кровавый след. Я заткнул ноздри тампонами и зажег сигарету. Вонь по эту сторону дороги становилась порой нестерпимой для меня, прослужившего десять лет в армии во время страшной бойни и пятнадцать в полиции. Воняло так, как будто кто-то три дня тому назад забил здесь целое стадо оленей и оставил их на солнце. Холмс просто обмотал лицо шарфом, перед тем как изучать кровавый след, словно в нем содержался ответ на тайны тысячелетий.

Я уже посмотрел на этот след. Он вел вниз, к набережной, где в кювете напротив колючей проволоки лежало изуродованное тело женщины. Убийца на этот раз осмелел – выбросил тело на самой оживленной местной автостраде, в нескольких ярдах от Кабот-Хауза, самого нового – и самого безобразного – района Санта-Лючии.

Но местонахождение трупа, казалось, не привлекало внимания Холмса, как не привлекал его и ржавый олдсмобиль 1970 года выпуска с кровавым пятном на крыле. Член судебной экспертизы соскребал пятно в пластиковый мешок. Фотограф, широко расставив ноги надо рвом, делал снимки тела. Трое полицейских осматривали машину, а два детектива прочесывали дорогу в поисках улик.

Я стоял возле служебной машины, слушая, как Рэй Энн, единственная женщина в бригаде, склонилась над рацией и просит выделить нам еще несколько часов на осмотр места происшествия. Конечно, это не скажется благоприятным образом на автомобильном движении, но того требовал Холмс. А так как управление уплатило почти четверть своего бюджета для того, чтобы единственная частная компания путешествий во времени доставила нам в Санта-Лючию Величайшего Детектива, то следовало уважать его просьбы.

Я непрерывно наблюдал за ним, с тех пор как они привезли его сутки тому назад. Он был худощав, среднего роста, с орлиным носом. Я ожидал, что он будет выше, но по викторианским стандартам его, пожалуй, можно было назвать высоким. Костюм его оказался несколько более изящным, чем я ожидал, но охотничью войлочную шляпу он носил и в самом деле, а также держал в руках изогнутую трубку, которую отложил в сторону, когда узнал, что в Калифорнии владелец вещи из слоновой кости может быть подвергнут словесному оскорблению.

Я возражал против Холмса, но шеф настоял. Наше маленькое управление долгие годы соперничало с ФБР, и поскольку не было доказательств, что убийца похищает свои жертвы за пределами штата, шеф делал все возможное, чтобы не допустить ФБР к расследованию. Холмс был просто нашим последним козырем, попыткой доказать, что наши ребята ни в чем не уступают федералам.

С того момента как Холмс прибыл, он много слушал, задавал мало вопросов и попросил предоставить ему информацию о нашей эпохе, в частности по Калифорнии и Санта-Лючии. Я только фыркнул, когда мне сказали об этом. Может, он и в самом деле величайший детектив всех времен – хотя я бы поклялся, что величайшие детективы умерли в относительной безвестности, – но все его сведения устарели на сто лет. Как может человек, составивший себе репутацию наблюдением за малыми деталями, расследовать такой ужасный случай, над которым бьются все наши лучшие детективы?

И, уж поверьте мне, мы старались. С тех пор как четыре месяца назад была сформирована бригада, я спал не больше четырех часов в сутки. Тогда-то мы и поняли, что Санта-Лючия – такая же жертва, как и те люди, чьи изуродованные тела мы находили. Убийца охотился за самыми богатыми и знаменитыми – две молодые кинозвезды, бывшая телевизионная звезда, член принстонской футбольной команды, названный номером один этого года, жена одного из самых видных сенаторов штата – сама по себе известный скульптор. Каждая из жертв была достаточно знаменита, чтобы об этом событии трезвонили во всех новостях по всей стране, и все тела нашли здесь, в Санта-Лючии, хотя большинство из них исчезли – когда еще были живыми – из других мест.

Холмс проследил за кровавым следом, скрывающимся в траве с запекшейся корочкой крови у набережной, затем поднес к носу руку. Я кивнул. Он, казалось, обладал притуплённым обонянием – по всей видимости, от табака.

– Чего ты тут околачиваешься, Нед? Ты что, слишком нежный для осмотра места преступления?

Я обернулся. За мной стоял Бирмар, устремив на меня свои маленькие глазки на круглом лице. Он был сыщиком иного рода, чем я. Он боготворил Холмса с детства, и мне казалось, что именно он предложил обратиться за помощью к «Волшебникам времени» из Санта-Круса.

– Я работаю, – сказал я тоном, не допускающим никаких возражений.

– А похоже, ты просто наблюдаешь за Холмсом, – ответил Бирмар и отошел, прошелестев своим плащом, словно наждачной бумагой.

Да, я наблюдал за Холмсом, но уже самостоятельно осмотрев место преступления. Я прибыл первым из всей бригады, потому что мой дом находится всего в квартале отсюда. Это меня и раздражало. Если убийца следил за прессой, то он должен знать меня. И если даже моего адреса и телефона нет в справочниках, то для такого хитрого парня не составляет труда их вычислить.

– Офицер Залески, – обратился ко мне Холмс, выпрямляясь. – Не могли бы вы на минутку составить мне компанию?

Я вздохнул, перегнулся через дверцу и загасил сигарету в пепельнице полицейского автомобиля. Затем подошел к набережной, стараясь не задеть кровавый след. Живот мой отозвался легким ворчанием. Как-никак, этот человек хотел посовещаться со мной, а не с Бирмаром. А у меня и так дел хватает, чтобы еще нянчиться с тем, кто и так обошелся управлению в изрядную сумму.

– Нам известно, чьей жертвой стала эта несчастная женщина? – спросил он.

Несмотря на тампоны и сигарету, вонь была просто тошнотворной. Нормально разлагающееся тело не должно так пахнуть.

– Нет, – ответил я.

– Ну хорошо, – сказал он. – Наверное, это и есть то, что мы ищем. Здесь мало общего с другими случаями.

Я нехотя посмотрел вниз, напрягая все свои силы. Труп – это уже не человек, это пешка в игре, причина сражаться и ничего более. Но убийца оставил ее лицо нетронутым, и я боялся, что этот взгляд ее голубых глаз, исполненный ужаса, будет преследовать меня по ночам.

Я заставил себя осмотреть улики, найденные Холмсом. Ее зубы неровные и потемневшие – очевидно, она не тратила миллионы долларов на дантистов. На остатках платья обнаружен ярлык магазина. Холмс наклонился и протянул мне кусочек ткани. Обрывок манжеты. Одной пуговицы недоставало. Другая была пришита довольно несуразным образом.

– О Господи, – сказал я. – Копировщик.

Холмс опустился на корточки и посмотрел на меня из-под полей своей шляпы.

– Копировщик? – не понял он.

Я отошел от набережной и поднялся по склону.

– Сейчас у нас на свободе разгуливают два подонка. Один из них убивает людей по каким-то своим соображениям, а другой начитался газет и старается ему подражать.

Холмс очень быстро и ловко взобрался наверх, хотя, как мне кажется, он никогда не занимался физическими упражнениями.

– Абсурд, – сказал он. – Это нелепость. Шансы того, что убийцы с одинаковыми....

– Так бывает постоянно, – сказал я и подошел к машине.

Щеки Рэй Энн покраснели – она все еще сражалась с диспетчером.

– Они начинают перераспределение маршрутов из-за большой пробки на 1–5, – сказала она.

– Позвольте мне поговорить с ними.

– Нет необходимости, – сказал Холмс из-за моего плеча. – Как только ваши фотографы закончат свое дело, мы можем возвращаться. Нам с вами нужно обсудить проблему этих самых копировщиков.


Среда, 11.53

Чего я хотел меньше всего – так это сидеть за своим столом и обсуждать основы криминальной теории с человеком, умершим за три десятилетия до моего рождения. Но он наотрез отказался работать с Бирмаром («Боюсь, мой дорогой сэр, что этот человек не понимает нюансов»), а шеф сказал, что моя служба будет под вопросом, если я попробую увильнуть от Холмса. Просто чудесно. Такое впечатление, что величайшему детективу нужен некто, кто бы подчеркивал его выдающиеся способности, и вот я должен в этом столетии играть роль Уотсона.

Шеф сейчас проводил в своем кабинете совещание с новой бригадой, которую собирались послать в район Гато, откуда пришло сообщение о двойном убийстве. Никакого уединения. Так что я повел Холмса в свой любимый бар на Пятой улице, который снаружи был украшен плющом, вывесками под золото и освещен неоновыми огнями. Внутри света никто не видел с 1955 года – все окна были закрашены матовой краской. Табачный дух, казалось, настолько пропитал все это место насквозь, что оседал на стенах, делая их дюйма на полтора толще. На липком от пива полу был рассыпан попкорн. Скорее всего, владельцы этого заведения регулярно давали кому-то взятку в городском управлении, иначе его закрыли бы в первый же год.

К моему удивлению, Холмс ничего не сказал, когда мы вошли внутрь. Он проследовал за мной к кабинке и уверенно сел за столик, словно оба мы были здешними завсегдатаями. Я заказал пиво, а он холодный чай – «и побольше сахара и сливок», затем улыбнулся мне.

– Я пристрастился к нему в последние дни.

Я не собирался тратить время на пустые разговоры.

– Итак, вы хотите, чтобы я объяснил, кто такие копировщики.

Он покачал головой с едва заметной улыбкой на тонких губах.

– Мне думается, общий смысл я понимаю. Однако мне кажется необходимым заметить вам, что вы ошибаетесь.

Я почувствовал, как у меня краснеют щеки. Он знает, как задеть меня. Я трижды был награжден штатом Калифорния за свою деятельность, в газете «Нью-Йорк Таймс» меня назвали одним из лучших детективов страны, и вышел даже документальный фильм по одному из моих расследований.

– Послушайте, – сказал я. – Я расследовал столько убийств, что не могу вспомнить точного числа, и при этом поймал шесть серийных убийц-маньяков. Если в очередном убийстве образец не соблюден, то это, вне всякого сомнения, копировщик.

– Но образец соблюден, – сказал Холмс. – Вплоть до направления ножевых ранений и до интенсивного запаха гнили. Не все, что там было, принадлежало ее телу; под ней находились куски другого трупа. Животного, как в других случаях. В прошлом преступник использовал этот трюк для того, чтобы тело быстро обнаружили; то же самое двигало им и на этот раз. Я думаю, прессе вы об этом не сообщили?

Официантка принесла мне пиво, пролив немного пены на изрезанный деревянный стол. Потом она поставила стакан чая для Холмса, кувшинчик с молоком и сахарницу. С саркастической улыбкой она достала ложечку и протянула ее Холмсу, взяла мою пятидолларовую банкноту и удалилась.

– Нет, – сказал я неохотно. – Мы не сообщили об этом.

– Кроме того, я заметил отпечаток спортивной обуви – и он был направлен в противоположную сторону от машины. Думаю, вы поняли, что убийца облил бампер кровью, чтобы сбить нас с толку. То же самое и с кровавым следом, так как он слишком ясный и прямой, и не похоже, что тело тащили к набережной. Убийца прошел вдоль нее в предрассветный час, выйдя из боковой улицы и неся тело с собой. Принимая во внимание высокую насыпь дороги, сомнительно, чтобы кто-то заметил его.

Я отхлебнул пива. Руки у меня слегка дрожали. Я заметил эти факты, но не сложил их в единое целое. Холмс прав. Кажется, что-то оставалось неизменным на протяжении всего этого времени.

– Я полагаю, – сказал Холмс, – что если мы выясним, кто эта женщина, то найдем и убийцу.


Среда, 14.33

Отпечатки пальцев жертвы и ее фотографию мы разослали по всем лабораториям страны. Затем отправили фотографию в средства массовой информации, и они тоже разослали ее по всей стране.

Холмса некоторые вещи поразили: огромный банк отпечатков пальцев и то, что информацию можно переслать на большое расстояние всего за несколько секунд. Он, конечно же, был сдержан в своем удивлении, пояснив, что такие изобретения являются логическим продолжением эры прогресса, в которой он жил. Лично мне он сказал, что такая техника может сделать нас ленивыми.

Бирмар подумал, что это очень смешно. Мне так не казалось. Холмс совсем не считался со мной.

К этому моменту расследования у нас было восемь различных психологических профилей убийцы. В них указывалось, что убийца был мужчиной, и довольно сильным (что очевидно – ведь он похитил футболиста), неудачником и испытывал ненависть к знаменитостям. Холмс не согласился с экспертами по всем пунктам, за исключением двух. Он подтвердил, что убийца ненавидел известных людей и что он обладал физической силой.

Мы пообедали в баре гамбургерами. Я выпил одну кружку пива, а Холмс четыре чашки чая, отчего стал несколько нервным. Когда мы вернулись, шеф вызвал нас с Бирмаром, чтобы мы высказали свои комментарии по поводу этого убийства.

В его кабинете пахло чем-то прелым и нестираными носками. Шеф хранил свою рабочую и тренировочную одежду в шкафу с папками – «чтобы никто не совал нос не в свое дело», говорил он коварно, – и никогда не открывал окон. Его стол был усеян бумагами, а рядом деловито попискивал компьютер. Сам он сидел в просторном кресле за столом. Холмс с Бирмаром заняли свободные стулья, а мне осталось прислониться к закрытой двери, скрестив руки на груди.

Шеф как раз просматривал новый психологический профиль, который ничем особенно не отличался от других, и спросил наше мнение.

– Я бы не стал соглашаться с вашими экспертами, – сказал Холмс. – Мне кажется, что убийца социально вполне адаптирован. Ведь ему же удалось подойти к людям, которых постоянно окружали другие люди, а в случае со звездами даже охраняли. Нет, это человек, у которого есть средства, чтобы быстро переезжать из одного места в другое, есть возможность близко подойти к известным людям и который так или иначе связан с Санта-Лючией.

Шеф и Бирмар смотрели на Холмса так, как будто он был богом. Я начинал ненавидеть этот звучный голос. Я и без того понимал, что убийца как-то связан с Санта-Лючией – что очевидно, – и я уже говорил шефу, что работа убийцы позволяла ему беспрепятственно подходить к знаменитостям. О третьем пункте я как-то не задумывался, а должен был бы. Возможно, Холмс прав – техника сделала меня интеллектуально ленивым.

– У него, должно быть, частный самолет, – предложил я. – Две жертвы он доставил с Восточного побережья менее чем за два дня.

– Я позвоню в аэропорт, – сказал Бирмар.

Шеф покачал головой.

– Должно быть, это очень хитрый преступник. Нужно опросить все аэропорты, которые принимают небольшие самолеты. Проследите за этим, Бирмар. Проверьте диспетчерские записи всех аэропортов в радиусе дня езды отсюда.

Бирмар побледнел.

– Сэр, мне не кажется, что он рискнул бы ехать целый день, скажем, с Юты.

– Никогда не следует позволять своим предубеждениям мешать расследованию, – сказал Холмс.

Я удивленно посмотрел на него. Он чувствовал себя непринужденно, сидя на пластиковом ст